Михаил Пиотровский: «Есть великие примеры»

Юридический форум всегда проходит в Главном штабе Эрмитажа. Это удобно, красиво и дает повод проводить «круглые столы», связанные с культурой. Площадка придает дискуссиям оттенок художественности. И нам, и юристам это нравится.

Михаил Пиотровский: «Есть великие примеры» |

В этот раз у нас было два «круглых стола». Один организовал Эрмитаж, он стал почти рабочим совещанием, посвященным созданию законодательства о культуре. По этому поводу есть поручение президента. На замечание о том, что у нас плохие законы, он ответил, что законы надо соблюдать. В том случае, если они плохие, - менять. Впервые в истории России общественным организациям - Совету по культуре при президенте, Союзу музеев, Союзу театральных деятелей — поручено подготовить материалы, которые лягут в основу законодательства о культуре.

В чем его смысл? Культура должна существовать в особом режиме, ей необходимы привилегии. В какой-то степени они есть: учреждения культуры облагаются особыми налогами, у них другие ставки аренды. В международном праве существует система иммунитетов от арестов выставок. Но нужны новые правила, которые обеспечат культуре мощное конкурентоспособное преимущество в мире и в истории. Правила, позволяющие не только выполнять госзаказ, но и создавать вещи, которые потом будут признаны великими, и не только в нашей стране.

Есть примеры, когда люди творят вопреки мнению власти и публики и создают то, что потом признается великим. Яркий пример - Достоевский. В России его всегда высоко ценили, но никто не ожидал, что он станет властителем дум человечества на несколько веков вперед.

Главный рецепт - автономия деятельности культуры и определение рамок поля, в котором она может жить по своим правилам.

Представители Государственной думы, Министерства культуры, музейного и юридического сообщества обсуждали, что можно взять из опыта прошлого, сравнивали системы законодательства у нас и за рубежом. Франция - страна, вежливо говоря, бюрократическая, где роль государства очень велика, но там принят закон о свободе творчества.

Границы дозволенного в обществе определяются уровнем воспитания, знаний, понимания сложных вещей. Существующие ограничения и запретительные правила зачастую не учитывают разницу в том, что происходит в сфере культуры и вне ее. Пример, который я приводил не раз: обнаженные скульптуры могут стоять в музее. Но возможно ли это на улице, рядом со школой, в пространстве, где нет границ, определяемых уровнем воспитания и культуры, - большой вопрос.

Еще один «круглый стол» был посвящен архитектуре, сохранению памятников, деятельности градозащитников и градостроителей. Шел разговор о том, как разрешать конфликт между стремлением градозащитников сохранить памятники и интересами застройщиков.

Моя позиция - надо положиться на «сопротивление материала». Естественное желание архитекторов снести старое и построить новое встречает сильное сопротивление со стороны тех, кто не желает пускать их туда, где есть памятники. В результате противодействия возникает баланс. Пример - наш город, единственный мегаполис в мире, который сохранил исторический центр.

Мы говорили и о том, что стоит обсуждать публично, что — нет. Есть примеры, когда общественное мнение памятники защитило. Но случалось, излишняя дискуссия мешала появлению хорошей архитектуры. Я голосовал за проект Доминика Перро для нового здания Мариинского театра, жаль, что общественное мнение помешало воплотить его в жизнь. Думаю, жаль всем, кто внимательно следил за конкурсом.

Полезна активная деятельность не публики вообще, а деятелей культуры и учреждений, в частности музеев. Повторю, в законодательстве должна быть закреплена их автономность и определенные права.

Свежие события - возобновились уголовные дела, связанные с хищениями средств, отпущенных на строительство и реставрацию учреждений культуры. Пример из жизни Эрмитажа. Музею были выделены деньги на строительство публичной библиотеки в Старой Деревне. Одна из компаний на законных основаниях выиграла тендер на реализацию проекта. Законы, связанные с госзаказом, нередко приводят к победе подозрительных фирм и полностью отстраняют учреждения, заинтересованные в конечном результате. Нам нельзя проводить расследования, говорить, что у компании плохая репутация, она не вызывает доверия. Фирмы-жулики умеют острые углы обходить.

В случае с Эрмитажем так и произошло. Проект большой, был выплачен значительный аванс, строители перевели деньги на другие фирмы. Как только выяснилось, что стройка буксует, музей разорвал контракт, но не ограничился письмами с жалобами в вышестоящие инстанции. Юристы Эрмитажа нашли имущество фирмы, адреса, на которые ушли деньги. Следственный комитет принял меры, возбуждено уголовное дело, виновные арестованы. Будем надеяться, деньги музею вернут.

