88 очков и ни одной бабушки

В Московском парке Победы состоялся семейный квест «Бабушкины очки». Это был своеобразный подарок детям от фестиваля искусств «Точка доступа».

88 очков и ни одной бабушки | ФОТО предоставлено организаторами квеста

ФОТО предоставлено организаторами квеста

Создатели фестиваля в этом году подобрали спектакли не для слабонервных, да и тема столетия русской революции, проходящая красной нитью сквозь программу, не предполагала веселья. Но для деток 6+ сделали исключение.

«Бабушкины очки» - действо, сотканное из метафор, и, чтобы их разгадать, нужна не смекалка, но чуткость. Первым делом каждый юный посетитель получал зонтик. Это классический театр начинается с вешалки, а театр, покинувший государственные стены, начинается с зонтика. По крайней мере в Петербурге. Режиссер Родион Букаев, выпускник Суворовского училища и факультета культуры и журналистики Военного университета Министерства обороны, соединил простые истины, которые надо прививать детям с ранних лет, и сложные «культурные коды», из которых состоит современный театр. Ребенок понимает одно, взрослый - совсем другое. А вместе они поймут что-то общее, самое важное. В этом квесте взрослые становятся, как дети, а дети взрослеют.

Каждая семья проходила все этапы игры отдельно. Дети, может быть, впервые увидели в родителях сообщников. Пройти квест вместе с корреспондентом главной городской газеты охотно согласились мама Ирина и школьник Адам, местные жители, проводящие выходной день в любимом парке.

Как только мы ступили на территорию спектакля, получили ведром по голове. Точнее, головам по ведру. Эти ведра надо было надеть на голову и найти на земле три мячика, пользуясь подсказками детей. Адам нам с Ириной здорово помог - даже не пришлось обшарить руками всю лужайку.

Чуть не забыла: нам велели во время всего действа найти 88 очков. Почему именно столько, понятно: восьмерка по форме напоминает очки, но и знак бесконечности. От этой догадки стало не по себе - как будто это намек, что в поисках нужного количества очков можно бесконечно бродить по парку.

Следующее, что мы увидели, - начертанный на песке лабиринт. Пройдя его окольными путями, мы подошли к скамейке, под которой был спрятан чемодан. Тут и пригодился привязанный к зонту ключик. Внутри - сверток из блестящей фольги и строгое напутствие не открывать до конца квеста. Не забывая считать нарисованные на табличках очки, мы брели по дорожке, и вдруг нас догнала девушка с коляской. Попросила спеть колыбельную ее сыночку. Адам признался, что колыбельных песен не знает. Пришлось девушке самой затянуть печальную песенку и отдать нам свой билет в театр, на который мы вскоре и набрели. По дороге мама Ирина пожурила Адама за то, что не вспомнил ни одной песни. «Ты же пел в хоре!» - сказала она. Мальчик пожал плечами: колыбельные хором не поют, только тихо и нежно. А когда ты должен на каждом шагу соблюдать метод Шерлока Холмса, становится не до нежностей.

Такой уж фестиваль «Точка доступа» - у зрителей нет возможности побыть простыми наблюдателями, как это принято в академических театрах. И нам пришлось побыть актерами. Режиссер - очаровательная девушка в столь модных очках, что бабушка была бы в потрясении, велела нам читать по ролям сказку «Теремок» и распределила картонных персонажей, которые, по законам кукольного театра, в нужный момент должны были появиться из-за ширмы. Мы репетировали несколько раз, прежде чем представить премьеру зрителям. У меня голосовые связки устали пищать за Мышку-нарушку и квакать за Лягушку-квакушку. Адам презабавно горланил басом за нерасторопного Медведя. А его мама Ирина вела диалог Лисички и Волка. Мне еще достался Зайчик-побегайчик... Каково же было мое удивление, когда в финале представления раздались аплодисменты. Режиссер велела встать и поклониться.

Немного смущенные, мы дальше побрели по парку (не забывая считать расставленные под деревьями очки). К тому моменту мы насчитали более двадцати - а надо 88! «Этак мы до утра отсюда не выйдем», - подкрадывались опасения. Все этапы перечислять не буду, скажу только, что постепенно мы набрели на палатку. Внутри стояли стол и стулья, лежали конверты и чистые листы. Надо было посмотреть на сидящего рядом человека и угадать его мечту. Потом написать ее на бумаге и вложить в конверт со своим домашним адресом. Через несколько дней Ирина и Адам получат письмо, в котором написаны их сокровенные желания. А теперь представьте, сколько почтальонов обеспечили работой организаторы фестиваля, если каждый участник квеста опустил письмо в почтовый ящик. Наверняка сотрудники «Почты России» удивятся внезапному возвращению эпистолярного жанра.

