Главная городская газета

За кем пойдет Средняя Азия?

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Политика

ПМЭФ-2018: геология как геополитика

К хорошо забытому старому не грех и вернуться, если, к примеру, речь идет о геологии, особенно о ее роли в странах - стратегических партнерах советского периода. Читать полностью

Италия определилась с главой исполнительной власти

Страна завершила 80-дневный марафон по формированию нового правительства: премьер-министр был выбран. Так кто же им стал?

Читать полностью

ЗакС Петербурга: законы, финансы, мундиаль

Немало петербуржцев потеряли свои деньги, вкладывая их в потребительские кооперативы. Депутаты Законодательного собрания решили защитить пайщиков. Итоги пленарного заседания - в нашем материале. Читать полностью

Быть или не быть? Вот в чем вопрос Македонии

Премьер-министры Греции и Македонии договорились о переименовании бывшей югославской республики в Северную Македонию. Однако не все так просто.


Читать полностью

Откажется ли Индия от покупки российского зенитно-ракетного комплекса?

Defense News, освещающая деятельность Пентагона, сообщила, что в начале июля состоится встреча глав военных ведомств США и Индии, где американская сторона предпримет последнюю попытку удержать индийцев от приобретения российского ЗРК. Читать полностью

Итоги саммита ШОС: «Шанхайский дух» крепнет

В китайском Циндао 9 и 10 июня прошел саммит Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). Очевидно, что эта встреча в верхах может рассматриваться как одно из основных международно-политических событий нынешнего года. Читать полностью
За кем пойдет Средняя Азия? | Фото предоставлено пресс-службой СПб РИАЦ РИСИ

Фото предоставлено пресс-службой СПб РИАЦ РИСИ

В последние месяцы все самые тревожные мировые новости приходят с Ближнего Востока и из окружающих его исламских государств. Причем генерируют их как общепризнанные враги цивилизации (то есть запрещенная в России террористическая организация ИГИЛ), так и те, кого мы на протяжении многих лет считали друзьями. Речь, конечно, о Турции.
О том, как сегодня меняется исламский мир, кто стоит за переменами и чего нам еще стоит ожидать от соседей – в прошлом братьев по Советскому Союзу, корреспонденту «СПб ведомостей» Инессе ЮШКОВСКОЙ рассказал руководитель Санкт-Петербургского регионального центра Российского института стратегических исследований, доктор исторических наук, профессор Александр КОЛЕСНИКОВ.
По словам эксперта, и украинский кризис, и события на Ближнем Востоке – это часть некоего глобального плана, идеологи которого просто не видят на карте мира места для сильной России.

– Александр Антонович, что случилось с Турцией? Даже оппозиционные Эрдогану газеты дуют в ту же дуду – про защиту национального суверенитета от попрания российскими ВКС... Странно видеть, как дружелюбные и гостеприимные люди, каковыми мы привыкли считать турок, вопреки собственным интересам с такой готовностью поддались воинственной риторике Эрдогана.

– Я уже 47 лет занимаюсь изучением культуры, истории и языка Турции. Да, защита национального суверенитета – вещь традиционно болезненная для турецкой нации, а потому сыграть на этой теме оказалось несложно. Турки, что называется, «закусили удила». Ярые последователи Реджепа Эрдогана и националисты из Партии националистического движения воспользовались инцидентом с Су-24 как предлогом в очередной раз продемонстрировать какую-то «особую турецкую миссию» в регионе и мире. Разыгравшие эту карту правящие круги Турции плюнули в лицо не только России, но и собственному народу.

Интересно, что в этой истории практически полностью ушла в тень фигура реально первого лица государства – премьер-министра Давутоглу, идеолога отношений Турции с ИГИЛ. Он несет такую же ответственность за содеянное, как и сам президент. То, что сделали Эрдоган и компания, отбросило Россию и Турцию на десятилетия в экономических и гуманитарных отношениях двух стран.


