Всему начало чтение книг

Ирина СЕМЕНОВА | ФОТО Дмитрия СОКОЛОВА

ФОТО Дмитрия СОКОЛОВА

Гость редакции — директор Ленинградской областной универсальной научной библиотеки Ирина СЕМЕНОВА

Главная библиотека Ленинградской области, расположенная на Кирилловской улице недалеко от Смольного, играет для 47‑го региона ту же роль, что и городская имени Маяковского для Петербурга. За одним только исключением: книги на дом читателям здесь не выдают. Зато хранят печатную продукцию, изданную на территории региона, и обладают самой обширной краеведческой коллекцией в Ленинградской области. А также помогают, наставляют, напутствуют библиотеки по всей области.

Ирина Викторовна, начнем со статистики. Сколько библио­тек было в Ленинградской области на исходе советского времени и сколько сейчас?

— В 1992 году было 486, в 2002‑м — 427, сейчас — 384. Динамика может показаться огорчающей, однако она вовсе не означает, что ситуация стала хуже. Есть совершенно объективные обстоятельства. В сельской местности меняется количество жителей, происходит мощный отток людей в города.

В то же время в регионе на границе с Петербургом выросли такие крупные города, как Мурино и Кудрово, где библиотек катастрофически не хватает. А люди к ним все равно тянутся. Ка­залось бы, зачем: Интернет ведь всегда под рукой?.. Тем не менее, судя по той же статистике, читателей с каждым годом становится все больше. Ведь библиотека — практически единственная организация в сфере культуры, которая оказывает бесплатные услуги. Театр и музей — тоже культурно-просветительские ­учреждения, но они платные.

Но дело не только в этом. На мой взгляд, людей привлекает интеллектуальный комфорт пребывания в публичном пространстве, позволяющий и получить информацию, и провести время с пользой, и поработать, и пообщаться. Будущее — за дружелюбными читательскими пространствами, наполненными востребованными книгами и электронными ресурсами.

И как вы это себе представляете?

— Да простят меня читатели: поясню на собственном опыте. Еще когда я возглавляла Межпоселенческую библиотеку в Выборге, мы начали трансформацию с материальной базы: создали современный интерьер. Это очень важное условие привлечения людей. Грамотная организация пространства сочетает и библиотечные технологии, и психологический комфорт.

Наши — Петербурга и Ленинградской области — библиотеки должен отличать особый стиль: место обязывает и диктует строгость в подходах к формированию пространств. Я бы сравнила пространство библиотеки с палит­рой, а ее сотрудников — с живописцами, которые во время своей работы, смешивая краски, пишут картины историй…

Оформление помещения не должно быть ярким, пестрым, иначе у человека возникает цветовой информационный шум, в котором не очень приятно находиться. Но самое главное — мы пересмотрели отношение к своей работе. Потому что преж­де порой возникало ощущение, что мы работали исключительно… для себя. Проводили мероприятия, создавали рекомендательные списки литературы, а читатели в этой системе координат были чем‑то весьма абстрактным. А вот когда они увидели, что мы слышим их запросы, тогда и стали приходить к нам. Потому что поняли, что их ждут.

Вообще сотрудники библиотеки должны очень хорошо понимать, для кого они работают и что могут предложить. Именно поэтому сейчас, когда мы приступаем к разработке концепции реновации какой‑либо из библиотек, начинаем с тщательного анализа ее роли в локальном сообществе…

Библиотека — это прежде всего личностный контакт, подчас разговор с глазу на глаз. В Ленинградской области 60% биб­лиотек — сельские. Во многих из них, как правило, работает один человек. И для местных жителей он близкий собеседник, с которым можно просто поговорить, попросить совета. Чтобы соответствовать, надо быть психологом и просветителем. Библио­текарь — своего рода лекарь для души, выполняющий функцию проводника. Словом ведь можно не только просветить, но и вылечить. А через правильную книгу — еще и подсказать.

Отечественная библиотечная школа славится как раз этой традицией. В октябре прошлого года в Ломоносове мы проводили конференцию, посвященную классику библиотечной науки Николаю Рубакину, и лишний раз убедились, что многое сказанное им еще век назад об отношениях с читателем отнюдь не потеряло своей актуальности. К слову, Рубакин — наш земляк, уроженец Ораниенбаума.

Приведу лишь несколько его высказываний. «Выбрать книги для своего и чужого чтения — не только наука, но и искусство». «Жалости достойны те любители книг, книголюбы и книгоеды, которые, забывая человека, любят книгу ради нее самой». «Надо знать книгу. Надо любить и верить в нее. Надо выработать в себе уменье и практическую сноровку работать при помощи книги»…

Не секрет, что в библиотеку нынче ходят не только и не столько за книгой, а чтобы отдохнуть, даже развлечься…

— Да, так и есть, и тут главное не перейти грань, отличающую библиотеку от культурно-досугового учреждения или какого‑либо другого учреждения культуры. Нередко анонсы биб­лиотечных мероприятий представляют собой череду концертов, спектаклей, выставок, мастер-классов. И меня это не очень радует.

Уверена, что все происходящее в библиотеке должно иметь в своей основе книгу. Библиотека — это не выставочное пространство и не театральная площадка, она устроена по другим законам. Она не может и не должна быть «магазином культурных услуг». Организация выставок, концертов, театральных постановок в пространстве библиотеки должна быть, на мой взгляд, приложением к главным мероприятиям в библиотеке, связанным с книгой, работе со словом и текстом.

