«Майский», чай!

22 сентября исполнится 150 лет одной из самых удивительных школ России — легендарной школе Карла Мая. Ныне вроде бы существующей, а вроде бы и нет

«Майский», чай! | Никита Владимирович Благово утверждает: «История гимназии Мая слишком ценна, чтобы оставаться лишь музейным экспонатом».  ФОТО АВТОРА

Никита Владимирович Благово утверждает: «История гимназии Мая слишком ценна, чтобы оставаться лишь музейным экспонатом». ФОТО АВТОРА

Выпускники

Когда академик Жорес Алфе­ров увидел в музее истории школы К. Мая портрет одного из выпускников, выдающегося физика-теоретика Якова Френ­келя, сказал: «Даже если бы только он учился здесь, школа прославилась бы на века». Но там целая портретная галерея выпускников-академиков: их 29.

— Вы пользуетесь станцией метро «Площадь Восстания»? — спрашивает историк школы Никита Владимирович Благово. — Ее построили по проекту выпускника школы академика Игоря Фомина. Или вот, види­те, — ученики на фотографии: Шура Бенуа, Костя Сомов, Ко­ля Рерих — будущие «мирискусники». Здесь учился дед ны­нешнего министра образова­ния академик А. В. Фурсенко, здесь учился Дмитрий Сергее­вич Лихачев...

Из «майских» вырастали бу­дущие министры царского пра­вительства, ректоры высших учебных заведений, прослав­ленные военачальники. В спис­ках учеников 14 раз встречает­ся фамилия Римский-Корса­ков, 12 раз — Семенов (Тян-Шанский). Но рекорд у клана Бенуа: среди них было 25 «майских».

Никита Благово, выпускник 1949 года (когда школа имено­валась уже 5-й мужской сред­ней), вспоминает, как лазали на крышу с одноклассниками и как один из них, глядя в подзор­ную трубу, все про звезды рас­сказывал. Кто ж знал, что у то­го парня, Жоры Гречко, звезды — это так всерьез.

Сперва люблю

...Петербург, 1856 год. По иници­ативе немецких предпринимате­лей, обитающих на Васильев­ском острове (где каждый ше­стой житель был выходцем из Германии), в доме № 56 на 1-й линии открывается частная мужская школа. Принципиально отличная от прочих. Петербург­ские немцы желали, чтобы обу­чение было ближе к практике — дабы дети после школы не теря­лись в делах торговли, биржевых и банковских операциях.

Директор школы, 36-летний Карл Иванович Май, талантли­вый педагог, наполовину немец, наполовину швед, выбрал деви­зом учебного заведения фразу Яна Амоса Коменского:

«Сперва любить, потом учить». Май говорил, что, покуда учитель не может сказать «сперва люблю», то есть отдаю всю свою душу детям, он не должен говорить «потом учу»; ему следу­ет выбирать другую профессию.

«У Мая нет и быть не может педагогов-мракобесов, учителей-черносотенцев, людей «в футлярах», чиновников в вицмундирах. Препо­даватели, поколение за поколением, подби­рались у Мая по прин­ципу научной и педаго­гической одареннос­ти», — писал выпускник 1918 года Лев Успен­ский, ставший извест­ным писателем.

— Индивидуальный подход к каждому, дове­рие к ученику как к равному, раз­витие природных способностей, умение самостоятельно мыслить, — перечисляет историк музея принципы работы школы. — Учи­теля бывали во всех семьях, зна­ли, кто нуждается, помогали най­ти работу — допустим, мальчик способный мог стать репетито­ром для менее способного.

Карла Иваныча огорчать не хотим

Утро начиналось так: на первой площадке лестницы стоял дирек­тор Карл Иванович и с каждым — каждым! — гимназистом здоро­вался за руку. Это занимало не­мало времени: сначала учеников было 30, затем — более сотни «майских жуков», как они себя на­зывали (Маю нравилось и это про­звище, и придуманная учениками эмблема школы — майский жук).

Изначально школа была немец­кой, однако уже в первом списке учеников есть не такая уж немец­кая фамилия Мартынов. То есть брали всех (учились представите­ли всех диаспор Петербурга: ки­тайцы, киргизы, финны, францу­зы, евреи). Сын знаменитого уче­ного П. П. Семенова-Тян-Шанского Дмитрий описывал, каково бы­ло ему, воспитанному в право­славной семье, учить в школе гре­ческий язык... на немецком.

