Балтийское золото. Над чем сейчас трудятся в Царскосельской янтарной мастерской?

Когда оказываешься в самом удивительном месте Екатерининского дворца, Янтарной комнате, душа невольно замирает от восторга. Что там пещера Аладдина с ее ожидаемой роскошью по сравнению с тем разнообразным убранством, где царит янтарь — «золото Балтики». Узоры, завитки и другие «сюжеты», выполненные из этого материала, завораживают. Когда видишь все это, становится понятно, почему на воссоздание Янтарной комнаты, которую окрестили восьмым чудом света, потребовалось 24 года. И уже без малого двадцать лет — с момента ее открытия — петербургские мастера не дают поблекнуть этому возрожденному шедевру. О том, почему они его «опекают», каковы особенности янтаря, как его обрабатывают и над чем умельцы Царскосельской янтарной мастерской трудятся в настоящее время, рассказывает ее руководитель художник-реставратор высшей категории лауреат премии правительства РФ Борис ИГДАЛОВ.

Балтийское золото. Над чем сейчас трудятся в Царскосельской янтарной мастерской? | Особенности работы с янтарем мастера постигают методом проб и ошибок. Но умелое обращение с ним помогает восстанавливать музейные предметы из этого материала./ФОТО Дмитрия СОКОЛОВА

Особенности работы с янтарем мастера постигают методом проб и ошибок. Но умелое обращение с ним помогает восстанавливать музейные предметы из этого материала./ФОТО Дмитрия СОКОЛОВА

Подарок короля

Борис Павлович, янтарь ведь вовсе не камень, верно?

— Да, это окаменевшая ископаемая древесная смола — органическое вещество. Разновидностей янтаря в мире немало, поскольку его сотни тысяч лет «порождали» реликтовые деревья хвойных пород.

Самое крупное в мире промышленное месторождение янтаря находится недалеко от нас — в Калининградской области. Над его созданием природа «колдовала» примерно 40 – 50 млн лет. По своим технологическим характеристикам он уникален и сильно отличается от янтарей, которые можно найти в других регионах. Янтарь добывают, например, в Доминиканской Республике, месторождения есть на Украине, в Канаде, Мексике и Японии. Причем японский янтарь старше балтийского: считается, что ему около 80 млн лет. Богатая «кладовая» янтаря имеется даже в российском Заполярье, на берегу Карского моря, хотя ее там не разрабатывают. Но так или иначе это один из самых необычных самоцветов.

Камень-алатырь — так его называли на Руси?

— В фольклоре он упоминается и под этим названием, а в его будто бы чудодейственные свойства многие верят до сих пор. Материал этот и впрямь необычный. У него незначительная плотность — небольшие фракции янтаря не тонут в воде, он хрупкий и легко горит.

Кроме того, янтарь подвержен изменению цвета. Подвергая его термообработке и окрашивая в мелкодисперсных красителях, мы научились придавать ему разные оттенки. Это позволяет использовать такой материал широкой цветовой гаммы — от цвета квашеной капусты до коньячного. Так что янтарь не перестает меня увлекать, хотя в Царскосельской мастерской я работаю без малого сорок лет при общем полувековом трудовом стаже.

Расскажите, как вы попали в эту мастерскую?

— После окончания училища я работал в экспериментальной группе по художественной обработке камней объединения «Русские самоцветы». В ту пору это был флагман советского ювелирпрома — огромное производство. Потом перешел в камнерезный цех. И с легкой руки своего ­наставника Василия Михайловича Козлова в 1984‑м оказался в этой мастерской, созданной на базе ленинградского объединения «Реставратор»…

Тут надо сделать отступление. Напомню, как янтарь «утвердился» в России. Петр I познакомился с изделиями из него, путешествуя по Европе. А прусский король Фридрих Вильгельм I преподнес ему в дар незавершенный Янтарный кабинет: набор панелей и панно, разрозненные элементы декора. Россия становилась мощной державой, и ее соседи старались поддерживать с ней дипломатические отношения.

Творение немецких мастеров оставалось нетронутым. Позже эти янтарные панно, собранные великим Растрелли в целостный интерьер, «поселились» в одном из залов Зимнего дворца при Елизавете Петровне, а затем их перевезли в Царское Село. Императрица захотела украсить свою резиденцию, как Версальский дворец, что было непросто.

