Ногою твердой стать при море

Татьяна ЧЕКАЛОВА | ФОТО предоставлено пресс-службой Морского совета

ФОТО предоставлено пресс-службой Морского совета

Гость редакции —ответственный секретарь Морского совета при правительстве Санкт-Петербурга Татьяна ЧЕКАЛОВА

То, что Петербург — морская столица России, мы хорошо знаем и считаем очевидным. Однако за то, чтобы «ногою твердой стать при море», в постсоветское время городу пришлось изрядно побороться. Наша сегодняшняя собеседница — одна из тех, кто этой борьбе отдал многие годы жизни. Хотя занимаемая ею должность — чисто общественная, ее авторитет в морской отрасли непререкаем. Только перечень полученных наград и почетных званий — на пять страниц. Созданный ее усилиями Морской совет в этом году отмечает свое 20‑летие.

— Возможно, Татьяна Ивановна, не все наши читатели знают, что такое Морской совет и как он появился…

— Появился он, увы, не в самый лучший момент в жизни нашей страны. После распада СССР мы фактически перестали быть морской державой — пришло в упадок судостроение, были потеряны позиции на рынке морских перево­зок, катастрофически уменьшился флот. Поборники «рыночной экономики» прямо заявляли: нам это ничего не нужно, все необходимое нам привезут из‑за границы.

Осознание реальных потерь начало приходить в начале 2000‑х. 27 июля 2001 года вышло поручение президента РФ о переходе к реализации национальной морской политики и созданию при правительстве РФ Морской коллегии. В ее состав вошли 11 министров, а также руководители всех ведущих служб, связанных с морской деятельностью.

Одним из первых ее шагов и было создание во всех приморских субъектах страны региональных Морских советов. Разумеется, Петербург по праву стал лидером этого процесса — ни в одном российском регионе в таком объеме и полноте морская отрасль не представлена. Проектирование и строительство судов, морское образование, портовая инфраструктура, база ВМФ — все это, хоть и не в самом лучшем виде, выжило, даже несмотря на сложные времена.

Наш Морской совет был создан постановлением правительства Санкт-Петербурга от 29 июня 2004 года. В него вошли 40 руководителей профильных морских организаций.

— Некая общественная нагрузка для занятых людей в их свободное от основной работы время?

— Да, но это такая нагрузка, от которой трудно отказаться, ведь речь шла напрямую о реализации Морской доктрины, провозглашенной на самом высоком государственном уровне. Председателем Морского совета, в соответствии с его уставом, является губернатор города. Тогда им была Валентина Ивановна Матвиенко. Все наши проблемы она понимала с полуслова, активно и настойчиво помогала их решать.

Вся организационная часть работы легла на сектор по обеспечению деятельности Морского совета, входивший в состав комитета по транспортно-транзитной политике и состоявший из четырех человек. Мне предложили его возглавить в качестве ответственного секретаря Морского совета.

К тому времени у меня уже был накоплен значительный опыт педагогической, инженерной, административной работы. Морская сфера деятельности мне тоже была хорошо знакома — до этого я работала руководителем аппарата президента Балтийского морского пароходства, потом долгое время исполнительным директором Северо-Западного филиала Союза российских судовладельцев. Были выстроены рабочие отношения со всеми региональными и федеральными структурами.

— Можно ли сказать, что появление новой общественной организации было встречено с энтузиазмом?

— Конечно, да. Люди, связанные с морем, как правило, преданы своему делу и готовы поддерживать все, что работает на его успех. Даже сотрудники федеральных структур, работающих на территории города, понимали необходимость некоего координирующего органа, который облегчил бы их взаимодействие с городскими коллегами.

Как раз тогда и началось фактическое, очень трудное и до сих пор не завершившееся возрождение отрасли. Взамен упраздненного министерства морского флота образовано Агентство морского и речного транспорта в составе Министерства транспорта.

Конечно, замена неэквивалентная — ветераны до сих пор переживают, что у моряков нет своего министра. Более того, под одной крышей оказались моряки и речники.

Стала меняться нормативная база, появились новые законы как федерального, так и регионального уровня. К работе над этими документами активно привлекали и нас. Кстати, все нормативные акты, касающиеся создания Морского совета, писались с моим непосредственным участием, так что я по праву могу считать его своим детищем.