Сейчас многие апеллируют к опыту скандинавских библиотек. Там они нередко настолько интегрированы в жизнь местного сообщества, что при них даже открывают прачечные и мастерские по ремонту одежды. Конечно, в каком‑то смысле удобно: пришел книги поменять, журналы полистать, а заодно и белье постирать… На мой взгляд, это не наш путь.

Хорошо, а насколько, скажем, музей допустим в стенах библиотеки?

— В сельской местности многие поселковые библиотеки самым естественным образом становятся хранителями местной истории, и это замечательно. Вопрос в том, как тактично вписать это в книжное пространство, чтобы библиотека не выглядела как лавка старьевщика. Чтобы не получалось так, что мы входим в библиотеку и видим только прялки да самовары, за которыми и книг уже не разглядеть.

Есть много позитивных примеров, когда экспозиции, организованные специальным образом, уместны в стенах библиотеки. Например, в городе Отрадное Кировского района в местной библиотеке действует музей истории кирпичных заводов, которые существовали на этой территории. Другой хороший пример: библиотеки Сланцевского района уже давно собирают источники, если говорить по‑научному, личного происхождения. Точнее, сами жители приносят материалы из своих домашних архивов. В государственные хранилища такие реликвии не всегда примут, а здесь — возьмут.

Сотрудники библиотек занимаются оцифровкой таких материалов, создают электронные коллекции и выкладывают их на своих сайтах. Таким образом формируется документальная база локальной истории, и это чрезвычайно важно. Тем более что работа с текстами как раз отвечает профилю библиотеки. Она взаимодействует со словом, текстом, с исторической памятью — в самом широком понимании…

Возвращаясь же к скандинав­скому опыту… Уверена, что биб­лиотека должна оставаться прежде всего средоточием просвещения. Нельзя относиться к ней как к элементу бытового комплекса или индустрии развлечений.

А теперь посмотрим, что происходит в нашем регионе. Согласно федеральному закону о местном самоуправлении, принятому в 2006 году, в Ленинградской области уже тогда начался вывод сельских библиотек из централизованных библиотечных систем и передача их в ведение органов муниципальной власти поселений. В условиях финансового дефицита сельские библиотеки вошли в состав культурно-досуговых учреждений, став их структурными подразделениями. А возглавляет такое учреждение, как правило, директор местного клуба.

Вы хотите сказать, что биб­лиотека для него явно не самое главное?

— Совершенно верно. А в результате произошло разрушение профессиональной сети, которое в свою очередь привело к потере качества обслуживания читателя. Однако даже в рамках действующего законодательства есть механизмы воссоздания централизованных библиотечных систем на уровне муниципального района. И сейчас по всей стране идет обратный процесс объединения библиотек в централизованные системы.

На мой взгляд, сельские библиотеки нужно выводить из клубов и домов культуры не только юридически, но и физически. Они должны иметь отдельные здания и развиваться по своим законам. У меня есть мечта, я ее называю «Сельская библиотека». Это такой современный дом усадебного типа или традиционной архитектуры с рациональной планировкой помещений, где бы разместился книжный фонд и можно было бы проводить культурные мероприятия, встречи односельчан.

Пока же у нас 62 % местных биб­лиотек являются структурными подразделениями культурно-досуговых учреждений. Административных рычагов воздействия на дома культуры у нашей областной библиотеки нет: мы можем только рекомендовать, советовать, обучать. И сегодня очень много времени мы проводим в Ленинградской области, стараясь выстроить утраченное когда‑то профессиональное взаимодействие.

И все‑таки, согласитесь, областная библиотека сейчас занимает не столь видное место в общественной и культурной жизни региона, как могла бы…

— Согласна, но что делать, если в доме на Кирилловской улице, где мы находимся, нам катастрофически не хватает места для размещения фонда. Что уж тут говорить об организации современных пространств?!.

Уже полвека в здании, которое является объектом культурного наследия, не проводилось капитального ремонта, и ныне для его поддержания в должном состоянии требуются большие вложения. Кроме того, оно не принадлежит Ленинградской области. Все это в максимальной степени затрудняет наше развитие.

Губернатором Ленинградской области Александром Дрозденко одобрена концепция, согласно которой для главной библиотеки субъекта Федерации планируется выделение отдельного здания на территории Ленинградской области. Один из рассматриваемых вариантов — во Всеволожске, недалеко от Приютина, в бывшем гостевом доме Всеволожских.

Да, он требует серьезной реставрации, только на проектные работы нужно порядка 50 миллионов рублей. Конкретных сроков пока нет. Однако я уверена, что со временем мы обретем собственный дом, именно в нем сможем развиваться как востребованное общественное пространство для жителей двух наших регионов.

Переезд из центра Петербурга во Всеволожский район нас совершенно не пугает. Наоборот, мы окажемся на своей, областной, территории. Что же касается логистики — этот вопрос решится при доброй воле всех заинтересованных сторон. Я уверена, что к нам и петербуржцы будут с удовольствием приезжать.

Вообще мы с библиотекой имени Маяковского думаем над тем, чтобы ввести единый читательский билет жителя Петербурга и Ленинградской области. На мой взгляд, решение уже давно назрело…

И в завершение хочу вновь обратиться к словам уже упоминавшегося выше Николая Рубакина: «Чтение книг — это лишь начало дела. Творчество жизни — вот цель».


Материалы рубрики

21 июня, 10:12
Сергей ЕКИМОВ

Комментарии