Установить янтарные панели решили в помещении площадью около 100 кв. метров, что значительно превышало размеры скромного Янтарного кабинета.

И как поступил Растрелли?

— Он ввел в оформление зеркала, живописные плафоны и паркет из ценных пород дерева, обогатил интерьер позолоченной резьбой и светильниками, в четыре раза увеличив площадь декора. Так Янтарная комната, яркий пример использования этого материала в монументальной работе, обрела законченный вид, а флорентийские мозаики украсили ее янтарные рамы.

Мозаики, дипломатический подарок Австрийского императорского дома, были выполнены с применением агата, яшмы, малахита, оникса, лазурита, мрамора и других твердых цветных камней. Это исконно итальянское ремесло: подобрав с учетом естественных цветов и текстуры камней тонкие полированные пластины, из них делают копию живописного образца. С воссоздания тех мозаик, аллегорически изображавших человеческие чувства (вкус, зрение, слух, осязание и обоняние), и началась моя работа в мастерской.

Вечная живопись

Когда появилась мастерская?

— После того как в 1979 году ­Совмин РСФСР принял постановление о воссоздании Янтарной комнаты, утраченной в годы Второй мировой войны. Поставив тем самым задачу, по масштабу и сложности не имевшую себе равных ни прежде, ни после. Работы велись по проекту, который подготовила группа архитекторов во главе с лауреатом Ленинской премии Александром Кедринским. А полный его тезка, Александр Александрович Журавлев, талантливый художник и реставратор, возглавил Янтарную мастерскую.

Встал вопрос: на основании чего воспроизвести флорентийские мозаики? Материалы по ним следовало искать в Италии, но прочных связей с западными коллегами у нас тогда не было, а попасть за рубеж было сложно. Однако нам это удалось. В мастерской Pietra dura, что означает «твердый камень», где были выполнены ­мозаики, мы ознакомились с технологиями их создания. Благодаря этой поездке получили также слайды с подлинной живописи, по которой были осуществлены работы.

И все трудности остались позади?

— Если бы так… Для создания подобных мозаик, именуемых «вечной живописью», требуется широкая палитра: десятки видов самоцветов. Чтобы точнее приблизиться к живописной основе, нужны камни определенных цветов. Разыскивая их, мы исколесили полстраны. Нашли кремний, яшму, нефриты, лазурит и прочее — кроме оникса. Поэтому в первой мозаике использовали белый нефрит.

Но и это не все. Поначалу не хватало оборудования, материалов, хорошо подготовленных людей. А направлений работ становилось все больше: там трудились янтарщики, камнерезы, другие одухотворенные творческие люди. Вот только практического опыта обработки янтаря и создания предметов декоративно-прикладного искусства ни у кого тогда не было. Учиться приходилось методом проб и ошибок. Благо в Екатерининском дворце-музее имеется самая крупная в мире коллекция изделий из янтаря: шкатулки, шахматы, предметы быта. И они в большинстве своем прошли через руки наших реставраторов, аттестованных при Министерстве культуры РФ.

Восстанавливали сколы?

— Не только. Янтарь — капризный живой материал, на открытом воздухе он окисляется. Его парадный вид вообще зависит от многих факторов. На поверхностном слое там появляются трещины — кракелюры. Потом не забывайте: во время войны музейные коллекции Ленинграда эвакуировали или надежно упрятали, а любые переезды для таких предметов травматичны.

Некоторые предметы декоративно-прикладного искусства из фондов Екатерининского дворца-музея мы буквально возвращали из небытия. Это была кропотливая работа, позволившая изучить особенности стилистики и технологических приемов мастеров прошлого. Сегодня увидеть это янтарное богатство не так просто, но при желании можно. Предметы хранятся в специальных витринах с нужным освещением и соблюдением температурно-влажностного режима. Ведь янтарь не любит яркий свет, опасается ультрафиолетовых лучей и даже человеческого дыхания.

А теперь представьте: Янтарную комнату в доковидную пору посещали порядка четырех миллионов человек в год. Уберечь ее от воздействий в этих условиях сложно даже при наличии климат-системы, ведь янтарь с годами меняет цвет, а натуральные мастики пересыхают. По договору с музеем раз в неделю наш сотрудник приходит туда и проверяет состояние и целостность янтарной отделки.

Не отвалилось ли что‑то из декора?

