Главная городская газета

Вратарь пересел на «Ладу»

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Спорт

ЧМ-2018: переломная встреча для пентакампеонов

Сегодня Петербург принимает свой третий матч ЧМ-2018 - в 15.00 на Крестовском сойдутся Бразилия и Коста-Рика. Читать полностью

ЧМ-2018: увы, но выбирать не нам

Повезло командам из группы В: именно они будут выбирать себе соперников по 1/8 финала. Читать полностью

Как сборная России по футболу вернула свой 2008-й

Сборная России по футболу вышла в плей-офф ЧМ-2018, повторив достижение Евро-2008. И вот что интересно: нынешняя дружина Черчесова до мелочей похожа на ту яркую команду Гуса Хиддинка. Читать полностью

Хельсинки - Петербург: «Аллегро» спешит на футбол

Низкая стоимость, высокий комфорт: в Петербург болельщики разных стран предпочитают ехать через Финляндию. Читать полностью

«Мы счастливы, ребята!»

После исторического матча с Египтом автор «СПб ведомостей» встретился с полузащитниками сборной России Александром Самедовым и Юрием Газинским. Читать полностью

Тренер просил, СКА сделал

Переподписав трех хоккеистов, СКА провел промежуточную черту нынешнего межсезонья: из 30 игроков прошлогоднего состава сохранил 23. Читать полностью
Вратарь пересел на «Ладу» | ФОТО img-fotki.yandex.ru

ФОТО img-fotki.yandex.ru

У воспитанника питерского хоккея Евгения ИВАННИКОВА (на снимке) по ходу текущего сезона набралось больше переездов, чем за всю предыдущую карьеру. В конце лета он неожиданно сменил «Адмирал», где блистал в прошлом сезоне, на родной СКА, откуда в день закрытия трансферного рынка – 25 декабря – был обменян в «Ладу» на Илью Ежова. На новом месте Евгений не растерялся, добыв для скромного волжского клуба пять побед в семи матчах. Наш корреспондент расспросил вратаря о его тольяттинском настоящем и питерско-владивостокском прошлом.

– Евгений, как нынче погода в Тольятти?

– Попрохладнее, чем когда уезжал из Питера. С утра где-то минус 20 было.


– Страшнее, когда минус 20 – показатель полезности твоих защитников.

– Благо таких в «Ладе» нет. Со своей стороны приложу все усилия, чтобы не появилось. У нас неплохие шансы на плей-офф, ими надо воспользоваться. Можно сказать, игра на вылет для «Лады» уже началась. Времени на раскачку нет.


– В СКА тоже раскачаться не дали. Хотя, получив год назад карт-бланш в «Адмирале», со временем вы начали творить чудеса.

– Обмены – часть хоккейной жизни. Что случилось, то случилось. Было принято такое решение, и теперь я игрок «Лады».


– Обмен из «Адмирала» в СКА у вас ведь тоже спонтанным вышел...

– Здесь, скорее, наоборот. Все шло к тому.


– Заинтриговали.

– Этим, пожалуй, и ограничусь. Ворошить былое сейчас нет смысла. Столько воды утекло...


– Владивосток, от которого два года назад в КХЛ дебютировал «Адмирал», говорят, быстро влюбился в хоккей.

– Правду говорят. Поддержка была сумасшедшей. Как в Питере: аншлаг на каждом матче. «Фетисов-Арена» небольшая – на 5500 зрителей. Но даже если бы дворец вмещал восемь-десять тысяч, зал все равно был бы полный. Люди ночами занимали очередь в кассу за билетами.


– Вас-то на улицах узнавали?

– Редко. Я же в маске играю, в лицо мало кто знает. Но автографы просили после каждой игры.


– Одно время, кстати, говорилось о создании тихоокеанского дивизиона КХЛ, где играли бы команды Японии, Кореи, Китая. Чтобы «Амур» с «Адмиралом», видимо, не чувствовали себя одиноко.

– Сложно сказать, какой в этих странах может быть уровень хоккея, а он должен соответствовать КХЛ. В противном случае какой смысл в их участии?


