«Бал вампиров» не спасет. Юрий Шварцкопф - о потерях театров из-за коронавируса

Чтобы прийти в себя, театрам понадобится два года. В этом уверен Юрий ШВАРЦКОПФ, генеральный директор Театра музыкальной комедии, председатель совета директоров государственных театров Санкт-Петербурга.

«Бал вампиров» не спасет. Юрий Шварцкопф - о потерях театров из-за коронавируса | Сцена из спектакля «Бал вампиров». ФОТО Руслана ШАМУКОВА/ТАСС

Сцена из спектакля «Бал вампиров». ФОТО Руслана ШАМУКОВА/ТАСС

- Юрий Алексеевич, сейчас всем трудно, и театры не исключение. Вы не можете играть спектакли. Потери велики?

- Конечно, нам далеко до Большого театра, день простоя которого обходится почти в 9 миллионов рублей. Но, в частности, Театр музыкальной комедии, по самым скромным подсчетам, уже потерял 45 млн рублей, плюс мы должны вернуть зрителям еще 15 миллионов рублей за проданные билеты. Мы пока не имеем никакой информации, как нам будут и будут ли помогать выходить из сложившейся ситуации.

Пока мы платим зарплату всем работникам. А что будет дальше, не знаю. Ведь театры живут только за счет продажи билетов. Мы и прежде не могли поднимать цену на билеты, в этом смысле мы уже достигли потолка. А после окончания изоляции, возможно, придется, напротив, ее снижать из-за падения покупательской способности.

- У Театра музкомедии есть серьезный козырь - «Бал вампиров». Не хотите им воспользоваться, когда закончится ограничительный период?

- Да, «вампиры» приносили серьезный доход. Но сейчас мне надо вложить в них 100 миллионов рублей минимум, чтобы привести в порядок декорации и костюмы, которые мы эксплуатируем с 2011 года. И потом, даже если отрасль начнет нормально - хотя теперь уже относительно нормально - работать в сентябре, то думать, что люди первым делом пойдут в театр - это утопия. Пойдут, но меньше. Прежде всего из-за личных финансовых трудностей. И потом, по нам бьет то, что пришлось «заморозить» премьеры. Для любого зрителя манок - новые постановки, которые нам сейчас пришлось переносить. После премьеры мы всегда замечаем, что интерес к текущему репертуару возрастает приблизительно на 30 - 35%. Поэтому регулярность премьер, их частота поддерживают интерес к театру в целом. И премьеры важны для нас самих - это держит и художественную, и постановочную часть театра в тонусе.

- Наверное, проще будет выправиться маленьким театрам.

- Возможно, у них нет таких расходов, как у больших. А в Музкомедии работают 450 человек, не считая приглашенных артистов, которые выходят в мюзиклах. Для каждого театра должна быть рассчитана конкретная формула выживания в данной ситуации. Это то, что в свое время не смогли сделать в Петербурге по примеру Москвы. Два года назад в столице провели эксперимент - для всех театров был проработан свой норматив. Естественно, у петербургских театров возник интерес: нельзя ли применить этот метод и к нам? Коллеги из Москвы готовы были встретиться с нашими руководителями индустрии, рассказать, что получилось, что не получилось. Но, к сожалению, этого так и не случилось. Мы слишком погружены в текущие дела, а здесь надо просчитывать, как в шахматах, хотя бы на один-два шага вперед...

- Вот о «просчитывать шаги». Сообщество разделилось на «за» и «против» онлайн-трансляции спектаклей. Есть мнение, что в дальнейшем это может обернуться медвежьей услугой театру. Как вы к этому относитесь?

- Когда все бросились это делать, никто не учел проблему с авторскими правами. Одно дело, когда Мацуев исполняет Чайковского и никому ничего платить не надо. А другое дело - спектакли. У меня, например, целый ряд постановок лицензионные, которые я не имею права показывать вообще. Хорошо, о бесплатной трансляции каких-то других проектов можно договориться как о разовом гуманистическом жесте, а что дальше? И где гарантия того, что, посмотрев спектакль в записи, зритель захочет еще раз прийти на него вживую? Поэтому мы сейчас показываем только то, что увидеть на сцене сегодня невозможно - архивные постановки с участием артистов, которых уже нет с нами, записи уникальных показов фестиваля «Оперетта-парк» в Гатчине, концерты, прошедшие один-два раза по исключительным поводам. При этом меня не покидает жесткое убеждение, что онлайн-трансляции не передают главного - той эмоции, которая возникает между артистами и реальной публикой в реальном зале.

- Ситуация с онлайн-трансляциями подчеркнула «классовую» разницу между театрами - все-таки не все могут себе позволить подобные акции. Не все могут дружить с провайдерами, не у всех есть деньги на соответствующее оборудование и специалистов... Что скрывать: качественно записать спектакль не все театры могут себе позволить.

