Жаркое дыхание студеной республики

Юрий КРАВЦОВ | ФОТО Дмитрия СОКОЛОВА

ФОТО Дмитрия СОКОЛОВА

Гость редакции — заместитель постпреда Якутии при президенте РФ Юрий КРАВЦОВ

Петербург, крупнейший северный мегаполис мира, и Якутию, самый большой по площади субъект Федерации (свыше 3 млн кв. км), разделяют тысячи верст. Это азы географии, которые ведомы каждому школьнику. Но мало кто знает, что во всей Арктической зоне России у этого региона, пожалуй, самые прочные связи с городом на Неве. Причем во всех ключевых сферах — от судостроения до ЖКХ. По итогам пяти месяцев нынешнего года Смольный заключил с регионами Русской Арктики 842 контракта на общую сумму 15 млрд рублей. И Саха-Якутия, отметившая недавно две круглые даты — 390‑летие вхождения в состав Российского государства и 100‑летие создания Якутской АССР, — остается здесь в числе лидеров. Во многом это заслуга структуры, возглавляет которую сегодняшний гость редакции. То есть обособленного подразделения в Санкт-Петербурге постоянного представительства Якутии при президенте РФ. Почему наши регионы столь ощутимо тяготеют друг к другу и что дает им такое разнонаправленное партнерство, рассказывает наш собеседник.

Юрий Николаевич, Якутия — это золото, алмазы, каменный уголь, так?

— Да, и один из самых динамично развивающихся регионов России. В прошлом году его ВВП вырос более чем на 12 % и почти на такую же величину — по итогам первого квартала 2022‑го. Мои земляки ежегодно показывают высокие темпы роста в горной промышленности и добыче углеводородов. А по объему инвестиций в основной капитал (51,2 млрд рублей) и экспорту товаров за те же три месяца (3,4 млрд долларов) с ними мало кто может сравниться. Хотя удерживаться на этом значительном уровне в сегодняшних условиях непросто.

Конечно, тягаться с регионами, где осуществляются масштабные нефтегазовые проекты, якутянам не по силам. Скажем, с Ямало-Ненецким округом — там добывается более 80 % отечественного природного газа, по запасам которого этот регион занимает первое место в России. В то же время Северо-Якутская опорная база Арктической зоны РФ имеет огромный потенциал и неплохие перспективы развития горнодобывающей отрасли, золотопромышленности, портовой инфраструктуры и т. д.

У Якутии — выгодное географическое положение. Она входит и в Дальневосточный федеральный округ, который активно развивается, и в число арктических регионов страны, получая гос­поддержку в том и другом качест­ве. А это значит, что якутский бизнес, работая в экстремальных условиях Арктики, может претендовать на получение льготных кредитов. И одновременно с этим на якутян распространяется, к примеру, государственная программа «Дальневосточный гектар» — одна из наиболее эффективных в стране.

Северная столица и Якутия сотрудничают давно?

— Трудно сказать, когда этих межрегиональных связей вообще не было. Ленинградские архитекторы, энергетики, корабелы издавна закладывали основы жизнеустройства на всем Крайнем Севере. Ленинградцы проектировали столицу нашего края Якутск, а также крупные промышленные центры Мирный и Нерюнгри. Поэтому их «почерк» там нетрудно увидеть.

Помню, в Якутск приехал один дипломат. И гуляя по городу, узнал дом, который он строил молодым, работая в студенческом стройотряде. Ничего удивительного: чуть ли не вся Якутия была всесоюзной ударной комсомольской стройкой. А как тут не вспомнить, что первое в СССР коренное месторождение алмазов «Зарница» открыли в 1954 году ленинградские геологи. Благодаря этому в нашей стране появилась новая отрасль — алмазодобыча.

— Да-да, наша газета об этом рассказывала.

— В городе на Неве учился, работал и нашел тут последнее пристанище выдающийся лингвист Семен Андреевич Новгородов, 130-летие со дня рождения которого мы отмечали в феврале. Это создатель первого якутского алфавита, участвовавший в написании русско-якутского толкового словаря, который поныне остается для многих настольной книгой.

Учитывая эту дату и столетие нашей республики, петербургская Топонимическая комиссия собирается назвать именем Новгородова один из городских скверов. Над его оформлением наши дизайнеры будут работать вместе с петербуржцами. Планируется, что обновленный сквер откроется в нынешнем году, а Выборгский район, где находится эта зеленая зона, подпишет соглашение о сотрудничестве с якутским Чурапчинским улусом (районом), откуда родом ученый.

Он окончил Восточный факультет Петербургского университета. Еще больше выходцев из Якутии «притягивал» Институт народов Севера — ныне РГПУ имени Герцена. Там получили образование мои земляки: писатель Андрей Кривошапкин и член правительства республики министр культуры Юрий Куприянов, другие якутские политики, ученые, деятели культуры. Да и Горный, выпускники которого поднимали у нас горнодобывающую «целину», сыграл в этом отношении огромную роль.

Раньше после окончания вуза молодые люди возвращались в родные края. А теперь?

— После распада советской страны, где это золотое правило соблюдалось, многие из них оставались по месту учебы. Но благодаря принятым мерам такая ситуация стала меняться. Сегодня одних целевиков направляет на учебу минобрнауки Якутии, другие, подписав договор с одной из промышленных компаний, едут учиться в Петербург и Москву. Однако те и другие возвращаются с дипломом в кармане на малую родину — и таких, поверьте, много.

Петербург для северян — научно-образовательная Мекка. В 24 вузах города на Неве ежегодно учатся 1,5 тысячи студентов-якутов. А наука? Вспомним хотя бы научно-образовательный центр «Север», созданный при нашем Северо-Восточном федеральном университете. В реализации его проектов участвуют пять питерских вузов, включая Политех и Макаровку, а также Медицинский исследовательский центр онкологии имени Н. Н. Петрова.

— А какие специалисты в Якутии наиболее востребованы?

— Те, благодаря которым идут в рост самые перспективные отрасли. Сегодня наш край особо нуждается в горных инженерах, энергетиках, судоремонтниках, не говоря уже про толковых врачей и экологов, которым там всегда рады. Но, пожалуй, вне конкуренции в этом смысле компьютерных дел мастера, многие из которых тоже обучались в Петербурге.

Да и как иначе, если прорывные технологии невозможны без электронных систем, а в основе важных для республики инвестпроектов лежат цифровые платформы. Эта сфера в Якутии — на подъеме. Некоторые наши компании продвигают свою продукцию на внутреннем рынке страны и за рубежом, а есть и такие, которые имеют представительство в Петербурге.

Ключевые для нашей республики отрасли переходят в цифровое пространство, происходит это и в ряде гуманитарных направлений. Айтишники работают, например, над сохранением языков коренных малочисленных народов, проживающих в нашем крае, создавая электронные учебники и словари для эвенков, эвенов, юкагиров, долганов и т. д. Конечно, не только поэтому им удалось сохранить свои родные языки, на которых они говорят в быту. Институт народов Севера готовит для них педагогов, они получают на якутской земле господдержку…

Что входит в линейку петербургской продукции, выпускаемой для якутян?

— Трубы, задвижки, транспортные средства, оборудование — перечислять можно долго. Приведу один лишь пример: когда в Якутске строили ГРЭС-2, мощные турбины для ее четырех энергоблоков тоже были изготовлены на петербургских заводах.

Большой перечень отечественной продукции арктические регионы получают в последние годы благодаря импортозамещению — от полиэтиленовых труб до материалов, устойчивых к сверхнизким температурам. Это разработки, которые дешевле импортных, но не уступают им по надежности, долговечности и ка­честву. И петербуржцы здесь — в первых рядах. Они оснащают якутские предприятия вездеходной техникой, силовыми машинами, средствами телекоммуникации и связи, оборудованием для горнодобывающей отрасли.

Эта обширная номенклатура входит в «арктический» справочник Смольного. И она заметно пополнилась после визита петербургской делегации в Якутск, состоявшегося в октябре 2020 года. Глава нашей республики Айсен Николаев тогда вновь подчеркнул, что Петербург был и остается одним из главных партнеров Якутии.

Правда, не все поставки можно отследить: нередко бизнес двух регионов наводит мосты, договариваясь напрямую, без участия властных структур. А бывает, северяне сами тянутся в Петербург. Так, компания «Буревестник», «дочка» работающего на якутской земле холдинга «Алроса», открыла в питерской особой экономической зоне свой центр по разработке и производству сепараторов алмазосодержащей руды.

Каков объем торгового оборота между двумя этими регионами?