К сожалению, на мой взгляд, не все из нововведений оказались к лучшему. Был, например, упразднен комитет по транспортно-транзитной политике. Наш сектор отошел к комитету по транспорту и был сокращен до двух человек. Я к тому времени уже достигла пенсионного возраста и перешла в статус руководителя на общественных началах. А чтобы дать возможность нормально работать, меня назначили на должность советника начальника администрации Морского порта «Санкт-Петербург». Так у меня появилась морская форма с нарукавными знаками различия (галунами), на то время соответст­вующими капитану дальнего плавания. В дальнейшем и по настоящее время я являюсь советником руководителя ФГБУ «Администрация морских портов Балтийского моря», и галуны уже другие.

— Что реально удалось сделать в те годы?

— Очень много. Прежде всего было налажено взаимодействие всех морских структур города. Люди стали активно общаться, координировать свои действия, вмес­те решать актуальные проблемы. Например, при участии Морского совета наконец были определены границы и урегулирован правовой статус нашего морского порта, которому присвоено наименование «Большой порт Санкт-Петербург». Построен и начал функционировать пассажирский порт «Морской фасад». Морской совет внес значительный вклад в подготовку и принятие ряда федеральных законов, в том числе о 72‑часовом безвизовом пребывании в городе пассажиров круизных судов.

По нашей инициативе в региональный закон «О праздниках и памятных датах в Санкт-Петербурге» включены профессиональные праздники — День работников морского и речного флота, День судостроителя и памятная дата — День прорыва морской минной блокады Ленинграда.

Удалось нам добиться запрета для прохода по Неве однокорпусных танкеров. Любая авария такого судна грозит гигантской экологической катастрофой. Сейчас такого риска нет.

Настоящую битву выдержали мы с инициаторами проекта строительства Ново-Адмиралтейского моста. Руководителями «Большого порта Санкт-Петербург» и ЦНИИ Морского флота были организованы и проведены натурные испытания, которые показали, что в месте предполагаемых опор моста имеются свальные течения и каждое четвертое судно об эти опоры будет биться. Был проект, предполагающий ликвидацию двух судостроительных предприятий — Балтийского завода и «Адмиралтейских верфей» — и застройку их территории элитным жильем. Но мы смогли отстоять и сохранить гордость города.

— А судостроительные предприятия по обе стороны Невы не только не исчезли, но и сильно двинулись вперед…

— Конечно, здесь прогресс налицо. На Балтийском заводе достроен атомный ледокол «50 лет Победы», заложенный еще в 1989 году. Кроме того, введены в эксплуатацию три ледокола серии 22220, самые большие и мощные в мире. Еще три — в стадии строительства. На «Адмиралтейских верфях» строятся рыболовецкие суда, активно ведется работа по заказам ВМФ. К сожалению, есть и много проблем, связанных с санкциями. Начиная с 2014 года нас уверяли, что в ближайшее время удастся достигнуть полного импортозамещения. Мы каждый год проводили на эту тему большие конференции. В «Ленэкспо» несколько лет существовал специализированный центр по импортозамещению. Но в полном ­объеме этого пока не случилось.

— Да и самого «Ленэкспо» больше нет

— Мне безумно жаль этот комплекс — вместе с Морским вокзалом он встречал прибывающих в город с воды, был его своеобразной визитной карточкой. На этом месте теперь будет элитное жилье.

Аналогичная история — с потерянным Речным вокзалом. К сожалению, о его судьбе мы узнали, только увидев по телевизору, как его сносят. Выяснилось, что собственник распорядился этой землей, как считал нужным. Стояло красивое удобное здание, совсем еще не старое, вместо него теперь жилой дом. Для нас это была просто трагедия.

А сейчас все ломают голову — где в Петербурге сделать речной вокзал? Город стремится развивать ­водный туризм, но теплоходы швартовать некуда! Уткина заводь запросам Санкт-Петербурга не соответствует. К счастью, городу удалось вернуть причалы на Октябрьской набережной напротив того самого нового дома. Возможно, удастся ее использовать для швартовки. Хотя для этого предстоит еще преодолеть немало трудностей.

— И так‑то сколько береговых территорий утрачено!