- Если говорить об оснащении петербургских театров, то за редким исключением оно на уровне еще только развивающихся стран, и то, думаю, там получше будут и свет, и звук, и видео. Я десять лет назад, будучи в Польше, завидовал коллегам: там помощник режиссера с помощью всего лишь одной компьютерной мышки устанавливал сложнейшие огромные декорации. А мы до сих пор поднимаем вручную, как в доисторические времена.

- На это я вам скажу как зритель: мне все равно, кто устанавливает декорацию, один помреж с мышкой или целая бригада рабочих сцены.

- С одной стороны, все так. Но, с другой стороны, мир развивается, технические возможности в театре тоже развиваются, почему надо разжигать огонь с помощью палочки? И потом, немаловажный нюанс: вот электронные музыкальные инструменты. Они довольно быстро устаревают. И, казалось бы, бог с тем, что у меня в театре играют на инструментах, которые мы купили 10 - 15 лет назад. Проблема в том, что их починить уже невозможно, потому что нет деталей.

- Когда в начале прошлого века Америку накрыла Великая депрессия, на помощь людям пришел Голливуд с его обязательным хеппи-эндом. Может, этот рецепт и нам подойдет. Кино сегодня неповоротливый бизнес, так, может, театры отреагируют?

- И повернутся к зрителю, извините за грубое сравнение, голым задом? Это сразу привлечет приток публики в зал, но в нашем театре такого не будет.

- Я не про коммерцию, а про сладкую пилюлю.

- Проблема в том, что в связи с государственными театрами речь идет не об антрепризе, а о репертуарном театре. Большом и тоже не очень мобильном механизме. Мы же не можем менять планы на ходу. Из-за пандемии нам пришлось отказаться от премьеры нового спектакля «Жар-Птица. Песни о войне», который хотели посвятить 75-летию Победы. В мае должна была состояться премьера мюзикла Клода-Мишеля Шенберга «Мисс Сайгон» в постановке Корнелиуса Балтуса, который выпустил у нас и «Бал вампиров», и «Голливудскую диву». Мы ее пока перенесли на середину июля, но никто сейчас не может гарантировать, когда карантин снимут и постановщики приедут работать над выпуском. При этом мы не можем отменить заявленные планы и выбрать другие произведения - ведь спектакли уже запущены в производство.

- Я не говорю про «Мисс Сайгон». Да, это драматичный мюзикл о силе материнской любви, о самопожертвовании, но именно поэтому он вдохновляет. Судя по тому, что мне рассказывал Корнелиус Балтус, это должно быть эффектное зрелище. Мне кажется, люди, которые после пандемии пойдут в театр, захотят чего-то ярко-эмоционального, а не глубокомысленного или социального.

- Здесь не могу ничего никому рекомендовать - каждый руководитель театра сам решит, поворачиваться ему к легкому репертуару или нет. Но в любом случае у всех уже вложены средства в определенные постановки. А работа над любым проектом ведется как минимум два года. По поводу той же «Мисс Сайгон» шли переговоры очень давно. Был долгий кастинг, мы искали исполнителей чуть ли не по всей стране.

- Какие еще проекты вам приходится переносить?

- Точно перенесем «Фраскиту» в постановке Габора Кереньи, которую мы хотели выпустить в декабре, отметив таким образом 150-летие со дня рождения замечательного композитора оперетты Франца Легара. Надеюсь, мы покажем ее через год. Также, скорее всего, придется перенести октябрьскую премьеру мирового хита мюзикла «Кабаре» Джона Кандера, над которой начал работу режиссер Джорджо Мадиа.

- Конечно, то, что все запланированные мюзиклы ставят иностранцы - нидерландец Балтус, венгр Кереньи, итальянец Мадиа, прибавляет вам трудностей. А вы интересовались, как выживают ваши коллеги за рубежом?

- Да так же сидят по домам. Их планы на сегодняшний день абсолютно непонятны. Контракты аннулированы, спектаклей нет, а значит, нет доходов. Но, как известно, у Metropolitan Opera, например, нет постоянной труппы солистов. И для театра это в большом смысле облегчение.

- Так, может, контрактная система все же правильная и пандемия продемонстрировала, что наша модель репертуарного театра устарела?

- Нет, она не устарела. Вы только представьте себе, как сложно собрать спектакль, когда один солист сегодня поет в Цюрихе, завтра в Милане, а послезавтра в Токио, а другой, наоборот, сегодня в Токио, завтра в Милане, а послезавтра в Цюрихе. Вот у нас был жесточайший кастинг на «Мисс Сайгон». Отобрали несколько десятков человек. Они должны были выйти на сцену 26 мая. Теперь они должны будет ломать свои планы на июль. А может, возникнет другая дата и кто-то в этот день уже будет занят?

- Но это же форс-мажорная ситуация...