– Ситуация со сбитым российским Су-24 стала для нас полной неожиданностью или какие-то предвестники эскалации все же наблюдались?

– Мы на многое долгое время закрывали глаза – и об этом прямым текстом заявил министр иностранных дел России Сергей Лавров. Все последние 10 – 15 лет шла активная исламизация Турции. Были преданы забвению заветы Ататюрка, и прежде всего – строить государство по светскому образу.

Мы знали, что в стране почти в 30 раз возросло количество мечетей, и то, что система мусульманского образования, которого практически не было при Ататюрке, сегодня состоит из более ста учебных заведений. Наиболее прогрессивные фигуры во власти в последние годы были сняты со своих постов, их места заняли сторонники исламистской партии. Армия, которая должна была хранить заветы Ататюрка, подверглась таким чисткам, какие сравнимы, пожалуй, с нашим 1937 годом: 400 офицеров и генералов были арестованы и посажены в тюрьмы якобы за готовящийся государственный переворот, 1,5 тысячи уволены. Остальные высшие офицеры оказались запуганы и деморализованы...

А недавно Давутоглу приехал в Баку и прямым текстом заявил: ни сантиметра земли нельзя отдавать армянам, мы вас в этом поддержим даже вооруженным путем. Ни один турецкий лидер такого себе не позволял прежде!


– Вы говорите – «мы знали». Речь об аналитиках РИСИ, подразделением которого является ваш центр? Откуда вы черпаете информацию для составления своих отчетов и прогнозов? Кем и как используется ваш главный продукт – аналитические материалы? С ними можно ознакомиться?

– Главное в работе РИСИ и центра в том числе – анализ текущей ситуации, прогнозирование ее развития с точки зрения обеспечения национальной безопасности. А это огромный круг вопросов – экономических, политических, оборонных, этноконфессиональных. Этот аналитический центр создан для того, чтобы администрация президента получала информационную подпитку из открытых источников и сама могла работать на открытую аудиторию. Часть наших материалов публикуется в открытом виде в журналах «Проблемы национальной стратегии», «Аналитические записки РИСИ» и 30 – 40 выпускаемых ежегодно монографиях, сборниках статей и документов на разные темы.

Например, недавно РИСИ выпустил трехтомник, посвященный событиям Первой мировой войны, – социоисторическое исследование, взгляд на те события с позиций сегодняшнего дня. Сейчас наш центр гуманитарных исследований готовит коллективные монографии, в которых дается оценка произошедшему в феврале и октябре 1917 года.

Но все же основная миссия РИСИ – подготовка аналитических материалов закрытого характера. Документы, подготавливаемые нами в рамках госзаданий для администрации президента, понятное дело, не предназначены для широкой публики. И это значительная часть материалов.


– И что аналитики-политологи говорят о том, что сейчас происходит в мире? События и процессы в последние год-два настолько уплотнились, что разобраться в происходящем людям все труднее...

– Происходит ровно то, что и должно происходить. Всегда, когда Россия (а ранее – Российская империя или Советский Союз) становилась сильнее, солиднее и весомее в мире, она начинала ощущать удары по себе. И эти удары, как правило, наносились в самые неожиданные время и место. Вот и теперь: только стала более-менее складываться национальная оборонная политика и подниматься промышленность, как мы сразу почувствовали не вполне, скажем так, дружелюбное отношение своих вчерашних партнеров.

У всех разнородных на первый взгляд и случившихся в разных точках мира событий (включая украинский кризис, события на Ближнем Востоке и в Турции) – одни и те же корни. Их авторы – идеологи глобального плана – не видят на карте мира места для сильной России. Именно поэтому нам приходится переносить удар за ударом. И они, по всей видимости, будут еще...


– Откуда вероятнее всего ждать?