«Греческий на немецком» пре­подавали первые 25 лет, потом школа все же перешла на обуче­ние по правительственным про­граммам. Но принципы оста­лись прежними.

— Главной задачей остава­лось воспитание, — говорит Благово. — В дореволюционном журнале «Нива» я наткнулся на заметку отца одного «майского жука». Он спросил своего сына, какое наказание полагается в их школе за ложь. Мальчик удивил­ся: «Папа, у нас в школе гово­рить неправду не принято, Карл Иванович огорчится, а мы его любим и огорчать не хотим».

Оставляйте экипаж за два квартала

Только не надо думать, что там ангелы учились. После сидения на уроке (который длился когда-то по 90 минут, а позже — час пятнадцать) трудно было вести себя смирно. На перемене, бы­вало, один другого толкнет, тот нос разобьет. Провинившегося подведут к огромному зеркалу: «Посмотри на себя и подумай, за что обидел товарища». В это зеркало и сейчас можно на се­бя посмотреть и подумать. Ли­бо над своим поведением, либо над тем, сколько будущих зна­менитостей в это зеркало пристыженно глядели.

— Была своя система наказа­ний, — рассказывает Никита Вла­димирович, — но один из принци­пов гласил: наказание не должно превышать по своей тяжести сте­пень проступка. Ни в коем случае не сделать больно или унизить.

Бывало (хоть и очень редко), заключали учеников в карцер, ком­нату, где хранились старые учеб­ники. Ошалевший от беготни отрок успокоится, заскучает и от нечего делать начнет книги листать.

Самым страшным наказанием было, когда директор, здорова­ясь со всеми за руку, перед то­бой вдруг отводил ее за спину. И все понимали, что ты в чем-то провинился. В чем — директор объяснял один на один.

Это вовсе не была элитная шко­ла. Здесь и на второй год остав­ляли. Вот на третий — нет: проси­ли родителей «взять мальчика из школы». Однажды Карл Иванович попросил «взять из школы» пле­мянника министра народного про­свещения графа Толстого — ми­нистра грозного. На положении школы, на присвоении очередных чинов и орденов учителям это не сказалось никак.

Сложно ли было туда посту­пить? О школе Мая говорили, что ее «нельзя было назвать ни монар­хической, ни демократической, ни республиканской, ни аристокра­тической. Она всегда стремилась быть общечеловеческой».

Она была платной, но здесь учились как дети генералов и священников, так и дети швей­царов, извозчиков и слесарей. Отпрыски князей Гагариных и Голицыных оставляли титулы за дверями, а экипажи еще дальше — за два квартала. «Дабы ваш сын шел пешком вместе с дру­гими мальчиками и чувствовал себя только учеником гимназии Мая и никем другим» — такое условие ставили педагоги высо­кородным родителям.

Гимназисты и реалисты

Называть всех «майских жуков» гимназистами не вполне пра­вильно: гимназистами называли тех, кто готовился к Университе­ту и вдобавок к немецкому и французскому зубрил два древ­них языка — греческий и ла­тынь. Те, кто готовился к поступ­лению в технические высшие учебные заведения, от древних языков были избавлены и назы­вались реалистами.

Здесь был первый в России авиамодельный кружок; здесь издавались свои литературные журналы; футбольная команда «майских жуков» стала первым чемпионом Петербурга среди школ. В музее есть уникальное фото довольно типичного для школы события — спектакля: Агафью Тихоновну из гоголев­ской «Женитьбы» играет буду­щий академик архитектуры Анд­рей Оль, рядом с ним — Федор Курихин, будущий заслуженный артист, снявшийся в «Веселых ребятах» и «Цирке».

...Во время октябрьских собы­тий Александр Липовский, тре­тий после Мая директор, сказал: «Наша задача — продолжить по­рученное нам дело воспитания и образования юношей и поста­раться удержать их от участия в событиях, исход и полезность которых еще неясны».

Но все менялось. Осенью 1918 года учебное заведение стало со­ветской единой трудовой школой. Директора арестовали, но после хлопот «майцев» — отпустили, правда, не восстановив в долж­ности. Пресса осуждала буржуаз­ный дух школы (что это вообще та­кое — за руку с учениками здоро­ваться? что это за эмблема — жук?). Сложно себе представить, что происходило в школе, когда к не уволенным еще дореволюци­онным педагогам присоедини­лись педагоги, скажем так, с дру­гими идеями; когда к ученикам — «майским жукам» сели за парту дети, понятия не имевшие о «майских традициях». Во всяком случае учились они абсолютно одинаково, если судить по оцен­кам. Вернее, по их отсутствию: в стране действовал указ «об отме­не оценки знаний биосоциумов».

