Взбаламученное море

Недавний заход американского эсминца Lassen в акваторию Южно-Китайского моря вблизи спорных островов Наньша, которые Китай считает своими, заметно обострил ситуацию в этом морском регионе и вызвал прямо-таки аллергическую реакцию Пекина. «Если США продолжат совершать эти опасные и провокационные акты, ситуация между фронтовыми силами на море и в воздухе значительно осложнится, даже незначительный инцидент может разжечь войну», – заявил в ходе видеоконференции китайский адмирал У Шэнли своему американскому коллеге адмиралу Джону Ричардсону.

Взбаламученное море  | ФОТО Огдшфтт/shutterstock.com

ФОТО Огдшфтт/shutterstock.com

В чем же заключается клубок противоречий в Южно-Китайском море и каковы перспективы достижения компромисса по спорным проблемам? Об этом сегодня активно размышляют аналитики.

«Конфликт в Южно-Китайском море, о котором еще несколько лет знали лишь те, кто интересовался международной политикой на Востоке, сегодня буквально на наших глазах превращается в конфликт глобальный, от исхода которого зависит не только стабильность в Юго-Восточной Азии и в Азии в целом, но и во всем мире.

Можно выделить несколько основных причин такой трансформации: это и очевидная неспособность стран – участниц конфликта найти взаимоприемлемый компромисс, и растущее ожесточение их отношений в условиях, когда ни одна из сторон не идет ни на какие уступки», – полагает директор Центра изучения Юго-Восточной Азии, Австралии и Океании Института востоковедения РАН доктор исторических наук Дмитрий Мосяков.

Чтобы лучше понять складывающуюся здесь ситуацию, стоит напомнить, что на расположенные в Южно-Китайском море архипелаг Наньша (Спратли), а также группы Парасельских островов и Чжунша полностью или частично претендуют пять стран – Китай, Вьетнам, Малайзия, Филиппины и Бруней. В Пекине эту территорию общей площадью 3 млн кв. км считают исключительной экономической зоной КНР.

Согласно расчетам аналитиков Китайской национальной шельфовой нефтяной корпорации, в морской акватории данного региона содержится примерно 125 млрд баррелей нефти и 14 трлн куб. м газа. При уровне потребления нефти в 2014 году (3,78 млрд баррелей в год) таких нефтяных запасов хватило бы Китаю на 33 года.

«Кроме того, важен и транспортный аспект: ежегодно через акваторию проходит около 40 тыс. судов, узел обеспечивает 80% импорта углеводородов в Восточную Азию, – объясняет член комитета ООН по экономическим, социальным и культурным правам, председатель комиссии международного права Российской ассоциации содействия ООН Аслан Абашидзе. – При этом на морской импорт нефти приходится 75% всех поставок нефти в КНР (44,5% всей потребленной нефти). Более 75% импортируемой в Китай нефти поступает из Ближнего Востока (основные контрагенты – Саудовская Аравия, Оман, Иран, Ирак), а также из Африки (Ангола). Практически все поставки СПГ в Китай опять же проходят через Южно-Китайское море: только 3% природного газа, которые экспортирует Россия, проходят другими путями. Основные поставщики сжиженного природного газа в Китай – Катар, Индонезия, Малайзия и Австралия».

«За прошедший год Китай путем намывания создал как минимум пять искусственных островов в спорной акватории Южно-Китайского моря. Естественно, это вызывает большой резонанс в регионе и за его пределами», – говорит доцент кафедры американских исследований СПбГУ Яна Лексютина. «Вашингтон обвинил Пекин в проведении программы масштабной мелиорации в районе островов Спратли, подкрепив свои слова снимками со спутников. Правительство США оспаривает территориальные претензии Китая к искусственно создаваемым им островам, что приведет к милитаризации региона и очень высокой вероятности дестабилизации», – считает американский аналитик Билл Джонс.

В конце сентября председатель КНР Си Цзиньпин приезжал в США с визитом, где он провел переговоры с президентом Бараком Обамой. «С экономической точки зрения их встреча прошла очень хорошо, однако в области политики между партнерами возник целый ряд недомолвок, в том числе и из-за Южно-Китайского моря, – обращает внимание руководитель школы востоковедения ВШЭ Алексей Маслов. – По сути, Китай проигнорировал все просьбы США прекратить наращивание территорий островов и любые активные действия».

Практически сразу после окончания официального визита руководителя Китая было объявлено о завершении проекта по созданию Транстихоокеанского партнерства (ТПП). И дальнейшим шагом США стала как раз демонстрация силы в акватории в Южно-Китайском море, где располагается часть будущих участников ТТП. «Штатам нужно было показать, что они остаются важным игроком в Юго-Восточной Азии, с которым надо считаться, – продолжает Маслов. – Ситуация с эсминцем была важна как для внутреннего американского рынка, так и для партнеров США. Она демонстрирует, что Обама продолжает быть влиятельным лицом в регионе и что США готовы военным путем защищать свои интересы». Эти действия, по мнению эксперта, должны убедить американских партнеров – Филиппины, Японию, Корею, страны АСЕАН, что без военной поддержки они не останутся.

По словам вышеупомянутого Билла Джонса, «ситуация в Южно-Китайском море является последней главой в продолжающемся геополитическом конфликте между старым мировым порядком, где доминируют США, и новым блоком стран Восточной Азии. Вашингтон предпринимает попытки создания локальных альянсов в регионе с другими странами, участвующими в текущей ситуации в Южно-Китайском море. И эти союзы Соединенные Штаты стремятся противопоставить России и Китаю, что с годами может превратиться в пороховую бочку».

Главным местом противостояния экономических и геополитических интересов Китая и США называет Южно-Китайское море известный эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона Владимир Терехов. По его мнению, отношения КНР и США могут войти в острую фазу. «Здесь двусторонняя непримиримость, и она может иметь самые серьезные последствия. Остается только надеяться, что здравый смысл возобладает, и на то, что оба ведущих игрока понимают мотивацию поведения друг друга. С точки зрения Китая ситуация серьезная – эсминец США вошел в территориальные воды, это чуть ли не акт войны. Повторять эту «иглотерапию» крайне опасно», – отмечает аналитик.

В любом случае откровенная демонстрация силы в ходе споров о территориальной принадлежности противопоказана. «Конвенция ООН по морскому праву подразумевает решение территориальных споров по секторальному принципу, по историческим границам. Тут все должно решаться путем переговоров, как, например, территориальный спор между Россией и Норвегией», – говорит первый заместитель председателя Комитета Госдумы по международным делам Леонид Калашников.


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 218 (5589) от 20.11.2015.

Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
73 вопроса о насущном
16 Июня 2017

73 вопроса о насущном

Президент РФ Владимир Путин в 15-й раз вышел на «Прямую линию» с россиянами.

Шелковый путь на невских берегах
02 Июня 2017

Шелковый путь на невских берегах

Китай становится лидером глобальных процессов в меняющемся мире, внося в них принципиально новое содержание.

Петербург - Петроград - Инноград
27 Апреля 2017

Петербург - Петроград - Инноград

Каждый год глава города предстает перед народными избранниками, чтобы рассказать о достижениях в деле развития северной столицы. В конце доклада представители каждой фракции Заксобрания могли задать п...