– Последние 15 – 20 лет у нас (а в США – все 30 – 40) на слуху концепция Большой Центральной Азии – альянса, который включал бы в себя страны Средней Азии и Афганистан. Одной из главных задач БЦА является вывод региона из-под влияния России, Китая, Пакистана и Ирана. В госдепартаменте США для этого создано бюро по делам Южной и Центральной Азии, курирующее центральноазиатские страны наряду с Индией, Пакистаном, Афганистаном и др.


– Выходит, теория далеко не новая. Почему мы заговорили о ней именно сейчас?

– Помимо теории мы уже наблюдаем тяжелые, не в пользу России изменения в среднеазиатских государствах.

План БЦА в последнее время очень активно лоббируют американские посланцы в этих республиках. И это очень настораживает. Ведь главное в конфигурации БЦА – оттянуть, оторвать и отрезать среднеазиатские страны от России и тех объединений, которые мы пытаемся строить, – ОДКБ, ЕврАзЭС, Таможенный союз.

Мне довелось проработать в некоторых из этих республик в течение десяти лет в качестве дипломата, и я неплохо представляю сложившуюся там ситуацию. После того как мы были вынуждены убрать оттуда наших пограничников (по просьбе суверенных Туркменистана, Узбекистана, Таджикистана и Киргизии), границы практически открыты. И сами лидеры упомянутых стран говорят об этом вслух. Это значит, что первый удар будет сделан не по ним (там-то защищать территорию некому), а по нам.


– Но мы же создали ОДКБ...

– ОДКБ как идея прекрасна, но как реальная сила она по-настоящему, увы, еще не сложилась. Все, чем мы располагаем в Средней Азии: военно-воздушная база в г. Кант (Киргизия) и отдельные батальоны, которые должны в случае необходимости быстро перекрывать опасные направления. Но если проследить по карте, где находятся эти батальоны, а где американские базы и боевики (прежде всего афганские), картина сложится неутешительная.


– Есть и позитивные моменты. Например, американскую базу из бишкекского «Манаса» все же выселили.

– Я очень люблю Киргизию – удивительная земля с чудесной природой. Но на сегодняшний день это больное место Центральной Азии. Не везет республике на правителей. Почитайте, как там проходили последние выборы, кто пришел в парламент – в значительной массе совершенно не конструктивный, по большей части криминальный элемент. Сами киргизские деятели признают, что с каждыми выборами они теряют надежду на истинную демократизацию государства.

Закрытие базы – красивая видимость, реально же мало что изменилось. Главный ее элемент сейчас находится в недавно построенном американском посольстве на минус-первом, минус-втором и минус-третьем этажах. Там продолжают заниматься той же деятельностью, которой занимались на базе в «Манасе».

Практически все правители новейшей истории Киргизии, к сожалению, фигуры не всегда самодостаточные – кроме, пожалуй, Аскара Акаева, которому удавалось сохранять баланс севера и юга и таким образом поддерживать национальное согласие. Многие киргизские лидеры отдельных общественных организаций учились либо в Киргизско-Американском университете (ныне АУЦА – Американский университет в Центральной Азии), либо многократно «повышали квалификацию» в США, а теперь не вылезают из американского посольства.

Американцы все просчитывают. Они особо не «светятся», но последовательно создают сеть НКО, подпитывая внутренние противоречия и поддерживая противодействующие силы.


– А в других среднеазиатских республиках как обстоят дела?

– Плюс-минус в деталях, но в целом та же неприятная для нас и тревожащая картина. Совершенно не понятная ситуация в Узбекистане – стране с 40-миллионным населением, огромными ресурсами и крайне тяжелой межэтнической обстановкой, где все держится на феодально-коммунистическом режиме. Да, там пока «все под контролем», но, не дай бог, такой контроль в одночасье рухнет. Ведь известно, что в этой стране активно действует ИДУ – Исламское движение Узбекистана, которое отчаянно борется с главой государства Исламом Каримовым.