— Он меньше, чем у Петербурга с Мурманской и Архангельской областями. Но примерно на таком же высоком уровне, как с Красноярским краем. По данным Смольного, за первые пять месяцев этого года петербуржцы и якутяне подписали 48 контрактов почти на полмиллиарда рублей. Для сравнения: год назад за тот же период было заключено 20 контрактов на 206,8 млн рублей. Вот такая динамика роста.

Петербург ведь наращивает свое участие и в северном завозе.

— Да, в советские годы он действовал как часы: караваны судов доставляли в северные порты жизненно необходимые грузы, которые расходись по всему Заполярью. Потом пошли сбои. И хотя этот механизм возродили, он нуждается в совершенствовании.

Что сделали петербуржцы? За счет ведомственного проекта по развитию судоходства на Севморпути, который реализует Смольный, они наладили связи с поставщиками продукции для Арктики со всего Северо-Запада. И используя свои порты для перевалки грузов в отдаленные труднодоступные районы той же Якутии, предложили новые, более оптимальные маршруты. Так, весьма перспективной специалисты считают транспортную линию, которая может связать Петербург и порт «Зеленый Мыс», что в устье реки Колымы (поселок Черский).

В целом прорабатываются пути развития судоходства на этой морской трассе с учетом использования потенциала морских портов Петербурга. По сути, речь идет о создании здесь транспортно-логистического хаба федерального значения. Но, чтобы грузовые суда не возвращались пустыми, нужно укреплять партнерские отношения.

Камчатка, предположим, стала доставлять в западные регионы свою рыбную продукцию. Насытить ею громадный петербургский рынок якутяне сами не смогут, но готовы подключиться к этой работе и поставлять другую продукцию. Вплоть до пушнины — меха песца, соболя, норки, лисы, — которой богата наша республика. Пока же якутяне прощупывают эти дороги, ведущие в Петербург, а через него — в другие регионы страны, соизмеряют риски, ищут оптимальные для себя рынки сбыта…

А вы с коллегами помогаете им это делать…

— Точнее, помогаем укреплять экономические, торговые, культурные и прочие связи между двумя регионами. Якутяне открыли в Северной столице офис своей респуб­лики больше 30 лет назад. Сначала это было обособленное представительство. Потом в силу структурных изменений его присоединили к постпредству Саха-Якутии при президенте России, то есть к основному офису. Полномочия остались прежними, но это позволило оптимизировать средства.

В нашем подразделении трудятся ныне пять человек, включая водителя. При этом мы решаем большой круг вопросов, касающихся промышленности, науки, туризма и др. Но не мы одни представляем здесь свой край. В городе на Неве су­ществует якутская диаспора, создавшая национально-культурное общество, есть студенческая общественная организация «Сайдын».

А наладить взаимодействие с другими регионами помогает Совет представительств, созданный при петербургском комитете по делам Арктики, куда мы вошли в числе первых. Вообще этот комитет, сформированный на волне интереса к арк­тической тематике, оказывает нам серьезную поддержку.

Вы ведь коренной северянин?

— Да. По материнской линии я представляю четвертое поколение северян: моя мать родилась под Алданом, отец жил в Тикси. А я появился на свет в Якутске, где обосновались мои родители, и прожил там большую часть своей жизни.

Но и Петербург не был для меня чужим городом. И не потому, что это транзитная или конечная точка для многих якутян, уезжающих в отпуск. В Северной столице живет двоюродная сестра моей матери, которую я навещал. А потом учился на Васильевском острове — в Северо-Западном филиале Российской академии госслужбы при президенте РФ.

Словом, когда в конце 2015 года мне предложили должность постоянного представителя нашей республики в этом городе, я без колебаний согласился…

Три года назад Петербург и Якутия подписали «дорожную карту» по расширению сотрудничества. Все ли намеченное удалось выполнить?

— Нет, помешала пандемия, хотя большинство пунктов этой ­программы были закрыты. Но скажу честно: некоторые из них, довольно размытые, и не подразумевали конкретных шагов. В обновленной версии документа мы постарались их исключить.

В нынешнем году на ПМЭФ-2022 стороны подписали очередное соглашение о сотрудничестве, актуализировав точки роста. И вот там уже везде обозначены конкретные показатели. Это программа, рассчитанная на период до 2026 года и основанная на приоритетах, прописанных в госпрограмме развития Северо-­Якутской опорной базы Арктической зоны РФ. Они касаются обновления портовых мощностей, добычи и переработки полезных ископаемых, освоения континентального шельфа.