— В подлинной Янтарной ­комнате такое случалось. Самая масштабная ее реставрация — а их было немало — должна была начаться летом 1941 года. К тому времени этот шедевр поблек. И музейщики сохранили небольшое количество осыпи солнечного камня (янтарь из‑за его золотистого блеска называют и так). Нам это помогло при воссоздании комнаты: мы изучали качество его обработки, начальную цветовую гамму.

В свое время тема колорирования янтаря вызывала много разговоров и споров. Но все же решили это сделать, применив разработанную экспериментальным путем методику: янтарь прогревают в муфельной печи, после чего он «вываривается» в растворах красителей. Вообще приемов его обработки много, и все они ­(объемная резьба, плоский набор, гравировка) применялись при возрождении Янтарной комнаты.

Она была воссоздана один к одному с оригиналом?

— У этого проекта было много противников. Зачем, говорили, тратить громадные государственные средства, если добиться полного сходства не удастся? Кому, дескать, нужен новодел?

По моему убеждению, в нашем случае имеет место не новодел, а научная реконструкция. Каждый наш шаг был мотивирован, каждую деталь мы обсуждали на экспертных советах, по нашей работе защищали диссертации. То есть у реставрации была серьезная научная база. Высоту профилей (объемных элементов), например, определяли на основании фотограмметрии, применяя оборудование для стереосъемки, а составы мастик изучались в криминалистической лаборатории.

В условиях советской действительности делать это было проще. Много времени приходилось тратить на исследования, поиски материалов и архивных документов, поездки по стране. Одновременно с этим мы реставрировали музейные предметы из янтаря, выращивали кадры. К нам приходили молодые люди с горящими глазами и художественным образованием за спиной, не владевшие ремеслом, и мы их учили.

«Мясные» интерьеры

Какие организации были во­влечены в работу мастерской?

— Множество. Так, криминалистическая лаборатория Большого дома на Литейном, исследуя исторические материалы, давала рекомендации по части мастики и клеевого состава. Лесной институт помогал определить, какой будет деревянная основа декора. Янтарь в аутентичном интерьере был наклеен на дубовые панели, но дуб сильно «ведет». Получив заключение, как будет развиваться этот процесс, решили использовать плотную авиационную фанеру. Что не помешало выполнить работы с высокой степенью научной достоверности.

И вот в рамках празднования 300‑летия Петербурга, 31 мая 2003 года, возрожденная Янтарная комната была открыта. В этой церемонии приняли участие президент РФ, премьер-министр Италии Сильвио Берлускони, канцлер ФРГ Герхард Шредер, главы других государств. Восторгов было, конечно, много. Одна только деталь: при осуществлении этого проекта было использовано около шести тонн материала, который поставлял Калининградский янтарный комбинат.

Есть ли за рубежом янтарные мастерские?

— Проектов, подобных нашему, не выполнял никто в мире. Хотя с янтарем активно работают в таких странах Балтийского региона, как Германия, Польша, Литва. Любят янтарь японцы. Но сложные вещи из него мало кто делает, в основном это ­сувенирно-ювелирная продукция.

Между тем наша мастерская воссоздала и часть коллекции предметов из янтаря, утраченных в годы Второй мировой, которые хранились в Берлине и Кенигсберге — в Большом королевском замке. Мы делали эту работу на основе снимков, которые в 1939 году опубликовал в своей книге немецкий искусствовед Альфред Роде.

Сегодня мы работаем не только с янтарем. Наше предприятие выполняет практически все виды реставрационных работ, имея дело с живописью, самоцветами, искусственным мрамором, паркетом, мебелью и металлом. Поэтому мы осуществляли реставрацию предметов декоративно-прикладного искусства для таких музеев, как «Исаакиевский собор» и Оружейная палата Московского Кремля, для Петергофа, Павловска и других музейных комплексов.

Не могу не спросить про Агатовые комнаты…

— Они входят в комплекс сооружений наподобие античных терм (Холодная баня), которые Чарльз Камерон создал для Екатерины II. По ее настоянию в оформлении интерьеров он использовал природные камни: мрамор, порфир, яшму трех видов, включая уразовскую («мясной агат»), похожую на мясо с белыми прожилками. А также золоченую бронзу, ценные породы дерева, живопись и скульптуру.

