Как мы спелись. В Петербурге возрождают домашнее музицирование

«Участвовать в проекте могут все, кто имеет базовые навыки пения и чтения нот», — сообщал сайт musicAeterna. По субботам, бесплатно, «под управлением» кого‑нибудь из артистов коллектива, который в свое время последовал за Теодором Курентзисом из Новосибирска в Пермь, а затем в Петербург и обосновался в Доме радио. Проект «Распев» начался с русского знаменного распева XVII века, человек на 20. Впереди хоралы Баха, там 60 человек. Ваш корреспондент примкнул к хору, распевающему кантри.

Как мы спелись. В Петербурге возрождают домашнее музицирование | Фото Люды БУРЧЕНКОВОЙ / Предоставлено пресс-службой musicAeterna

Фото Люды БУРЧЕНКОВОЙ / Предоставлено пресс-службой musicAeterna

Дом радио, двадцать минут до начала. В маленькой студии (это ее так называют, на самом деле помещение — с треть спортзала) полукругом стулья, человек на 35. В коридорах волшебный звук дрели: в Доме радио продолжается ремонт. К началу распева дрель умолкнет. Первой приходит девушка с гитарой — будет аккомпанировать. Артист musicAeterna Дмитрий Косов, для нас хормейстер, прикатил на электросамокате. Народ собирается: почти все приходят поодиночке, а не за компанию. Дам больше, но и мужчин немало — семь-восемь.

«Совместное домашнее музицирование — почти забытый в наши дни, но невероятно востребованный в XIX веке способ времяпрепровождения, — поясняет сайт musicAeterna. — До XX столетия все крупные композиторы писали произведения разных жанров специально для исполнения в кругу друзей и домочадцев или силами самодеятельных музыкальных обществ…»

О «Распеве» горожане узнают из соцсетей Дома радио. Там же предварительно сообщается, что будем распевать, — чтобы мы, любители, сориентировались: допустим, кому‑то сложно на четыре голоса. Или песня на английском, а он не владеет.

Единственный критерий для участников — умение читать ноты. Но, как говорит автор проекта музыковед Анна Фефелова, неумеюших это порой не останавливает. Так что получается разномастный хор, прямо гамма: от тех, для кого ноты — как китайские ­иероглифы (таких, впрочем, мало), до людей с консерваторским образованием.

— Меня зовут Дима, — представляется собравшимся Дмитрий Косов, садится за клавишные.

Дима — наш, петербуржец. Читаем на сайте хора: по первому образованию — инженер-технолог деревообрабатывающей промышленности, работал в лесотехнической академии ассистентом кафедры теплотехники и теплосиловых установок, параллельно осваивал профессию церковного регента. Окончил дирижерско-хоровое отделение училища им. Н. А. Римского-Корсакова.

Дмитрий предупреждает нас, рассевшихся: «Будьте готовы покинуть свой стул». У каждого нотные листы, там партии для Soprano, Alto, Tenor, Bass: надо бы перегруппироваться по голосам. Исходные данные вашего корреспондента: помесь сопрано и альта, тройка в музшколе по сольфеджио, по хору вместо оценки — прочерк из‑за прогулов.

Сегодня наша песня — Dear Someone, «Дорогой кто‑то», кантри-певицы Джиллиан Уэлч и ее постоянного соратника гитариста Дэвида Роулингса. Очень известные, «Грэмми» завоевывали. У Уэлч даже «Оскар» есть — за участие в записи саундтрека к фильму братьев Коэн «О, где же ты, брат?». Критики дивятся: как эта горожанка-калифорнийка так убедительно поет про несладкую жизнь работяг с окрестностей Аппалачей. А поклонники выспрашивают: чего песни‑то такие печальные? А нет ли чего про счастливую любовь? Уэлч в ответ иронизирует (цитируем по «Википедии»): «Ну на самом деле я не знаю. У меня есть песни о сиротах и морфинистах».

В Dear Someone — ни того ни другого. Это песня по смыслу вроде «Могу весь мир я обойти, чтобы найти кого‑то» из нашего х/ф «Служебный роман». В кантри-варианте — я хочу объехать весь мир; я знаю, что есть кто‑то, кто меня ждет; я построю лодку, я поплыву в мечтах о ком‑то дорогом…

Поем первую строчку по партиям — и тут же спотыкаемся. Черт, петь кантри — это все равно что в микроскоп смотреть на гладкую поверхность и обнаруживать, что никакая она не гладкая. Там и сям синкопы. У Дмитрия другой образ для кантри: представьте себе, что стоите в лодке, ее слегка болтает, не за что зацепиться, нет твердой опоры — но надо понять, что это нормально.

— Не доверяйте интуиции! Ритм надо не чувствовать (чувства, ощущения у всех разные) — а знать, — говорит наш хормейстер.

И мы заучиваем ритм, похлопывая по коленям.

«О, у нас проблемы намечаются!» — сияет Дмитрий, будто мы, наоборот, преуспели. Проблемы намечаются с воспеванием лодки, которую герой песни намерен построить. Синкопы не даются. Тогда хормейстер предлагает другой образный прием: «Представьте, будто вы американец и продаете «Шевроле» 1984 года: Steady and True!». Напористо так: «Устойчивая и верная!». Надежная, короче, лодка.