— Биосоциумы — это ваши прабабушки и прадедушки, — поясняет Благово. — Есть удос­товерение 1919 года, в котором написано, что Мария Михайлов­на Налимова (тогда ввели со­вместное обучение) за время пребывания в школе обучалась таким-то предметам. И все. А уж обучилась или не обучилась...

Музей

Школа меняла имена: гимназия и реальное училище К. Мая; совет­ская единая трудовая школа; фаб­рично-заводская семилетка (по­том — девятилетка); 6-я Специ­альная артиллерийская школа, мужская средняя школа, неполная средняя школа; средняя школа. Меняла адреса: дом № 56 на 1-й линии; № 13 на 10-й линии; спе­циально построенное для школы здание на 14-й линии, дом 39 (там сейчас музей и располагается)...

Зайдете в музей — знайте: это бывшая «майская» учитель­ская. Только называлась она торжественнее — «зал заседа­ний педагогического совета». Из мебели за исключением то­го большого зеркала и огромно­го шкафа не осталось ничего. Уникальные кабинеты (в том числе кабинет истории, назван­ный лучшим на российской вы­ставке 1912 года «Устройство и оборудование школ») уничтожа­ли не со зла: надо было размес­тить в здании, рассчитанном на 650 учащихся, 1300 человек.

30 лет назад, как говорит Бла­гово, «школа погибла». Точнее, почти погибла: в 1976 году учеб­ное заведение (именуемое тог­да и теперь школа № 5) переве­ли в дом 28 на 13-й линии. «На время ремонта». «Временно» продолжается до сих пор. Ди­ректор школы Лидия Курганская утверждает, что нынешняя шко­ла «майские традиции» чтит, да­же экскурсоводов-учеников для музея намеревается готовить. Правда, Лидия Николаевна уточ­няет: «Контингент, конечно, уже не тот, что в Майской школе». И, видимо, поэтому, как отмечает Благово, особого интереса к юбилею что-то незаметно.

Также и у отдела образования и культуры района Никита Благо­во пока не видит большого жела­ния отмечать юбилей легендар­ной василеостровской школы. Представить себе такое сложно. Это все равно что вам говорят: «У вас предок был дворянин, ум­ница и герой, наследство вам оставил». А вы: «Да? Ну и что?».

Дух места

Допустим, контингент не слишком «майский»; допустим, «родослов­ную» своей школы мало знают. Но шестиклассник Никита Благово тоже не знал, что это за школа, и все гадал, почему она называет­ся «майская», если до революции Первомай не отмечали? И сколь­ко десятилетий прошло в этом незнании, пока Н. В. Благово случайно не по­пала в руки книга воспо­минаний «майского жу­ка» А. Н. Бенуа и так же случайно не довелось увидеть телепередачу с участием академика Д. С. Лихачева, который рассказал о школе.

Потом было знаком­ство и совместная ра­бота Н. В. Благово с Дмитрием Сергееви­чем и литературоведом Е. Б. Белодубровским над книгой «Школа на Васильевском». Потом эта книга — опять же случайно — попала в ру­ки директора Института информатики и автома­тизации РАН профессо­ра Рафаэля Юсупова (учреждение сейчас располагается как раз в здании школы Мая на 14-й линии). В 2005 году при поддержке Российской Акаде­мии наук издана монография, содержащая также списки учи­телей и учащихся.

«Я был потрясен историей этой школы, — говорит профес­сор Юсупов (избранный, кстати, совсем недавно членом-корреспондентом РАН). — Нашел одно­го из авторов той книги, Никиту Владимировича Благово, пред­ложил создать музей. Отдавать бесплатно помещения под му­зей было совершенно не жалко

— любой здравомыслящий че­ловек поймет, что такое про­шлое забывать нельзя».