– Развозить суши по лиге, например...

– Разве что. Во Владивостоке я, кстати, серьезно подсел на морепродукты, но что касается суши, они там мало чем отличаются от питерских.


– В Питер из Владивостока с каким настроением возвращались?

– С радостью. Родной все-таки город.


– Но за СКА играл Александр Салак, на тот момент, безусловно, первый номер.

– Я не делю вратарей на «первый-второй». Да, есть конкурент, но твоя задача доказать, что ты сильнее. Понятно, что в «Адмирале» у меня с начала сезона был шанс занять позицию «на старте». В Питере же ситуация была иной, но конкуренция тоже штука хорошая.


– Причем у СКА она во всех линиях. Тренировки, наверное, проходили под девизом «Бей своих, чтоб чужие боялись»...

– На самом деле мастеровитых игроков хватало и в «Адмирале», хватает и в «Ладе». У СКА, конечно, очень сильные исполнители. Все четыре звена врагам на зависть.


– Вся ваша жизнь связана с хоккеем. В детстве не завидовали ребятам, которым не надо было вставать в шесть утра?

– Нет. Хоккей с ранних лет стал моей страстью. Родители рассказывали, что я первым подскакивал, когда нужно было идти на тренировку. Она начиналась в семь утра, я будил маму в шесть. Все приговаривал: «Поехали, скорей поехали». Мне нравится тренироваться, да я вообще отдыхаю на льду. Даже когда болел, выходил на площадку. Мне говорили: «Ты же больной!». Я отвечал: «Да, больной. Больной хоккеем». И ехал на тренировку. Сначала на Фонтанку, где каток СКА, потом во дворец на Ждановку. Зачастую на метро добирались. Мама баул, помню, мой таскала. Воспоминания будто из прошлой жизни.


– Не устаете от хоккея?

– Нет. Сезон заканчивается – переключаешься. Ходишь в зал, разумеется, но это уже не хоккей. Летнего периода вполне достаточно, чтобы отдохнуть от игры и с новыми силами взяться за дело.


– В молодежной команде СКА, где тренировал ваш отец Валерий Иванников, на вас, как на папенькиного сынка, поглядывали?

– Никогда. С ребятами из СКА-1946 я почти всю жизнь отыграл. Наш 91-й год в один момент стал составлять костяк команды. А там все знали, кто чего стоит. Сейчас, правда, мало кто из них в Питере играет.


– Сами не опасались пересидеть в МХЛ или ВХЛ, откуда СКА вас долго «не выпускал»?

– Надежда, что доберусь до первой команды, не оставляла. Несколько раз меня приглашали в летний лагерь. Думал, смогу закрепиться. Но получилось, что заиграл за СКА после года в «Адмирале».


– То есть если бы не драфт расширения, во время которого вас предложили владивостокской команде, остались бы в Петербурге?

– Хоккеисты – люди несвободные. До 28 лет – ограниченно свободный агент. И что бы ты ни задумывал, куда бы ни хотел перебраться, решает за тебя клуб. А у каждого клуба своя заинтересованность, своя правда.


– Многие в такой ситуации рвутся за океан.

– С агентом прорабатывали некоторые североамериканские варианты, но до конкретики не дошло. Я Илюху Ежова много расспрашивал насчет тамошнего хоккея. Он немало поиграл в их юниорских и молодежных лигах, сам живет в Канаде, знает, что к чему.


– Ежов, кстати, рассказывал, как в минорных лигах Северной Америки вратарей калечат: то врежут исподтишка, то по пальцам коньком проедут...

– Я подобного, к счастью, не видел. В КХЛ бывают случайные столкновения. Но, чтобы всю игру тебя тыкали, такого не встречал.


– В системе СКА сейчас немало талантливых вратарей, которым едва ли скоро удастся пробиться в основную «рамку». Что посоветуете коллегам на правах бывалого?

– Универсального совета не найти. У каждого свой путь, свое внутреннее ощущение ситуации. Если чувствуешь, что можешь пробиться – надо оставаться. Если нет – искать варианты.



Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook