Эксперты спрогнозировали положение России в мире после пандемии

«Все боятся пандемии, и почему-то никто не боится ядерной войны». «ООН переживает жесточайший кризис». «Мир скатывается к новой биполярности, и она будет хуже прежней». Вот тезисы очередных Примаковских чтений, где рассматриваются сценарии развития международных отношений. На сей раз форум, организованный Институтом мировой экономики и международных отношений им. Е. М. Примакова РАН совместно с Интерфаксом, проходил онлайн. Спикеры выступали из дома, и лезущие в кадр домашние питомцы хоть немного разряжали тревожность иных докладов.

Эксперты спрогнозировали положение России в мире после пандемии | Фото: Pixabay / jorono

Фото: Pixabay / jorono

Мир без правил: выживет сильнейший

Пандемическая ситуация для многих - как в сценке у Жванецкого: «Не знаю, что за вредность такая. У нас ее никто не чувствует», говорит политолог Федор Лукьянов, главред журнала «Россия в глобальном мире»:

- Удивительный феномен: при всей опасности вируса это все-таки не бубонная чума и не эбола - и тем не менее мир встал. В прежние эпохи, что бы ни происходило, были отдельные захолустные места, где жизнь продолжалась, как прежде. Сейчас таких мест нет. Люди от мыса Горн до Исландии живут абсолютно одной жизнью. И в этом плане глобализация победила нокаутирующим ударом. Этот феномен тотальной разобщенности и абсолютно неразрывной взаимосвязи, наверное, характеризует современный мир.

Когда первая реакция прошла, отмечает политолог, в осадке осталось примерно такое ощущение: да, это очень важное событие, но оно ничего принципиально не меняет, просто уже существующие тренды усилятся.

- «Дальше будет так же, только хуже», думаю, это довольно правильная оценка, - считает Лукьянов. - Все те деструктивные и центробежные (в разных смыслах) тенденции, которые мы наблюдали с начала этого века, резко усугубились.

Пандемия подчеркнула те асимметрии, которые уже были, согласен академик РАН экономист Александр Дынкин, президент ИМЭМО РАН.

Ключевое событие в мировой политике - обострение американо-китайских отношений. Прошлое сотрудничество (такое тесное, что появился термин «Кимерика», Китай+Америка) сменилось конфронтацией. Еще в 2017 году, после XIX съезда Компартии Китая, Пекин все чаще стал заявлять претензии на экономическое и военно-политическое лидерство.

А в США с приходом Трампа усилился акцент на величие Америки: протекционизм, выход из основополагающих договоров по стратегической стабильности, из многих соглашений по торговле, климату, гуманитарным вопросам. Возникает «некоторый когнитивный диссонанс», говорит академик Дынкин, ведь «мир, основанный на правилах» - это лозунг Штатов:

- Мне представляется, администрация 45-го президента США предлагает некий геостратегический дарвинизм: выживет сильнейший в мире без правил.

Из-за пандемии Китай не успел создать сферу своего технологического доминирования: сети нового поколения 5G активно используются пока только в Китае и Южной Корее, а совокупная стоимость цифровых китайских компаний впятеро меньше совокупной стоимости американских.

- Осознав эту разницу, Пекин пытается договориться и уступить, - считает Александр Дынкин и обращает внимание на февральское американо-китайское соглашение о снижении торговых ограничений. В нем 198 пунктов. Из них лишь 5 - обязательства США, тогда как 88 - пункты с формулировкой «стороны должны» и 105 - обязательства Китая.

Китайский экспорт в США упал на 26%, а импорт из США сократился только на 1,3%. На этом фоне 20 мая Белый дом публикует доклад «Стратегический подход США к КНР», в котором заявляет о долгосрочной конкуренции и политике сдерживания Китая.

- Китай ищет компромиссы, тогда как США хотят затормозить его рост, а не договариваться, - резюмирует Дынкин. - Эта асимметрия - часть постковидного мирового порядка, и она очень опасна.