- Да, но у каждого своя жизнь. Семьи, дети, ипотеки... И помимо этой зависимости не надо забывать о том, что гражданско-правовые договоры не обеспечивают ни больничные, ни отпуска. За рубежом и заработки другие, и артисты, признаюсь, привыкли крутиться больше. И все равно... Несколько лет назад Гамбург, не самый бедный город, полностью обеспечил финансирование лишь четырех театров, а остальные должны были выкручиваться, как могли. Но там все же развита система налоговых льгот для тех, кто поддерживает искусство. А у нас как добивались закона о меценатстве, так воз и ныне там.

- Подводя итоги, перезагрузка в отечественном театре не состоится ни при какой погоде?

- Для этого надо все разломать и заново построить. Разломать-то легко, но вот построить? Существующая система не может обеспечить нормальное существование театров, не то что их «перезагружать». Всегда что-то происходит: то нефть дешевеет, то газ, то лесные пожары, то засуха. Теперь вот коронавирус. Но хотя настроение пока, мягко говоря, тревожное, хочется все же надеяться на лучшее.

- Как вы думаете, сколько потребуется времени, чтобы театральной отрасли прийти в себя от последствий пандемического кризиса?

- Минимум два года. Это при условии, что изоляцию и различные ограничения снимут в ближайшие месяц-полтора.

Подготовила Елена БОБРОВА

#театры Петербурга #спектакли #коронавирус

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 069 (6667) от 23.04.2020 под заголовком «Чтобы прийти в себя, театрам понадобится два года».


Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
Эротика в обмен на продукты. Как художник Сомов выживал в Петрограде
21 Августа 2019

Эротика в обмен на продукты. Как художник Сомов выживал в Петрограде

Русский музей развернул в Михайловском замке выставку к 150-летию Константина Сомова.

Иронический оптимизм от Тарантино. О чем рассказывает фильм «Однажды в... Голливуде»
16 Августа 2019

Иронический оптимизм от Тарантино. О чем рассказывает фильм «Однажды в... Голливуде»

В своей картине режиссер противопоставляет жизненную правду - и ее вечную, несокрушимую экранную имитацию.

Перчик под дождем. Как прошел фестиваль «Оперетта-парк» в Гатчине
06 Августа 2019

Перчик под дождем. Как прошел фестиваль «Оперетта-парк» в Гатчине

Оперетта хороша в любое время года, но летом - особенно.

Михаил Пиотровский. Не отрекаясь и не проклиная
31 Июля 2019

Михаил Пиотровский. Не отрекаясь и не проклиная

Настал важный момент для культуры нашей страны: идет война за то, как она будет развиваться дальше.

Люди земли и неба. Какими были Семен Аранович и Илья Авербах
29 Июля 2019

Люди земли и неба. Какими были Семен Аранович и Илья Авербах

Вспоминаем двух советских режиссеров.

Маринист на рейде. 35 картин и рисунков Айвазовского представили на выставке в Кронштадте
03 Июля 2019

Маринист на рейде. 35 картин и рисунков Айвазовского представили на выставке в Кронштадте

Участие коллекционеров позволило наглядно показать контрасты художника, которого одинаково занимали темы бури и покоя.

Граф поклонялся искусству. В Эрмитаже представили коллекцию Строганова
27 Июня 2019

Граф поклонялся искусству. В Эрмитаже представили коллекцию Строганова

Живопись, акварели, скульптура, фарфор, мебель, редкие книги — все это показывает хороший вкус коллекционера.

Анна Нетребко впервые исполнила в России партию Аиды в опере Верди
13 Июня 2019

Анна Нетребко впервые исполнила в России партию Аиды в опере Верди

Это случилось на исторической сцене Мариинского театра на фестивале «Звезды белых ночей».

В особняке Карла Шредера открыли доступ в кабинет хозяина
11 Июня 2019

В особняке Карла Шредера открыли доступ в кабинет хозяина

Туда можно попасть с экскурсией просветительской программы «Открытый город».

Открыли архивы: неожиданные повороты в судьбах известных зданий Петербурга
10 Июня 2019

Открыли архивы: неожиданные повороты в судьбах известных зданий Петербурга

О том, как решения властей отражались в судьбе самых известных объектов города, можно узнать на выставке.

«Теперь у нас подлецов не бывает». Размышления о спектакле «Мертвые души» в Театре имени Ленсовета
08 Июня 2019

«Теперь у нас подлецов не бывает». Размышления о спектакле «Мертвые души» в Театре имени Ленсовета

Спектакль молодого режиссера Романа Кочержевского – это тоска по живой душе в круговороте душ мертвых.

Михаил Пиотровский. Провокация в Венеции
05 Июня 2019

Михаил Пиотровский. Провокация в Венеции

Почему присутствие Эрмитажа на Венецианской биеннале вызвало у многих раздражение?