Объемный портрет. По каким критериям составляют репутационный рейтинг российских ученых-юристов

Не так давно я получил письмо из компании Elibrary, создателя Российского индекса научного цитирования (РИНЦ), с предложением принять участие в составлении репутационного рейтинга российских ученых-юристов. Конкретно — назвать фамилии тех, кто в последнее время внес наибольший вклад в науку. К письму прилагалась анкета с вопросами, призванными «создать более объемный портрет юридической науки в России». Некоторые из них, признаюсь, вызвали у меня недоумение. Завязалась любопытная переписка, которая заставила поразмышлять о принципах составления рейтинга.

Объемный портрет. По каким критериям составляют репутационный рейтинг российских ученых-юристов | ФОТО pixabay

ФОТО pixabay

«Объемный портрет»

Один из вопросов был сформулирован так: «Закон, вводящий уголовную ответственность за «пропаганду гомосексуализма», должен быть отменен?». Я попросил пояснить, когда был принят и введен в действие этот закон, а также какая статья УК РФ предполагает наказание за данные действия (непосвященным поясню: такой статьи там нет). Заодно поинтересовался, каким образом тот или иной ответ влияет на составляемый рейтинг российских ученых-юристов.

Меня поблагодарили за полезное замечание, сообщив, что внесли коррективы в анкету (действительно, внесли). И, слегка расширив предыдущую формулировку, напомнили, что данный опрос имеет целью «дать объемный портрет академического сообщества юристов, разделяемых ими ценностей и мнений по дискуссионным вопросам».

Судя по всему, именно эту цель преследовал и другой вопрос анкеты: «Вы поддерживаете возвращение в российское законодательство смертной казни за особо тяжкие преступления?». Пришлось провести маленький ликбез: смертная казнь, как наказание, из российского законодательства пока не изъята. Часть 2 ст. 20 Конституции РФ по‑прежнему гласит, что она «впредь до ее отмены может устанавливаться федеральным законом в качестве исключительной меры наказания за особо тяжкие преступления против жизни при предоставлении обвиняемому права на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей». И ряд статей УК РФ эту меру предусматривает. Корректнее, наверное, было бы спросить, не следует ли отменить мораторий на смертную казнь.

Явно для проверки на «разделяемые ценности» был также вопрос о возможности построения в России либеральной демократии. Как известно, данное понятие сегодня трактуется по‑разному. Однако зачастую имеется в виду политическая система США, где у избирателей перед голосованием не проверяют удостоверяющие личность документы, где граждане выбирают главу государства опосредованно, через выборщиков, и где избранным может считаться тот, за кого подано меньше голосов избирателей, чем за проигравшего.

Мое предложение конкретизировать этот вопрос или снять его вообще поддержки не получило. Так же, как и попытка уточнить некоторые критерии отбора для попадания в список топ-юристов и скорректировать вопрос о подготовке юристов по стандартам Болонской системы образования. Анкета предлагала дать рекомендации по ее улучшению. Однако авторов опроса не интересовало, улучшилась ли подготовка юристов в нашей стране после введения этой системы и не следует ли от нее отказаться.

На сей раз ответ был уклончивым: «Все замечания будут перенаправлены коллегам, которые занимаются непосредственно анализом результатов опроса, и по возможности учтены». Мои собеседники явно потеряли ко мне интерес.

Кто есть кто

Между тем вопрос о репутации ученого-юриста отнюдь не праздный. Разумеется, как и в любой другой отрасли деятельности, какие‑то рейтинги здесь всегда существовали. И определяла их не некая посторонняя структура, руководствующаяся порой конъюнктурными (а то и явно политическими) критериями, а сама профессиональная среда — по деловым качествам и практическим результатам работы.

Каким образом те наши коллеги, которые приобщались к юридической науке в 80‑х и 90‑х гг. прошлого века, узнавали о том, кто из уже состоявшихся ученых более талантливый и плодовитый (или даже самый-самый)? Ну, во‑первых, такая информация передавалась в данной среде изустно, прямо или опосредованно. Опосредованно — это значит в интонациях, с которыми упоминался тот или иной специалист, через выражение лица и проч. Кого‑то упоминали с уважением, очень немногих — с пиететом и придыханием, многих — нейтрально, а кого‑то — пренебрежительно и даже насмешливо.

