Не посрамили званье одесситов

«История нашей семьи типична для многих семей в те страшные годы. До войны мы жили в Одессе, мама училась в университете, папа в политехническом институте. В 1941-м им было по 22 года, а мне 1 год, – пишет Полина Боруховна Московских. – В первые дни войны мой папа, Борух Юдович Шпарбер, получил повестку на фронт, но его как отличника послали учиться в Москву в танковую академию. Стране нужны были военные инженеры. А мы с мамой в последний момент сумели эвакуироваться в Челябинск...»

Не посрамили званье одесситов |

Отучившись, старший лейтенант Шпарбер в 1943 году был отправлен на фронт в армию Рокоссовского. Он участвовал во взятии Берлина и рейхстага. Как сувениры, привез оттуда фашистские награды для высшего командного состава. На снимке, сделанном 14 августа 1944 года, офицер Шпарбер за рулем мотоцикла.

«Папа не рассказывал нам об ужасах войны, лишь как их танковый полк узнал о Победе. Отдыхая, они проснулись от жуткого грохота: это в соседнем полку стреляли изо всех орудий, – рассказывает П. Московских. – Войну папа закончил в звании майора, заместителем командира танкового полка, и продолжил служить дальше. Мы всей семьей три года жили в Польше, потом в лесах Белоруссии и на Сахалине.

В 1953 году папу демобилизовали. Было трудно: ни работы, ни жилья. Мы переехали в Бокситогорск, где родители прожили 40 лет. Папа работал главным конструктором на Тихвинском глиноземном заводе.

У моей бабушки на фронте воевали: дочь Бронислава Гершовна Токман (врач), сын Борис Гершович Токман (солдат), зятья Давид Аронович Плисс (артиллерист) и мой папа (танкист)».

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 081 (5454) от 08.05.2015.

Комментарии