Постепенно мужская часть коллектива передислоцируется ближе к клавишным. «Так, очередь героических басов… Я помогу тенорам, басы помогут сами себе — и да поможет нам Бог!». Хормейстер уже и подбадривает в стилистике госпелов.

У Дмитрия Косова это второй «урок». Первый был в конце апреля, пришелся на Страстную субботу перед Пасхой. Тогда взяли русский знаменный распев. С ним справлялись быстрее. А тут — девять строчек песни, но на них все полтора часа и ушли. «Я очень рад, сегодня задуманное процентов на 85 получилось», — поделился потом Дмитрий.

Спрашиваю: «Почему это было так трудно?».

— Традиция другая. Мы «наслышаны» либо на классике, либо на музыке, которая мелодически, ритмически отсылает к музыке русской народной. А американская строится на другом отношении к ритму: более распространенное синкопирование, акценты в более неожиданных местах. Другое распределение сильных и слабых долей. А тут еще довольно интересно закрученная гармония.

«Закрутили гармонию» не авторы песни, а Джеймс Роуз, британский аранжировщик, преподаватель: обработал песню изначально для ансамбля из четырех человек. Роуз дает мастер-классы по всему миру, говорит Дмитрий (они дружат), успел до пандемии дать у нас открытые уроки. Человек тридцать неделю занимались, а потом дали концерт в клубе JFC.

Анна Фефелова рассказывает, как затевался проект: хотелось, чтобы в Доме радио появились свои музыкальные традиции. Чтобы все знали, что каждую субботу сюда можно прийти попеть вместе. Для артистов из musicAeterna это возможность проявить себя как хормейстеры, для горожан — возможность узнать артистов хора ближе:

— Когда встретились в первый раз, накануне Пасхи, и запели вместе, я впервые за долгое время почувствовала себя счастливой. И увидела, что все вокруг тоже счастливы.

#музыка #хор #песня

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 93 (7176) от 26.05.2022 под заголовком «Как мы спелись».


Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
Эротика в обмен на продукты. Как художник Сомов выживал в Петрограде
21 августа 2019

Эротика в обмен на продукты. Как художник Сомов выживал в Петрограде

Русский музей развернул в Михайловском замке выставку к 150-летию Константина Сомова.

Иронический оптимизм от Тарантино. О чем рассказывает фильм «Однажды в... Голливуде»
16 августа 2019

Иронический оптимизм от Тарантино. О чем рассказывает фильм «Однажды в... Голливуде»

В своей картине режиссер противопоставляет жизненную правду - и ее вечную, несокрушимую экранную имитацию.

Перчик под дождем. Как прошел фестиваль «Оперетта-парк» в Гатчине
06 августа 2019

Перчик под дождем. Как прошел фестиваль «Оперетта-парк» в Гатчине

Оперетта хороша в любое время года, но летом - особенно.

Михаил Пиотровский. Не отрекаясь и не проклиная
31 июля 2019

Михаил Пиотровский. Не отрекаясь и не проклиная

Настал важный момент для культуры нашей страны: идет война за то, как она будет развиваться дальше.

Люди земли и неба. Какими были Семен Аранович и Илья Авербах
29 июля 2019

Люди земли и неба. Какими были Семен Аранович и Илья Авербах

Вспоминаем двух советских режиссеров.

Маринист на рейде. 35 картин и рисунков Айвазовского представили на выставке в Кронштадте
03 июля 2019

Маринист на рейде. 35 картин и рисунков Айвазовского представили на выставке в Кронштадте

Участие коллекционеров позволило наглядно показать контрасты художника, которого одинаково занимали темы бури и покоя.

Граф поклонялся искусству. В Эрмитаже представили коллекцию Строганова
27 июня 2019

Граф поклонялся искусству. В Эрмитаже представили коллекцию Строганова

Живопись, акварели, скульптура, фарфор, мебель, редкие книги — все это показывает хороший вкус коллекционера.

Анна Нетребко впервые исполнила в России партию Аиды в опере Верди
13 июня 2019

Анна Нетребко впервые исполнила в России партию Аиды в опере Верди

Это случилось на исторической сцене Мариинского театра на фестивале «Звезды белых ночей».

В особняке Карла Шредера открыли доступ в кабинет хозяина
11 июня 2019

В особняке Карла Шредера открыли доступ в кабинет хозяина

Туда можно попасть с экскурсией просветительской программы «Открытый город».

Открыли архивы: неожиданные повороты в судьбах известных зданий Петербурга
10 июня 2019

Открыли архивы: неожиданные повороты в судьбах известных зданий Петербурга

О том, как решения властей отражались в судьбе самых известных объектов города, можно узнать на выставке.

«Теперь у нас подлецов не бывает». Размышления о спектакле «Мертвые души» в Театре имени Ленсовета
08 июня 2019

«Теперь у нас подлецов не бывает». Размышления о спектакле «Мертвые души» в Театре имени Ленсовета

Спектакль молодого режиссера Романа Кочержевского – это тоска по живой душе в круговороте душ мертвых.

Михаил Пиотровский. Провокация в Венеции
05 июня 2019

Михаил Пиотровский. Провокация в Венеции

Почему присутствие Эрмитажа на Венецианской биеннале вызвало у многих раздражение?