Во-вторых, по мере погружения в научную материю, изучения источников, общения на профессиональные темы на различных форумах и мероприятиях, выслушивания речей и дебатов коллег молодые специалисты формировали собственное представление о том, кто есть кто. В том числе безошибочно определяли, насколько обремененные должностями и званиями лица действительно являются корифеями науки, и кто из них — дутые величины.

В-третьих, должности и звания в целом тогда были ближе к действительному содержанию, и на них тоже ориентировались. Ярче всего такая связь прослеживалась, пожалуй, среди тех, кто двигал вперед теорию оперативно-разыскной деятельности. Долгое время в этой отрасли юридической науки насчитывались порядка десяти докторов наук (всего!): Д. В. Гребельский, А. Г. Лекарь, В. А. Лукашов, В. Г. Самойлов, Г. К. Синилов и др. Все они имели ученые звания профессоров, кто‑то был удостоен звания заслуженного деятеля науки, многие занимали видные должности. Их авторитет был могучим и непоколебимым.

Сегодня, когда Советом по науке и высшему образованию при президенте России поставлена задача увеличить к 2025 г. количество кандидатов и докторов наук в стране на 50 тыс. человек (по сравнению с 2018 г.), трудно представить, что ученые степени станут лучше и четче коррелировать с научными талантами и научными результатами остепененных лиц, чем ныне, а тем более в далеком прошлом.

Владычество Хирша

В текущем веке произошли существенные изменения. В организацию научной деятельности все шире внедряются наукометрические показатели. Они учитываются при проведении конкурсов на занятие должностей в вузах и научных организациях, при начислении денег в рамках эффективных контрактов, при оценке эффективности деятельности научных организаций и т. д. Одним из наиболее известных является так называемый индекс Хирша, интегрирующий данные о числе опубликованных статей и количестве ссылок на них в других работах.

У этой практики есть плюсы и минусы. Выяснилось, что у многих видных ученых индекс Хирша вполне соответствует ожиданиям окружающих, т. е. неформальный авторитет подтверждается формальными измерениями, а это в свою очередь придает авторитета и наукометрике. Кроме того, регулярные замеры подстегивают публикационную активность, в том числе и тех, кого Бог одарил талантом.

Между тем индекс Хирша ни талант, ни высокое качество научных публикаций не выявляет. Он всего лишь показывает цитируемость, а самый простой способ ее поднять — высказать такую вопиющую глупость или сформулировать столь опасное предложение, чтобы коллеги на эти сентенции непременно откликнулись, стали высмеивать или осуждать. А индекс начнет резко расти! В результате становится все более могучим поток мусорных публикаций.

Важно также обратить внимание на отечественные особенности подсчета индекса Хирша. В случае если книгу (учебник, монографию, сборник научных статей) написал коллектив авторов, то в РИНЦ эта работа учитывается без разделения авторства. Поэтому цитирование одного из участников коллективного труда идет «в зачет» каждому из них, даже тому, кого никто и ни разу не процитировал.

Но и это не все. Учтенная цитата не делится поровну на всех авторов, как можно было бы предполагать. К примеру, если 10 человек выпустили книгу (каждый написал для нее по одной главе) и она процитирована 10 раз, то все они (и тот, кто написал активно цитируемую главу, и остальные) получают не по одному очку, а по 10. То же происходит и со статьями, написанными в соавторстве. Таким образом, высокий индекс цитируемости во многом обуславливается умением правильно выбрать, привлечь к себе соавторов или присоединиться к ним.

Кроме того, увязка наукометрических показателей с материальными и нематериальными благами породила накручивание как индекса цитируемости (например, путем договорного либо принудительного цитирования), так и импакт-фактора (численный показатель цитируемости статей, опубликованных в данном научном журнале). Механизм этих накручиваний нередко носит коррупционный характер. Неудивительно, что встречаются персонажи, не предъявившие в науке каких‑либо серьезных достижений, но их индекс Хирша зашкаливает!