Наконец, мы вышли к пруду и поняли, что здесь наш путь окончен. Но мы же обнаружили только 44 (кого, чего? как бы не ошибиться в падеже!) очков. Это ровно в два раза меньше нужной цифры. И вдруг увидели надпись: «Неважно, сколько вы нашли очков, важно, что вы искали их вместе». В свертке оказался кусочек хлеба, чтобы покормить плавающих в пруду уток.

В качестве приза участникам - пропуск на колесо обозрения. И весь Московский район оказался как на ладони. Ирина и Адам увидели свой дом, а я смотрела в синее небо - это такая редкость в нашем городе.

#коллективная игра #дети #родители

Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
Эротика в обмен на продукты. Как художник Сомов выживал в Петрограде
21 Августа 2019

Эротика в обмен на продукты. Как художник Сомов выживал в Петрограде

Русский музей развернул в Михайловском замке выставку к 150-летию Константина Сомова.

Иронический оптимизм от Тарантино. О чем рассказывает фильм «Однажды в... Голливуде»
16 Августа 2019

Иронический оптимизм от Тарантино. О чем рассказывает фильм «Однажды в... Голливуде»

В своей картине режиссер противопоставляет жизненную правду - и ее вечную, несокрушимую экранную имитацию.

Перчик под дождем. Как прошел фестиваль «Оперетта-парк» в Гатчине
06 Августа 2019

Перчик под дождем. Как прошел фестиваль «Оперетта-парк» в Гатчине

Оперетта хороша в любое время года, но летом - особенно.

Михаил Пиотровский. Не отрекаясь и не проклиная
31 Июля 2019

Михаил Пиотровский. Не отрекаясь и не проклиная

Настал важный момент для культуры нашей страны: идет война за то, как она будет развиваться дальше.

Люди земли и неба. Какими были Семен Аранович и Илья Авербах
29 Июля 2019

Люди земли и неба. Какими были Семен Аранович и Илья Авербах

Вспоминаем двух советских режиссеров.

Маринист на рейде. 35 картин и рисунков Айвазовского представили на выставке в Кронштадте
03 Июля 2019

Маринист на рейде. 35 картин и рисунков Айвазовского представили на выставке в Кронштадте

Участие коллекционеров позволило наглядно показать контрасты художника, которого одинаково занимали темы бури и покоя.

Граф поклонялся искусству. В Эрмитаже представили коллекцию Строганова
27 Июня 2019

Граф поклонялся искусству. В Эрмитаже представили коллекцию Строганова

Живопись, акварели, скульптура, фарфор, мебель, редкие книги — все это показывает хороший вкус коллекционера.

Анна Нетребко впервые исполнила в России партию Аиды в опере Верди
13 Июня 2019

Анна Нетребко впервые исполнила в России партию Аиды в опере Верди

Это случилось на исторической сцене Мариинского театра на фестивале «Звезды белых ночей».

В особняке Карла Шредера открыли доступ в кабинет хозяина
11 Июня 2019

В особняке Карла Шредера открыли доступ в кабинет хозяина

Туда можно попасть с экскурсией просветительской программы «Открытый город».

Открыли архивы: неожиданные повороты в судьбах известных зданий Петербурга
10 Июня 2019

Открыли архивы: неожиданные повороты в судьбах известных зданий Петербурга

О том, как решения властей отражались в судьбе самых известных объектов города, можно узнать на выставке.

«Теперь у нас подлецов не бывает». Размышления о спектакле «Мертвые души» в Театре имени Ленсовета
08 Июня 2019

«Теперь у нас подлецов не бывает». Размышления о спектакле «Мертвые души» в Театре имени Ленсовета

Спектакль молодого режиссера Романа Кочержевского – это тоска по живой душе в круговороте душ мертвых.

Михаил Пиотровский. Провокация в Венеции
05 Июня 2019

Михаил Пиотровский. Провокация в Венеции

Почему присутствие Эрмитажа на Венецианской биеннале вызвало у многих раздражение?