Ставка на стрельбу. Биатлонист Анатолий Алябьев – о жизни и спорте

Детство двукратного олимпийского чемпиона, как многих других прославленных спортсменов, прошло в российской глубинке. Деревенский быт и свежий воздух положительно сказывались на их здоровье и физической подготовке. Соглашается с этим и Анатолий Николаевич, родившийся на Вологодчине.

Ставка на стрельбу. Биатлонист Анатолий Алябьев – о жизни и спорте | Алябьев Анатолий Николаевич / ФОТО ТАСС

Алябьев Анатолий Николаевич / ФОТО ТАСС

– Так и есть, знаю не только по себе – через мои руки прошла не одна тысяча курсантов ВИФКа. Деревенская жизнь действительно прекрасная закалка, все время в движении находишься: то родителям помогаешь, то в колхозе трудишься. Мне еще и шести не было, а я уже греб сено на сенокосах, дергал лен, пропалывал и убирал картошку. Бабушка была конюхом, и у меня был свой конь, на которого я карабкался самостоятельно, забираясь сначала на забор, а потом скакал без седла.

Отец с ранних лет начал доверять вам ружье...

– Где-то написали даже, что мой отец был охотником. Хотя он и участник Великой Отечественной, разведчик, имел ордена и медали, в жизни на охоту не ходил. Говорил, мол, настрелялся в свое время. Но, когда мне исполнилось четырнадцать, купил мне ружье. Просто потому, что у мужика оно должно быть. И еще у меня есть, кстати, карабин – маршал Устинов подарил в свое время. Все оружие зарегистрировано, но просто лежит – не могу в зверей стрелять.

Отец был очень крепким физически. Лес валил, много ходил по лесу. На турнике просто чудеса вытворял. И, глядя на него, я тоже стал заниматься.

А на лыжи когда встали?

– Да как себя помню. И в школу приходилось ходить по пять километров в одну сторону, зимой – на самодельных лыжах. В пятом классе стал заниматься в лыжной секции, в шестом в школу пришел работать учителем физкультуры Юра Трапезников – мы общаемся и сейчас, я его своим первым тренером считаю. У него был первый разряд по боксу, и он нас увлек. Долгое время занимался сразу двумя видами спорта, не зная, какому отдать предпочтение. Бокс до сих пор очень люблю, по телевизору всегда смотрю – даже чаще, чем лыжи или биатлон.

Как же все-таки выбор сделали?

– В армии на первом году службы выполнил звание мастера спорта по лыжным гонкам на дистанции 50 км, хотя раньше столько никогда не ходил. Тогда-то и предложили попробовать себя в биатлоне: мол, бежишь неплохо, винтовку держать умеешь. И мне очень понравилось: бегать много не надо, прошел кружочек – лег, пострелял. Так и увлекся – выполнил звание мастера спорта уже и по биатлону, стал выигрывать соревнования.

И решили остаться в армии?

– Поначалу думал: послужу немного и вернусь в Вологду. Тем более что там жила жена с ребенком, обещали жилье дать. Но уговорили остаться на сверхсрочную. Ладно, думаю, два годика побегаю и все равно уеду. Но пошли результаты. Выиграл всероссийские соревнования, на которых бежали все сборники, в эстафете перетащил свою команду ЦСКА с шестого на второе место. Меня взяли на заметку, на чемпионате СССР стал вторым, только четыре секунды уступив Александру Тихонову.

Тут и в Ленинграде стали жилье предлагать, решил оставаться в армии, учиться и получать звание офицера в высшей школе тренеров при Военном институте физкультуры. Там же в разное время учились наши прославленные хоккеисты Слава Фетисов, Игорь Ларионов, Владимир Крутов, Слава Быков.

Но в сборную вас долго не включали...

– Говорили, что старый уже. А гостренер Вадим Мелихов, с которым у меня, несмотря ни на что, сохранились хорошие отношения, говорил: «Алябьев? Да ведь он как каракатица ходит на лыжах! Загребает!». И он был в чем-то прав – я и правда больше руками работал, но на равнине мне равных не было. И только в 1978 году включили в сборную, когда уже, похоже, им деваться было некуда.

А уже через два года вы выиграли два золота на Олимпиаде в Лейк-Плэсиде. Как вам тогда Америка показалась?