— Конечно! Был даже проект ликвидации порта с переводом всего грузопотока в Усть-Лугу. Тоже ради жилой застройки. То есть людям не дорого ничего — ни история, ни традиции, ни экономика города. Важна только собственная выгода. Массу великолепных выходов к акватории потеряли и питерские яхтсмены. Молодому поколению становится все труднее объяснить, что мы живем в морской столице…

— Тем не менее вам это удается. Морское воспитание, как известно, стало одним из главных направлений вашей работы.

— Начало ей положил капитан 1-го ранга сотрудник Центра национальной славы при РЖД Алексей Алексеевич Нейбург. В 2005 году он предложил свой проект историко-патриотического конкурса для детей и молодежи «Морской венок славы: моряки на службе Отечеству». В развитие этого направления был открыт первый в городе морской класс «Фрегат» в 301‑й школе Фрунзенского района. К тому времени ­существовавшие при разных детских учреждениях клубы юных моряков практически не функционировали, и, по сути, эту тему нам пришлось осваивать заново.

Идея, что называется, пошла в массы, и вскоре такие классы стали открываться и в других школах. Огромная заслуга в этом принадлежит Морской технической академии имени адмирала Д. Н. Сенявина. Благодаря энергии ее директора Виктора Анатольевича Никитина там создана великолепная учебная база — современные тренажеры, компьютерные классы, шлюпочная база и многое другое. Совместными усилиями нам удалось добиться передачи этому профессиональному образовательному учреждению знаменитого учебного парусного судна «Юный балтиец», которое до этого уже несколько лет стояло без дела и фактически разрушалось. Сейчас оно полностью отремонтировано и используется для практики как курсантов, так и юных моряков.

В 2010 году в академии были образованы морской ресурсный центр дополнительного образования детей и городское учебно-методическое объединение по направлению «Морское дело», с помощью которого в Московском районе создана Морская школа. Ее ученики, начиная с пятого класса, носят форму и изучают соответствующие дисциплины. А в 2021 году в Приморском районе открылся Морской лицей — там дети «становятся моряками» уже с первого класса. Если в других школах морская подготовка проводится в качестве дополнительного образования, то в этих она включена в основной учебный процесс. Ряд предметов сориентирован именно на эту тематику.

— А пользуются ли эти учебные заведения повышенным спросом у детей и их родителей?

— Еще как пользуются! Конкурс туда огромный. Детей привлекает как сама морская романтика, так и соответствующая атрибутика: форма, ритуалы и прочее. Родителям, конечно, нравится, что детей приучают к порядку и дисциплине, прививают навыки коллективизма, обучают многим практическим вещам, которые пригодятся в жизни независимо от выбора профессии.

Идею подхватило наше Законодательное собрание. Так, в 2021 году принят закон «О кадетском образовании в Санкт-Петербурге». Первыми кадетами стали юные моряки. Потом уже появились специализации по линии МЧС, ФСО, МВД и других. Эти классы получают государственное финансирование, дети туда приходят на целый день. Питание, обмундирование — все за бюджетные средства.

В дальнейшем мы планируем систематизировать эту работу и создать в каждом районе города опорные пункты Морского совета.

— А ведь есть еще и молодежный Морской совет!

— Да, он родился при нашей поддержке почти одновременно с нами. Я с этими ребятами познакомилась, еще когда работала в Союзе российских судовладельцев. Мы вместе начали делать уникальную телевизионную прог­рамму «Морские вести». Теперь они прекрасно вписались в нашу работу со школьниками — вместе с Морской технической академией проводят Ярмарку морских профессий. Реализуют и другие проекты, в том числе «Морской юрист».

— Морское воспитание, очевидно, базируется на патриотических традициях. Как вы чувствуете, насколько эта тема востребована современной молодежью?

— Не будем говорить высоких слов. Море — это экипаж. Это коллектив, связанный общей идеей. Это дисциплина, взаимовыручка, атмосфера полного взаимного доверия. И — чувство Родины, которой ты служишь и которую представляешь за рубежом. Как только человек надевает морскую форму, он начинает это ощущать буквально кожей. Патриотическое воспитание начинается уже с того момента, когда ребенок приступает к учебе в морском классе. Дальше нужно только правильно двигаться в этом направлении. Одна только наша славная морская история — это неисчерпаемый воспитательный ресурс.

К сожалению, пока не хватает достаточного количества квалифицированных педагогических кадров этого профиля. Отставных морских офицеров много, но далеко не все способны на такую работу, нужен педагогический опыт. У педагогов же не хватает морских навыков.

А запрос на патриотизм в нашем обществе сегодня колоссальный. Чувствую хотя бы по тому, с каким успехом проходят наши многочисленные патриотические мероприятия. За эти годы у нас сложилась великолепная команда профессионалов высочайшего класса, которые в дело просто вкладывают душу.

В течение многих лет Морским советом реализуется молодежная программа «Морское наследие Петра Великого». Это целая серия массовых мероприятий: фестивали, конференции, конкурсы, регаты. Огромная заслуга здесь принадлежит Анатолию Николаевичу Константинову, который является вдохновителем фестиваля «Морской район морской столицы», Фестиваля ледоколов, Праздника корюшки, молодежного фестиваля «Морфест».

С большим успехом проходит международный кинофестиваль морских и приключенческих фильмов «Море зовет», инициатором которого был недавно ушедший из жизни Сергей Вячеславович Апрелев. Начатое им продолжает его семья. Яхтенную тему и, в частности, молодежную историко-пат­риотическую морскую экспедицию «Паруса памяти» продвигает ­Андрей Алексеевич Березкин.

Море — это экипаж. Это коллектив, связанный общей идеей. Это дисциплина, взаимовыручка, атмосфера полного взаимного доверия. И — чувство Родины, которой ты служишь и которую представляешь за рубежом. 

В рамках конкурса «Морской венок славы: моряки на службе Отечеству» формируются экипажи школьников из морских классов, они посещают музеи, с ними проводят уроки исторической памяти и интерактивные игры. Каждый год — разные темы. В этом году мероприятия посвящены в том числе 80‑летию полного освобождения Ленинграда от фашистской блокады, 325‑летию Андреевского флага, 320‑летию Кронштадта. Ребят группами по 50 человек на автобусах на целый день вывозят в Кронштадт и организуют различные творческие программы.

Помогают нам комитет по молодежной политике и взаимодействию с общественными организациями, комитет по образованию, комитет по транспорту, Агентство внешнего транспорта и все морские профильные организации, входящие в состав Морского совета. Также, к счастью, есть еще пат­риотически настроенный бизнес, которому мы очень благодарны.

— Говорят, что несколько крупных инвесторов профинансировали установку памятника адмиралу Ушакову…

— Да, это правда. Но этому предшествовала длинная история. Памятник великому флотоводцу хотели поставить еще в 1997 году напротив Военно-морской академии. Объявили конкурс, но установить так и не смогли.

В 2014 году по инициативе ветеранов ВМФ этой темой занялся и Морской совет. Место выбрали идеальное — площадь Труда. Во-первых, туда переехал Центральный военно-морской музей, который сегодня теряется на фоне парковки. Во-вторых, образуется «исторический триптих», реализующий слова Александра III: «У России только два союзника: ее армия и флот». По левую руку от «Медного всадника» (государство в лице Петра Первого) — непобедимый генералиссимус Суворов, олицетворяющий армию, а по правую — непобедимый адмирал Ушаков, символизирующий флот. И, наконец, в‑третьих, флотоводец причислен к лику святых и будет стоять на месте разрушенной Благовещенской церкви, что возвратит святость этому месту.

Казалось, все складывается удачно, но у идеи нашлись весьма серьезные противники. Борьба с ними буквально выбила меня из колеи — пошатнулось здоровье. Но мы победили — был принят специальный городской закон об установке монументального сооружения на площади Труда. Потом вышло соответствующее постановление правительства города. Был объявлен конкурс на проект памятника, по его результатам ЗакС принял окончательное решение, и только после этого на площади Труда торжественно установили закладной камень. А памятник уже изготавливается, и большую часть расходов ­действительно взял на себя крупный бизнес. Если все будет хорошо, планируем открытие приурочить к Дню Военно-морского флота.

А для меня лично это очень много значит. Ушаков за эти годы стал мне родным, близким по духу. В трудные минуты жизни всегда вспоминаю его слова: «Не отчаивайтесь — сии грозные бури обратятся к славе России».

Подготовил Михаил РУТМАН


Материалы рубрики

17 мая, 10:12
Сергей БЫЗГУ
25 апреля, 11:33
Михаил СТРАХОВ

Комментарии