Один из этих проектов предусматривает возможность создания на севере Якутии, недалеко от села Найба, глубоководного порта-хаба, а также дноуглубление в районе порта «Тикси». Это нужно для северного завоза и обеспечения грузами инвес­торов, реализующих в крае крупные проекты. Такая работа, учитывающая изменившуюся геополитическую обстановку, направлена также на создание нового транспортного коридора между Китаем и Россией за счет развития сухопутных, речных и морских путей.

Еще один значимый проект связан с развитием поселка Тикси, находящегося за Полярным кругом, где в советские годы проживали более 10 тыс. человек. Его будущее во многом связано с планами Минобороны РФ по наращиванию военного присутствия в арктических регионах страны. Ведь наличие военных городков подразумевает развитие дорог и аэродромов, появление там новых социальных объектов…

А Жатайская верфь?

— Не забыли и про нее. Выполнение этого проекта, осуществляемого при участии петербуржцев за счет денег из федеральной казны, респуб­ликанского бюджета и инвесторов, продолжается. Балтийский завод и Средне-Невский судозавод помогают якутским коллегам обрес­ти компетенции и опыт, а Макаровка готовит кадры для высокотехнологичной Жатайской судоверфи.

Ее мощности после модернизации позволят строить до десяти судов в год для обновления речного флота нашего края, не считая судоремонта. Размещать свои заказы на питерских верфях правительство Якутии пока не спешит, хотя это не исключено: регион нуждается в современных пассажирских теплоходах.

Кстати, четвертый атомный ледокол новейшего проекта 22220, который скоро, надеюсь, сойдет со стапелей Балтийского завода, получил название «Якутия». Мы предложили: когда дело дойдет до отделки его помещений, оформить кают-компанию судна, которое намечено сдать заказчику через три года, в якутском национальном стиле.

На Чукотке работает плавучая атомная станция «Академик Ломоносов», построенная на этой верфи. Возможно, в будущем такая же появится в Якутии, но пока речь идет о сооружении стационарной атомной станции на реке Яна. Этот объект нужен для освоения в Верхоянском районе богатого золоторудного ­месторождения Кючус и развития горнорудной отрасли.

В начале беседы вы упомянули научно-образовательный центр «Север». Крупные проекты реализуются ведь и там?

— Конечно. Так, в Тикси создается полигон для исследований в области добычи сырья, создания альтернативных источников энергии и строительства в условиях вечной мерзлоты. И Петербург со своей мощной научной и промышленной базой готов подключиться к этой работе. На другом полигоне, действующем при центре «Север», тестируются изделия и материалы, которые создавались в городе на Неве и других регионах специально для нужд Арктики.

При содействии Всероссийского института генетических ресурсов растений имени Н. И. Вавилова была открыта лаборатория для исследования флоры Арктики. И при его же участии на базе Северо-Восточного федерального университета намечается создать кладовую национальной коллекции семян культурных растений, кадры для которой помогает готовить этот институт.

Как петербуржцы отмечают 100‑летие республики Саха-Якутия?

— Официальные мероприятия, которым предшествовал посвященный им выстрел пушки с Нарышкина ­бастиона Петропавловской крепос­ти, состоялись 27 апреля в Российском этнографическом музее. Нынче летом под городом пройдет якутский национальный праздник «Ысыах» («Изобилие»), который в этом году пришлось сдвинуть по времени.

В Музее блокады Ленинграда будет показан спектакль, посвященный якутам — студентам театрального училища, участвовавшим в обороне города. На Невском пятачке в честь наших земляков будет открыт мемориальный камень. Государственная филармония Якутии, известная любителям классической музыки, выступит на сцене Мариинского театра…

Часто ли вы бываете на родной земле?

— Во время пандемии получили развитие новые формы коммуникации, и теперь я выбираюсь туда один-два раза в год, хотя раньше бывал чаще. И, приехав в столицу края, всякий раз наблюдаю изменения: город хорошеет, развивается, становится комфортнее.

К слову, Петербург охотно делится своим опытом ремонта и реконструкции систем ЖКХ. Перспективы сотрудничества в этой сфере его представители обсудили недавно с якутскими партнерами по видеоконференц-связи. Петербуржцы презентовали там свою систему регулирования в зависимости от погоды теплоснабжения («Цифровой город»), а также другие разработки и бестраншейный способ ремонта труб.

В то же время другие питерские специалисты предлагают свои технологии строительства в районах вечной мерзлоты и участвуют в мониторинге состояния грунтов, «размягченных» из‑за глобального потепления. Хотя в Якутии имеется свой Институт мерзлотоведения Сибирского отделения РАН, одна из ведущих в мире научных площадок этого профиля.

Сейчас, когда сложилась непрос­тая ситуация с развитием международных связей, очень важно укреп­лять горизонтальные контакты внут­ри России, воплощая межрегиональные и межотраслевые проекты. Думаю, это всем очевидно.




Материалы рубрики

19 августа, 10:40
Марина ЛЕВИНА
12 августа, 10:25
Дмитрий ГЕРАЩЕНКО
05 августа, 10:36
Андрей ТОЙККА

Комментарии

Самое читаемое

#
#
Умерла 12-летняя петербурженка Алиса Адамова, пострадавшая в бассейне турецкого отеля
28 августа 2019

Умерла 12-летняя петербурженка Алиса Адамова, пострадавшая в бассейне турецкого отеля

Девочка скончалась через 10 дней после ЧП, несмотря на все попытки врачей спасти ей жизнь.

Женщине отрезало обе руки во время инцидента в подземке Петербурга
28 августа 2019

Женщине отрезало обе руки во время инцидента в подземке Петербурга

Петербурженке, упавшей под поезд на станции «Гражданский проспект», отрезало обе руки.

Новые предметы и знания. Что изменится в российских школах с 1 сентября 2019 года
26 августа 2019

Новые предметы и знания. Что изменится в российских школах с 1 сентября 2019 года

Рассказываем, что ждет учащихся уже через несколько дней.

Вода из колодца - по лицензии. На кого распространяется новый закон?
26 августа 2019

Вода из колодца - по лицензии. На кого распространяется новый закон?

С 1 января пользование скважинами и колодцами будет разрешено только по документу.

Польский турист честно рассказал о трагедии в бассейне Турецкого отеля
23 августа 2019

Польский турист честно рассказал о трагедии в бассейне Турецкого отеля

Администрация курорта обвинила родителей Алисы Адамовой в произошедшем ЧП.

В программу ремонта дорог в Петербурге включили 13 новых объектов
23 августа 2019

В программу ремонта дорог в Петербурге включили 13 новых объектов

Среди них - участки Северного проспекта, Выборгского шоссе, проспекта Энгельса и еще десяти магистралей города.

«Ленинградка» повзрослела. Женскую волейбольную команду из Петербурга не узнают в новом сезоне
23 августа 2019

«Ленинградка» повзрослела. Женскую волейбольную команду из Петербурга не узнают в новом сезоне

Настолько опытной по составу представляющая город в женской суперлиге команда не была никогда.

Как продлить жизнь при помощи питания?
21 августа 2019

Как продлить жизнь при помощи питания?

Врач-диетолог рассказала, что нужно есть, чтобы долго жить и не болеть.

Эротика в обмен на продукты. Как художник Сомов выживал в Петрограде
21 августа 2019

Эротика в обмен на продукты. Как художник Сомов выживал в Петрограде

Русский музей развернул в Михайловском замке выставку к 150-летию Константина Сомова.

Белые – в Лосево, маслята – в Синявино. 8 самых грибных мест Ленобласти
20 августа 2019

Белые – в Лосево, маслята – в Синявино. 8 самых грибных мест Ленобласти

Помогаем не очень опытным грибникам и любителям пробовать новое разобраться, в какие леса лучше всего выходить с ножом и лукошком.

Автоледи перекрыла Конюшенную улицу ради шопинга в ДЛТ
20 августа 2019

Автоледи перекрыла Конюшенную улицу ради шопинга в ДЛТ

По словам петербуржцев, женщина припарковала свой BMW вторым рядом и ушла за покупками в ДЛТ.

Безопасно ли покупать грибы у частников?
20 августа 2019

Безопасно ли покупать грибы у частников?

У всех станций метро бабушки торгуют лисичками, белыми и подберезовиками. Но можно ли их есть?