Резюмирую все вышесказанное: да, рейтинг ученых-юристов необходим. Как и в любом деле, в нашей сфере нужны авторитеты, мнение которых значимо для профессионального сообщества. Но подлинно научный подход к формированию «юридического олимпа» пока отсутствует. Популярный ранее «неформальный отбор» сегодня уже выглядит архаизмом, да и в объективности его можно усомниться. Но некритически перенимаемые зарубежные модели немногим лучше. Вопрос остается открытым. Я обращаю его ко всем представителям современной науки, и не только юридической.


#юристы #рейтинг #опрос

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 162 (7245) от 01.09.2022 под заголовком «Юридический олимп».


Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
Новые предметы и знания. Что изменится в российских школах с 1 сентября 2019 года
26 августа 2019

Новые предметы и знания. Что изменится в российских школах с 1 сентября 2019 года

Рассказываем, что ждет учащихся уже через несколько дней.

Вода из колодца - по лицензии. На кого распространяется новый закон?
26 августа 2019

Вода из колодца - по лицензии. На кого распространяется новый закон?

С 1 января пользование скважинами и колодцами будет разрешено только по документу.

Белые – в Лосево, маслята – в Синявино. 8 самых грибных мест Ленобласти
20 августа 2019

Белые – в Лосево, маслята – в Синявино. 8 самых грибных мест Ленобласти

Помогаем не очень опытным грибникам и любителям пробовать новое разобраться, в какие леса лучше всего выходить с ножом и лукошком.

В таких туфлях лететь нельзя! Курьезные случаи с пассажирами самолетов
08 августа 2019

В таких туфлях лететь нельзя! Курьезные случаи с пассажирами самолетов

Как обувь приняли за взрывчатку, а на борт пронесли летучую мышь.

Финляндия объяснила ужесточение визовых правил для петербуржцев
05 августа 2019

Финляндия объяснила ужесточение визовых правил для петербуржцев

С первого сентября туристам надо показывать план поездки и подтверждения наличия финансовых средств.

Спасибо, нам не надо. Китай не хочет присоединяться к новому договору о ликвидации ракет
05 августа 2019

Спасибо, нам не надо. Китай не хочет присоединяться к новому договору о ликвидации ракет

Пекин еще раз официально заявил, что выступает против превращения ДРСМД в многостороннее соглашение.

Демографический сюрприз. Как меняется численность населения Петербурга и Ленобласти
02 августа 2019

Демографический сюрприз. Как меняется численность населения Петербурга и Ленобласти

В черте Северной столицы и области вызревают города-стотысячники.

Перевозчики экономят. Еще одна авиакомпания отказалась от бесплатного питания для пассажиров
08 июля 2019

Перевозчики экономят. Еще одна авиакомпания отказалась от бесплатного питания для пассажиров

На борту самолетов будут предлагаться только прохладительные напитки.

В «Сестрорецком болоте» проложат 3 км экотроп
02 июля 2019

В «Сестрорецком болоте» проложат 3 км экотроп

Здесь сохранились такие растения и мхи, которых не встретишь больше нигде в окрестностях Петербурга.

Женский вопрос. Эксперт – об использовании феминитивов в юридическом языке
25 июня 2019

Женский вопрос. Эксперт – об использовании феминитивов в юридическом языке

Суды активно используют слова «истица» и «заявительница», а слово «юристка» встречается лишь однажды.

Как грамотно уйти с работы? Советы юриста
13 июня 2019

Как грамотно уйти с работы? Советы юриста

При увольнении «по собственному» человек помимо положенной зарплаты получает лишь компенсацию за неиспользованный отпуск.

Открывайте двери! В квартирах россиян будут искать незаконную перепланировку
03 июня 2019

Открывайте двери! В квартирах россиян будут искать незаконную перепланировку

Верховный суд РФ решил: управляющая компания имеет право доступа на жилплощадь с целью проверки.