На фоне бесконечных разговоров о коррупции возникает много запретов и ограничений, которые мешают работать. Коррупция была и в советское время. Всегда существовали запреты, которые преодолевались с помощью взятки. Но когда мы открылись миру, появились западные компании. Они быстро поняли: чтобы достичь желаемого, надо платить, и стали давать большие деньги, на которых и выросла фантастическая коррупция.

Появляются бюрократические законы, за которыми стоят интересы не государства, а частных групп. Закон о ввозе и вывозе произведений искусства проведен вопреки мнению Министерства культуры и Комитета по культуре Государственной думы. Он меньше учитывает интересы государственных учреждений и сохранения наследия, чем интересы частных коллекционеров.

Мы активно занимаемся защитой музейных коллекций, музейной территории, правил, которые нельзя ломать. Точно так мы вынуждены защищаться от неуважительного отношения публики и от разного рода образованщины (слово Солженицына).

Никто не имеет права навязывать музеям свою точку зрения. Но есть категория людей, которые считают иначе на том основании, что у них есть возможности «надавить». Они хотят определять, что должно происходить на Дворцовой площади. По этому поводу нам чаще приходится дискутировать не с властями, а с псевдоинтеллигентами, отстаивать право решать, что можно и что нельзя.

У тех, кто делает кино, возникает желание снимать в Эрмитаже. Существует правило: игровые фильмы в музее не снимаются. Современная техника позволяет делать это в павильонах, применяя компьютерную графику. Кино - особый мир: аппаратура, люди... Нельзя использовать музей в качестве декорации. Возникает вопрос: а как же Сокуров? При съемках в Эрмитаже он исключил из группы всех, кого подозревал в неуважительном отношении к музею. Он снимал фильм о музее.

Людям отказывают в съемках, они упорствуют, идут к начальникам. Нас просят войти в положение. Возвращается манера советского времени. Есть запрет, но его можно обойти, настоять на своем с помощью денег, шантажа, обращения к власти...

Наши права признают, но атаки приходится отбивать.

Есть возможность разработать юридические правила нашей жизни. Сроки короткие, к осени должна быть готова концепция закона о культуре. Надо показать, что мы умеем это делать. 

Материал был опубликован в газете под № 095 (6204) от 30.05.2018 под заголовком «Есть великие примеры».

Ранее Михаил Пиотровский в своей эксклюзивной колонке для «Санкт-Петербургских ведомостей» рассказал о «дороге жизни» для культуры и выставке Ильи и Эмилии Кабаковых, открывшейся в Эрмитаже в апреле.

#Эрмитаж #Пиотровский #культура

Комментарии

Самое читаемое

#
#
Михаил Пиотровский рассказал о «дороге жизни» для культуры
16 Мая 2018

Михаил Пиотровский рассказал о «дороге жизни» для культуры

Директор Эрмитажа - о выставке Ильи и Эмилии Кабаковых, текущих проектах музея и о преодолении мировых проблем с помощью культуры.

 Пространство держат музеи и церковь
02 Августа 2017

Пространство держат музеи и церковь

Один из лозунгов мирового музейного сообщества — сохранность и доступность наследия. Это касается всех. Памятники культуры должны быть доступны.

Сказать всё, никого не обидев
12 Июля 2017

Сказать всё, никого не обидев

Музей работает для всех, но ему важна понимающая аудитория. Есть люди, которые все понимают, ориентироваться надо на них. Сегодня это важно.

Искусство под дождем
30 Июня 2017

Искусство под дождем

Утеплиться, взять с собой зонтик, дождевик, плед, раскладной стульчик, что-нибудь согревающее в термосе. И вперед: туда, «где море огней».

Кармен-сюита
25 Апреля 2017

Кармен-сюита

Удивительное дело: ни в одной другой экранизации не было так очевидно, что эти двое совершенно не созданы друг для друга...

Уважение рождается в борьбе
09 Марта 2017

Уважение рождается в борьбе

Благодаря музею Исаакий стал гражданской святыней, обрел значение, которое выдвинуло его в первый ряд памятников Петербурга. Музеи всегда оказываются на передовой линии борьбы за цивилизацию. Они подч...

Михаил Пиотровский: Исаакий себя защитит
02 Февраля 2017

Михаил Пиотровский: Исаакий себя защитит

Я написал письмо Патриарху Кириллу. Пресс-секретарь Святейшего сообщил, что Патриарх готов встречаться и обсуждать эти вопросы.

  Есть вещи, над которыми не шутят
04 Февраля 2015

Есть вещи, над которыми не шутят

Главное наблюдение последних месяцев – общая девальвация. В частности, девальвация вкуса. Ее символ – фигура Гулливера на Большой Морской.