– Ну мне и прежде там на соревнованиях бывать приходилось. Жили там всегда в отличных условиях, еду нам часто готовили украинские повара-эмигранты. Так классно готовили борщ! Все время просили добавку. На Олимпийских играх попроще было. Внутри огороженной территории построили огромные жилые блоки, в них комнаты по пять квадратных метров. Двухъярусные кровати. Небольшой умывальник. Туалет – общий в коридоре. Зато телевизоров было много. В кинозал часто ходили. Только-только вышел фильм «Челюсти», так я его три раза посмотрел. Очень понравилось – огромный экран, потрясающий звук.

Значит, время свободное все-таки было, несмотря на тренировки и соревнования?

– Еще и в карты с хоккеистами играть успевали – в козла и дурака: я с Валерой Харламовым, а Саша Тихонов – с Борисом Михайловым. Тихонов играл, как настоящий шулер, – говорили, что у него пять тузов в колоде. Артисты к нам приезжали: Владимир Винокур, Людмила Сенчина, Лев Лещенко, Евгений Леонов...

В победной гонке на 20 км вы действительно сорок секунд на заключительный выстрел затратили?

– На контрольной тренировке за неделю до Игр стрелялось неплохо, а бежалось все хуже и хуже. Видимо, сказывалась акклиматизация. Вот и на двадцатке ход был не очень. Мне постоянно сообщали, что проигрываю, решил: теперь надежда только на точную стрельбу. Мог бы, конечно, и ходом прибавить, отыграть какое-то время, но что бы настрелял тогда? На последнем рубеже сделал четыре выстрела секунд за сорок. А потом – как заклинило. Боюсь нажимать на крючок и все, как бы не промазать! Аж нога затряслась – так колотило! У Фуркада недавно так же было – по телевизору видел. Он, как и я тогда, стал приседать. А у меня потом еще и рука затряслась. Потом выяснилось, что 43 секунды на последний выстрел ушло – больше, чем на четыре предыдущих. На выходе со стрельбища у Франка Ульриха выигрывал 28 секунд – тот штрафа нахватал, но бежал всегда здорово. Так что ходом я ему проиграл, но в итоге 11,5 секунды выиграл. Сделал акцент на стрельбу, и она меня не подвела.

В спринте вы были в Лейк-Плэсиде третьим, а в эстафете – снова золото!

– Я почти всегда бежал последние этапы как самый выдержанный. Моим соперником в эстафете был другой немец Эберхард Реш. Я знал, что если немцы идут в лидерах, с отрывом, то у них все четко получается. А если навязать им борьбу, начинают дергаться. Я ушел на свой этап с преимуществом. Реш за мной рванул и отыграл секунд пятнадцать. В стрельбе лежа я потратил восемь патронов, а на стойке уже очень уверенно отработал. А немец еще на круг штрафа настрелял.

Можно сказать, что ваша спортивная карьера прервалась по состоянию здоровья?

– Первый раз переболел воспалением легких в Финляндии. Дурака тогда сваляли в Лахти: после баньки – в снег, а организм и так тренировками ослаблен. Начал подкашливать, температура появилась, антибиотики же пить нельзя – допинг-контроль. Эстафету тогда все же вытащил – третье место. И на чемпионат мира среди военных поехал – настоятельно просили. А там как врезало – 39 температура. Сделали снимок – двустороннее воспаление легких. Военным самолетом прямиком в Ленинград, в госпиталь – месяц там провалялся, и весь сезон насмарку. Кубок мира проиграл, хотя лидировал в общем зачете. На последнем этапе нужно было быть в пятерке, но я не поехал. Обидно...

И болеть после этого стал регулярно. В Военно-медицинской академии, можно сказать, своя койка была. Посоветовали вновь заниматься спортом, по-любительски хотя бы, закаливаться. Так и сделал и с начала девяностых почти не болел. Только в последние пять лет опять началось...

А как же вы сейчас, в пандемию?

– Никуда не хожу и не встречаюсь ни с кем. Ковидом переболел в самом начале пандемии. В сентябре вот сделал тест на антитела – маловато их. Живу постоянно в Токсове, здесь у меня домик. Благодаря Виталию Мутко мне здесь выделили в свое время участок – он договорился с главой района. Мы как раз с ним и с Татьяной Казанкиной награждали здесь триатлонистов во время Игр доброй воли в 1994 году, тогда неожиданно и состоялся серьезный разговор. До этого предлагали купить по коммерческой цене, но где деньги-то было взять? Даже в армии в ту пору не платили, я таксовал на своей «Волге».

Чем теперь в Токсове занимаетесь?