Выгодно ли такое «биполярное расстройство» мирового порядка России? «Я не думаю», - говорит академик. И США, и Китай выйдут очень ослабленными: пандемия нанесла удар престижу Китая, у США тоже имиджевые потери - расколотое общество, негодование афроамериканцев, и не только из-за гибели чернокожего в Миннеаполисе в ходе задержания полицией, но и потому, что доля черных в Америке 15%, а среди инфицированных - 52%. Но из пандемии ослабленными выйдут все страны. Хуже то, что «два полюса», США и Китай, утратили свои потенциалы «мягкой силы», считает академик Дынкин.

Биполярность действительно тревожит, согласен Федор Лукьянов:

- Она будет совсем не такой, какой мы представляем себе ее, основываясь на опыте второй половины ХХ века.

Соперничество между СССР и США было еще и идейным, экзистенциальным, этическим - как ни странно, это служило фактором стабилизации, выстраивало баланс. Сейчас этих факторов нет, говорит Лукьянов: Китай при всей специфике не представляет идеологического и экзистенциального вызова Западу, китайцы существуют в той же парадигме капиталистической экономики, что и прочие. «Но это, как мне кажется, более опасно». Потому что напоминает не о биполярности эпохи холодной войны, а о причинах, приведших к Первой мировой (о чем подробно рассуждал Ленин в своей работе «Империализм как высшая стадия капитализма»): это было просто всеохватное стремление к борьбе за трофей. «Мы сейчас, скорее, идем к этому состоянию между США и Китаем».

ООН в кризисе

- Пандемия раньше или позже пройдет, а ядерное оружие останется. А вместе с ним сохранится угроза, - напоминает политолог, академик РАН Алексей Арбатов.

Из-за пандемии уже прекращены инспекционные поездки по российско-американскому договору СНВ-3 - о сокращении стратегических наступательных вооружений. Прекращены временно, но инспекции в принципе нужны для прозрачности.

Не состоялась сессия о нераспространении ядерного оружия. В этом году 50 лет с момента вступления в силу соответствующего договора, самого универсального из «разоруженческих», в нем участвуют почти все страны ООН, и благодаря ему в мире только девять ядерных держав (а не тридцать, как предсказывалось в начале 1970-х).

Сессия отложена на год. Между тем на ней рассматриваются самые острые проблемы нераспространения ядерного оружия - например, назревающий кризис из-за выхода США из ряда договоров: в 2018 году - по ядерной программе Ирана, в 2019-м - о ликвидации ракет средней и меньшей дальности. А теперь и из Договора по открытому небу, разрешающему полеты невооруженных разведывательных аппаратов. (В скобках: в США есть и мощное движение за разоружение, особенно за ядерное разоружение.)

При этом пандемия, заморозив обсуждения контроля за вооружениями, ничуть не затронула основные военные программы ведущих государств, подчеркивает академик Арбатов. Он опасается, что мир может быть отброшен в пятидесятые годы, когда гонка вооружений не сдерживалась ничем - это привело к Карибскому кризису, и «только чудо спасло мир от катастрофы».

- Люди, которые сейчас возглавляют государства, не имели отношение к проблемам, связанным с гонкой вооружений, - говорит ученый. - Они не знают тяжелейшего опыта построения этой системы контроля и совершенно ее не ценят. Она им досталась на блюдечке. Они не понимают, что это основа безопасности.

Федор Лукьянов полагает, что это общее ощущение обвала всех договоренностей - только потому, что мы с середины прошлого века привыкли к упорядоченной мировой политике. Холодная война и ядерное противостояние содержали большое количество правил поведения, которые в целом выполнялись. Между тем в истории международных отношений «упорядоченные» периоды как раз были исключением:

- Обычное состояние международной системы - довольно анархическое преследование собственных интересов.

Национальные интересы, говорит Лукьянов, всегда и были определяющими, просто в свое время они были встроены в наднациональные структуры вроде ООН, Евросоюза, но от этого никуда не делись - просто до поры страны пользовались этими наднациональными структурами, а теперь перестают, полагая, что это невыгодно.

В поисковой строке при запросе «ООН» тут же вылезает что-нибудь вроде «ООН, проблемы реформирования». Как формулирует академик Арбатов, ООН переживает «безусловный глубочайший кризис».

В этом году Организации Объединенных Наций 75 лет. За эти годы структура организации не изменилась, хотя с 1945 года много воды утекло: как напоминает Алексей Арбатов, когда ООН создавалась, Китай был представлен режимом Чан Кайши, Германия и Япония были разоренными поверженными странами, а Индия - колонией.

В свое время Евгений Примаков в составе так называемой группы мудрецов при ООН выработал план постепенного реформирования организации для соответствия новой реальности - в частности, было предложено расширить состав постоянных членов Совбеза с правом вето (сейчас им обладают только Россия, США, Великобритания, Китай и Франция). Однако попытки реформ не привели к результатам.

- Печально наблюдать, как растворяется в воздухе эта система, продуманная умнейшими людьми ХХ века, - говорит Федор Лукьянов. - Но договор - это не десять незыблемых заповедей, которые Господь вручил Моисею. Договор - это продукт текущего состояния международных отношений, и когда это состояние меняется, он действовать перестает. Иногда обвально, в случае катастрофических событий вроде войн, либо просто отмирая, что мы видим сейчас.

Лукьянов опасается, что почин США (выход из договоров) подхватят и другие страны: дескать, договоры вообще не нужны, потому что они связывают. Политолог считает, что эта система договоров не уцелеет - однако до последнего надо сохранять ту часть, которая касается Совбеза ООН и права вето.

- В 1945 году договорились: вместо того чтобы воевать, великие державы могут просто заблокировать то, что им не нравится, - и это было наивысшим достижением политической мысли.

Правда, академик Арбатов отмечает: на протяжении холодной войны за редким исключением и ООН, и

Совбез были парализованы, потому что США и Советский Союз беспрерывно блокировали предложения друг друга. И только после окончания холодной войны ООН начала функционировать в соответствии со своим предназначением и провела много переговоров и миротворческих операций. Сейчас, говорят эксперты, работа ООН опять парализована взаимным блокированием резолюций.

В январе президент Путин предложил провести саммит постоянных членов Совбеза ООН. Как считает Александр Дынкин, это могло бы стать перезагрузкой. Предложение было принято, но сейчас, по понятным причинам, встречу не провести.

Россия: благожелательный нейтралитет

Россия сохраняет стратегический паритет с США и опережает Китай в большинстве оборонных технологий. Но с 3% мирового ВВП, конечно, не может претендовать на глобальное лидерство. Однако может, как считает Александр Дынкин, примерить на себя новую роль ведущей балансирующей державы. Это уже опробовано в ситуации с Ливией и Сирией.

По мнению ученого, в Азии России следует укреплять отношения с Индией, Южной Кореей, Японией и с восходящим новым экономическим гигантом Индонезией: «Такой многовекторный подход способен удержать мир от сползания к жесткой биполярности».

Академик Арбатов согласен, что в ситуации нового биполярного мира Россия «окажется в уязвимом положении» уже потому, что не она - одна из «полюсов», а с Китаем отношения хоть и хорошие, но в 1969 году мы на Даманском друг в друга стреляли. России «необходимо соблюдать дистанцию и играть роль независимого центра силы», у которого есть интересы с Европой, с Индией, с США, уверен Арбатов.

Федору Лукьянову представляется, что России не нужно стараться влиять на острое соперничество между США и Китаем. Этот процесс не прихоть (хотя характеры Трампа и Си имеют значение), а объективная данность, потому что Китай достиг уровня, когда уже не готов принимать инструкции, которые считают правильными в Штатах.

По мнению Лукьянова, самая подходящая позиция для России - благожелательный нейтралитет с несколько большей симпатией к одной из сторон (и это вряд ли США), но в целом - «ребята, это ваши проблемы».

Однако Лукьянову видится, что главный урок кризиса будет не в международной, не в геополитической сфере. А в сфере социальной и в сфере государственного строительства. Коронакризис поставил перед государствами очень жесткий вопрос: насколько они устойчивы и способны ли сами отвечать на такие вызовы, без привлечения наднациональных структур.

- Мы увидели, что дело совершенно не в том, демократия в стране или автократия. А в том, эффективно и гармонично выстроены отношения государства и общества или нет. И этот вызов будет гораздо более долгосрочным, чем те международные вопросы, о которых мы говорили.

#адаптация #пандемия #коронавирус #круглый стол

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 096 (6694) от 05.06.2020 под заголовком «Биполярное расстройство».


Комментарии



Загрузка...