Сейчас музею 11 лет. Он об­щественный, без штатных со­трудников, без платы за вход, без рекламы. Экспонаты дарили по­томки «майских жуков» — экспо­натов столько, что места не хва­тает. Подлинные фотографии, школьные принадлежности того времени, четвертные ведомости (вот, например, ведомость Алек­сандра Бенуа, причем еще из луч­ших его «табелей», — вообще-то троек у Шуры было порядком). Уголок «майского жука» Лихачева

— его любимое кресло-качалка с дачи, зонтик, тросточка, его пос­ледняя телогрейка.

В музее побывали свыше 600 групп. Сюда приезжают даже из- за границы. Я застала Никиту Владимировича попивающим чай с двумя барышнями из Север­ной Каролины: это аспирантки, пишут диссертацию по истории образования — им рекомендова­ли посетить этот музей. А ком­пьютер в безденежном музее — дар других американцев: прихо­дила делегация, послушала — удивились, почему это в таком му­зее нет компьютера. И подарили.

...Если бы Никита Благово учился до революции — говорит, был бы гимназистом, поскольку склонность гуманитарная. Но по­ступил в технический вуз, рабо­тал инженером — то есть оказал­ся реалистом. Выйдя на пенсию и занявшись историей музея, го­ворит, все же стал гимназистом.

Никите Владимировичу скоро 75 лет. На взгляд кажется — что много меньше (память блестя­щая, осанка). А по ощущениям Никита Владимирович — будто учился тогда, до революции, с Рерихами, с Бенуа. Такая у него манера говорить. Наверное, дух места. Про дух той школы гово­рили — «майский».

Материал был опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости»
№ 139 (3686) от 1 августа 2006 года.


#школа Карла Мая #150 лет #выпускники

Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
Возвращение. Не к системе, а к системности
13 Июля 2017

Возвращение. Не к системе, а к системности

Неужели после долгой эпохи реформирования самое лучшее, что можно сделать, это вернуться к тому, что было?

Выпускники Ленобласти
26 Июня 2017

Выпускники Ленобласти

Каждый седьмой выпускник Ленобласти награжден медалью за особые успехи в обучении.

Четверо петербуржцев сдали два ЕГЭ на сто баллов
15 Июня 2017

Четверо петербуржцев сдали два ЕГЭ на сто баллов

Выпускники 2017 года уже получают результаты сданных экзаменов.

Из-за любви к игре
18 Мая 2017

Из-за любви к игре

При информационной поддержке газеты «Санкт-Петербургские ведомости» Дом молодежи Санкт-Петербурга вновь собрал самых веселых и находчивый студентов нашего города.

Права взбесившихся роботов
18 Мая 2017

Права взбесившихся роботов

Не исключено, что именно это будет в ближайшее время обсуждать мировое юридическое сообщество

Знай и люби свой город
15 Мая 2017

Знай и люби свой город

При информационной поддержке газеты «Санкт-Петербургские ведомости» 12 мая в Аничковом дворце наградили победителей 8-9 классов VI региональной олимпиады по краеведению.

Лучшие из лучших
12 Мая 2017

Лучшие из лучших

Редакционное жюри газеты «Санкт-Петербургские ведомости» определило среди участников VI региональной олимпиады по краеведению (8-9 классы) школьников Санкт-Петербурга авторов лучших эссе. ...

«Гарантированное будущее больше не гарантировано»
10 Мая 2017

«Гарантированное будущее больше не гарантировано»

Несколько лет назад «на пике» оказались профессии, о которых раньше слыхом не слыхивали – и уж понятно, что в списке профессий они не значились.

СМИ XXI века
23 Апреля 2017

СМИ XXI века

Пятый международный молодежный форум СМИ Северо-Запада «Медиа-Старт» прошел при информационной поддержке главной городской газеты «Санкт-Петербургские ведомости» .

Тонкости поступления в вуз
18 Апреля 2017

Тонкости поступления в вуз

Весна — жаркая пора для абитуриентов и их родителей. О тонкостях поступления в вузы рассказал директор Санкт-Петербургского института (филиала) Всероссийского государственного университета юстиции Дан...

Онлайн-курсы: играй или проиграешь
18 Апреля 2017

Онлайн-курсы: играй или проиграешь

Студент может учиться одновременно в нескольких университетах. Курс — в МГУ, курс — в СПбГУ, курс — в УрФУ... Когда такое было?

ЕГЭ по истории может стать обязательным
14 Марта 2017

ЕГЭ по истории может стать обязательным

Позволит ли обязательность не просто знать историю, а уважительно к ней относиться?