– Шесть лет строился. Парничок есть, банька небольшая. Даже пробовал тюльпаны выращивать – больше двух тысяч у меня их было: пятьдесят разных сортов. Сейчас уже все заросло, но все равно вылезают. Любим гулять (мы с женой Ангелиной Владимировной в этом году золотую свадьбу отметили) с собаками по токсовским лесам. Теперь, правда, осталась у нас только одна – та, которую приютили 19 лет назад, в этом году, к сожалению, умерла.

А со спортом совсем расстались?

– После того как закончил выступать, мне несколько раз предлагали поработать тренером в сборной, но я наездился за всю жизнь, так что остался в ВИФКе преподавателем. В 1994 году возглавил кафедру и семь лет ею руководил. Сейчас преподаю на полставки там и еще на четверть – в Академии Лесгафта. Олимпийская стипендия, конечно, очень помогает – 52 000 рублей. Помогаю в работе питерской федерации биатлона, ее возглавляет двукратный олимпийский чемпион Дима Васильев. Мы были на 18-м месте в стране, а теперь впереди только гранды – Тюмень, Ханты-Мансийск, Красноярск.

 


#биатлон #спортсмены #биография

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 233 (7070) от 13.12.2021 под заголовком «Ставка на стрельбу».


Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
«Ленинградка» повзрослела. Женскую волейбольную команду из Петербурга не узнают в новом сезоне
23 августа 2019

«Ленинградка» повзрослела. Женскую волейбольную команду из Петербурга не узнают в новом сезоне

Настолько опытной по составу представляющая город в женской суперлиге команда не была никогда.

Дзюба под вопросом. Нападающий может уйти из «Зенита» в следующем году
13 августа 2019

Дзюба под вопросом. Нападающий может уйти из «Зенита» в следующем году

Соглашение форварда сборной России с «Зенитом» завершится летом 2020-го.

Смертельный бой. Максим Дадашев не должен был выходить на ринг в тот день
31 июля 2019

Смертельный бой. Максим Дадашев не должен был выходить на ринг в тот день

Спортсмену нельзя было драться из-за перенесенного ранее менингита.

Уйти по-зенитовски. 5 футболистов, дольше всех игравших за «сине-бело-голубых»
18 июля 2019

Уйти по-зенитовски. 5 футболистов, дольше всех игравших за «сине-бело-голубых»

Как и когда завершали карьеру футболисты, проведшие максимальное количество игр за «Зенит»?

Дуглас Сантос объяснил, почему не разговаривает с Дзюбой
15 июля 2019

Дуглас Сантос объяснил, почему не разговаривает с Дзюбой

У двух футболистов пока не получается выстроить диалог.

Оставили без звезд. Матч лучших игроков КХЛ перенесли в Москву
09 июля 2019

Оставили без звезд. Матч лучших игроков КХЛ перенесли в Москву

Звезды лиги соберутся предстоящей зимой в столице на «ВТБ-арене».

Лиза прокатится по-канадски. Чем Туктамышева удивит в новом сезоне?
05 июля 2019

Лиза прокатится по-канадски. Чем Туктамышева удивит в новом сезоне?

Блиставшая в прошлом сезоне фигуристка начнет «Гран-при»-2019 в Лас-Вегасе в очень звездной компании.

От «Тамбова» до «Сочи». Новички вернутся в ФНЛ?
25 июня 2019

От «Тамбова» до «Сочи». Новички вернутся в ФНЛ?

Обе команды проводят межсезонье, мягко говоря, не амбициозно.

Перекресток пяти дорог. Как сложится карьера Ильи Ковальчука после неудачного сезона?
25 июня 2019

Перекресток пяти дорог. Как сложится карьера Ильи Ковальчука после неудачного сезона?

Предположим пять вариантов дальнейших взаимоотношений хоккеиста с «Лос-Анджелес Кингз».

Не все то золото, что блестит. 5 самых неудачных трансферов «Зенита»
14 июня 2019

Не все то золото, что блестит. 5 самых неудачных трансферов «Зенита»

Какие приобретения клуба оказались бесполезными?

Хоккейные «бывшие». Чем сейчас занимаются экс-тренеры СКА?
11 июня 2019

Хоккейные «бывшие». Чем сейчас занимаются экс-тренеры СКА?

Всего за годы выступлений в КХЛ клуб сменил девять тренерских штабов.

СКА без приставки «супер». Почему лучшие хоккеисты покидают команду?
07 июня 2019

СКА без приставки «супер». Почему лучшие хоккеисты покидают команду?

Отток игроков продолжается. Уезжает даже молодежь из дочерних команд.