Холодная баня — единственный памятник дворцово-паркового комплекса Царского Села, который немецкие захватчики не разрушили. Но со временем памятнику потребовалась реставрация. Стены двух интерьеров — Агатового и Яшмового кабинетов — облицованы яшмами в технике русской мозаики, а в отделке Большого зала использован искусственный и натуральный мрамор. В 2014 году работы по реставрации Агатовых комнат павильона Холодная баня были завершены.

Затем Янтарная мастерская реализовала проект воссоздания Лионского зала и реставрации домовой церкви Воскресения Христова в Екатерининском дворце. В самом разгаре сегодня работы по воссозданию восьми интерьеров Зубовского флигеля — личных покоев Екатерины II.

Заказами, стало быть, вы обеспечены?

— Петербург — настоящий кладезь мировых шедевров архитектуры и декоративно-прикладного искусства. Кроме того, в нашей команде — лучшие художники-реставраторы со всей России, специалисты по самым сложным направлениям. Так что без работы, надеюсь, не останемся.


#янтарь #камень #мастера

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 205 (7288) от 01.11.2022 под заголовком «Балтийское золото».


Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
Эротика в обмен на продукты. Как художник Сомов выживал в Петрограде
21 августа 2019

Эротика в обмен на продукты. Как художник Сомов выживал в Петрограде

Русский музей развернул в Михайловском замке выставку к 150-летию Константина Сомова.

Иронический оптимизм от Тарантино. О чем рассказывает фильм «Однажды в... Голливуде»
16 августа 2019

Иронический оптимизм от Тарантино. О чем рассказывает фильм «Однажды в... Голливуде»

В своей картине режиссер противопоставляет жизненную правду - и ее вечную, несокрушимую экранную имитацию.

Перчик под дождем. Как прошел фестиваль «Оперетта-парк» в Гатчине
06 августа 2019

Перчик под дождем. Как прошел фестиваль «Оперетта-парк» в Гатчине

Оперетта хороша в любое время года, но летом - особенно.

Михаил Пиотровский. Не отрекаясь и не проклиная
31 июля 2019

Михаил Пиотровский. Не отрекаясь и не проклиная

Настал важный момент для культуры нашей страны: идет война за то, как она будет развиваться дальше.

Люди земли и неба. Какими были Семен Аранович и Илья Авербах
29 июля 2019

Люди земли и неба. Какими были Семен Аранович и Илья Авербах

Вспоминаем двух советских режиссеров.

Маринист на рейде. 35 картин и рисунков Айвазовского представили на выставке в Кронштадте
03 июля 2019

Маринист на рейде. 35 картин и рисунков Айвазовского представили на выставке в Кронштадте

Участие коллекционеров позволило наглядно показать контрасты художника, которого одинаково занимали темы бури и покоя.

Граф поклонялся искусству. В Эрмитаже представили коллекцию Строганова
27 июня 2019

Граф поклонялся искусству. В Эрмитаже представили коллекцию Строганова

Живопись, акварели, скульптура, фарфор, мебель, редкие книги — все это показывает хороший вкус коллекционера.

Анна Нетребко впервые исполнила в России партию Аиды в опере Верди
13 июня 2019

Анна Нетребко впервые исполнила в России партию Аиды в опере Верди

Это случилось на исторической сцене Мариинского театра на фестивале «Звезды белых ночей».

В особняке Карла Шредера открыли доступ в кабинет хозяина
11 июня 2019

В особняке Карла Шредера открыли доступ в кабинет хозяина

Туда можно попасть с экскурсией просветительской программы «Открытый город».

Открыли архивы: неожиданные повороты в судьбах известных зданий Петербурга
10 июня 2019

Открыли архивы: неожиданные повороты в судьбах известных зданий Петербурга

О том, как решения властей отражались в судьбе самых известных объектов города, можно узнать на выставке.

«Теперь у нас подлецов не бывает». Размышления о спектакле «Мертвые души» в Театре имени Ленсовета
08 июня 2019

«Теперь у нас подлецов не бывает». Размышления о спектакле «Мертвые души» в Театре имени Ленсовета

Спектакль молодого режиссера Романа Кочержевского – это тоска по живой душе в круговороте душ мертвых.

Михаил Пиотровский. Провокация в Венеции
05 июня 2019

Михаил Пиотровский. Провокация в Венеции

Почему присутствие Эрмитажа на Венецианской биеннале вызвало у многих раздражение?