Не менее опасное направление – таджикское. Центральная власть там мало что контролирует, разве что столицу. На днях прошло сообщение о поступившей просьбе со стороны президента Таджикистана о передислокации нашего полка из Куляба (в 42 км от границы с Афганистаном) в Душанбе, где и так находились два наших полка. То есть мы усиливаем безопасность президента Таджикистана, оголяя участок границы. Боевики гуляют через нее туда-сюда без затруднений. Сейчас прорабатывается вопрос о возвращении наших пограничников в Таджикистан, чтобы закрыть границу. Это очень большая и, к сожалению, не быстро решаемая проблема.

Туркменское направление тоже очень тяжелое, ведь это стык рубежей Туркменистана, Афганистана и Ирана. Никто уже и не скрывает факта прорыва границы небольшим отрядом боевиков ИГИЛ туркменского происхождения, который, не встретив никакого сопротивления, прошел всю территорию Туркмении. После чего лидер этой страны почему-то обратился за поддержкой не к нам, а к США, которые тут же предоставили «помощь» и советников. В нейтральном суверенном Туркменистане, созданном первым туркменбаши Сапармуратом Ниязовым, это было бы невозможно: тот как раз не предполагал присутствия каких-либо иностранных военных или советников на своей территории. При «туркменбаши # 2» Курбангулы Бердымухамедове мы имеем, к сожалению, совсем иную картину. И это настораживает.


– Но все же есть у нас в Средней Азии на кого опереться? Казахстан, например?

– Да, в Казахстане дела обстоят гораздо лучше. Страна под руководством президента Нурсултана Назарбаева заметно продвинулась вперед за последние 10 – 15 лет. Но и там существует масса межклановых противоречий, которые пока затушеваны. Случись что с Назарбаевым, реальной политической силы и фигуры, которая стала бы адекватным преемником, я лично не вижу.

И, кстати: в ситуации со сбитым турками Су-24 именно Назарбаев публично поддержал действия президента России, призвав своих, как сейчас говорят, турецких коллег прислушаться к словам Путина. Президент Киргизии Атамбаев не сказал ничего (оно и понятно: у него с Турцией свои особые отношения). Усиленный нашим полком Рахмон тоже промолчал. Как и «туркменбаши # 2»...


– Прозрачные внешние границы, не вполне понятная внешнеполитическая ориентация, коррумпированность и хлипкость элит... При этом с некоторыми из вышеперечисленных стран у нас безвизовый режим...

– Вот именно. Произошедшее в 2015 году некоторое ужесточение миграционных правил в РФ определенные фильтры, конечно, создало. Но тут все зависит от того, насколько грамотно и профессионально сработают наши ФМС и ФСБ.


– Во всех среднеазиатских странах – бывших республиках Советского Союза немалые территории по-прежнему заселены русскими, оказавшимися в одночасье в чужих суверенных государствах. Кто-то сумел переселиться в Россию, кто-то нет. Их проблемы как-то решаются?

– Долгое время Россия никак не поднимала тему русских и россиян, оказавшихся за границей. Но вот спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко в ходе декабрьского визита в Туркмению озвучила чаяния огромного количества граждан России, постоянно проживающих в этой стране. Немногим ранее президент Бердымухамедов дал им две недели на размышление, предложив либо отказаться от российского гражданства, оставшись гражданами Туркменистана, либо отказаться от туркменского, получив вид на жительство (и, соответственно, ущемление во всех правах). Валентина Матвиенко затронула эту тему в беседе с президентом, после чего он поручил парламенту «проработать вопрос, чтобы люди не страдали». Очень хотелось бы надеяться, что вековая туркменская мудрость поможет президенту Бердымухамедову принять правильное решение, отражающее чаяния русскоязычного населения страны.

Точно так же хотелось бы надеяться на принятие подобных позитивных решений президентами других центральноазиатских государств. Пока еще сохраняется возможность того, что часть элиты этих государств настроена на полномасштабное конструктивное сотрудничество с Россией во имя общего блага.


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook