Ташкентские развилки

На фоне недавней попытки военного переворота в Таджикистане, активной интеграционной политики властей Киргизии и Казахстана ситуация в соседнем Узбекистане выглядит едва ли не загадочной: словно какой-то «тихий омут» в Центрально-Азиатском регионе. Между тем экономический базис и географическое положение этой страны заставляют экспертное сообщество внимательно присматриваться к ее внутренней и внешней политике, прогнозировать перспективы геополитических предпочтений Ташкента.

Ташкентские развилки | ФОТО Станислава Красильникова/ТАСС

ФОТО Станислава Красильникова/ТАСС

Переживаемый сегодня Узбекистаном исторический период политологи чаще всего называют эпохой Ислама – президента Ислама Каримова, который с учетом лидерства в компартии советской социалистической республики бессменно находится на вершине власти уже 26 с лишним лет. «Каримов – это человек, с которым справедливо ассоциируется относительная политическая стабильность, характерная для современного Узбекистана. В частности, он сумел не допустить, чтобы гражданская война в соседнем Таджикистане в 1990-е годы и постоянный конфликт в Афганистане распространились на узбекской территории, – отмечает эксперт МГИМО доктор политических наук Андрей Казанцев. – Он жесткой рукой подавлял исламский экстремизм и внутриклановые конфликты, а также обеспечил многовекторную внешнюю политику с дистанцированием от основных великих держав, чем укрепил государственный суверенитет. Во всем этом есть очевидная личная заслуга президента».

Между тем как раз эта самая многовекторная политика Ташкента вызывает оживленные дискуссии аналитиков. «Политическая и экономическая ситуация в этом регионе становится своеобразным флюгером, по которому можно судить о ветре перемен в глобальном геополитическом противостоянии. Центральная Азия входит, с одной стороны, в зону интересов Китая и США, а с другой – России, причем не только как союзника Китая по БРИКС, но и как конкурента», – констатирует эксперт Центра научной политической мысли и идеологии Владимир Волк. «Объемы экономического сотрудничества Москвы и Ташкента, фактор нескольких миллионов мигрантов, работающих в России, глубина гуманитарных и культурных контактов – все это свидетельствует о неминуемости евразийской интеграции для Узбекистана. Россия стабильно занимает первое место среди торговых партнеров страны (около 27% от объема всей внешней торговли Узбекистана). Мониторинг восприятия евразийской интеграции в Узбекистане ежегодно приносит один из самых высоких результатов на постсоветском пространстве (на уровне 70 – 80%), – пишет доктор философских наук Дмитрий Михайличенко. – Евразийская интеграция позволит Узбекистану развивать свои экономические связи, тем более что санкционные войны открыли для узбекских аграриев дополнительные возможности сбыта своей продукции. А еще евразийская интеграция позволит Узбекистану примириться со своими соседями, развивать экономические контакты и нормально решать с ними вопросы, а не говорить об угрозах войны с Таджикистаном и затевать перестрелки с киргизскими пограничниками».

Казалось бы, выбор внешнеполитической ориентации очевиден. Но вот что отмечает в интервью ИА REGNUM пожелавший остаться неизвестным узбекский политолог: «Во многом на внешнеполитический курс Узбекистана повлиял личностный фактор, связанный с негативным восприятием главой государства Советского Союза и всего, что с ним связано. Такое отношение не позволит сократить существующую дистанцию между современной Россией и Узбекистаном. Вторая причина – конкуренция. Если Узбекистан будет придерживаться линии евразийской интеграции, то республика не сможет занять лидирующую позицию из-за присутствия в союзе России и Казахстана. Ташкент понимает, что при таком раскладе придется остаться на третьих ролях, а Узбекистан к этому не готов. Оставаясь вне союза, Ташкент верит, что может играть роль первой скрипки в регионе. В Узбекистане предпочитают сегодня учить английский язык, а не русский. В ближайшие 10 – 20 лет этот процесс станет еще заметнее. Русский язык постепенно будет выходить из обихода, если для его поддержки не будут приняты меры».

«В 2014 году Каримов усиленно любезничал с госдепом США. После того как скромная Киргизия звонко щелкнула по вашингтонскому носу, отказавшись продлевать соглашение по авиабазе «Манас», США и начали обхаживать президента Узбекистана, – пишет Дмитрий Михайличенко. – Прошлогодние визиты в Узбекистан высокопоставленных чиновников, в том числе и зама госсекретаря Бернса, командующего центральным командованием ВС США генерала Остина, не оставляют сомнений – переговоры были предметными. Называлась даже цена – $1 млрд, включающая в себя необходимость менять узбекское законодательство, по которому запрещается размещать базы иностранных войск на территории республики. США втягивают Узбекистан в геополитическую мясорубку, явно противоречащую национальным интересам республики. Во время Андижанских событий 2005 года американцы, кстати, уже попытались майданизировать Узбекистан. Не надо быть оракулом, чтобы понять: за американской базой в Узбекистан пришла бы и вся инфраструктура пресловутой soft power вплоть до проплаченных НКО и прочих борцов за «свободу и демократию» во всем мире».

Переехавший недавно в Россию узбекский журналист Амон Адгаров отмечает: «Узбекистан по численности населения, насажденным националистическим ценностям, присутствию большого количества молодых радикалов вполне сравним с нынешней Украиной. И при всей запредельности государственного вмешательства в жизнь граждан и коррупции безопасность в регионе во многом обеспечивается как раз этими непопулярными мерами. С одной стороны, Каримов – диктатор с ярко выраженной самостоятельностью, майдан в Узбекистане при этом лидере с его методами и убеждениями невозможен априори. С другой стороны – Узбекистан является лакомым куском не только для экономических игроков, но и для разжигателей геополитических конфликтов. И в этом смысле чрезмерная централизация власти опасна ее непредсказуемыми внешнеполитическими поворотами. Пока еще Каримов фактически соблюдает определенный баланс, который и позволяет ему и его окружению держаться на плаву в столь неспокойных условиях. Однако этот баланс весьма шаток».

«Сотни тысяч мигрантов, работавших в РФ и вынужденных из-за кризиса возвратиться на родину, ждет безработица, – говорит анонимный источник ИА REGNUM. – Мигранты, проработавшие в России, это совсем другие люди, научившиеся бороться за свои права, выражать свое мнение, не боясь мгновенно получить «по шапке». Иными словами, они сильно отличаются от населения, постоянно живущего в Узбекистане. Они могут стать катализатором беспорядков, которые в состоянии перерасти в широкие народные волнения. Этим могут воспользоваться внешние силы из Афганистана, на которые недавно указывали узбекские власти». Речь, заметим, об активизировавшихся на южных границах СНГ формированиях запрещенной в РФ группировки ДАИШ (арабское название ИГ).


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 229 (5600) от 07.12.2015.

Комментарии

Самое читаемое

#
#
73 вопроса о насущном
16 Июня 2017

73 вопроса о насущном

Президент РФ Владимир Путин в 15-й раз вышел на «Прямую линию» с россиянами.

Шелковый путь на невских берегах
02 Июня 2017

Шелковый путь на невских берегах

Китай становится лидером глобальных процессов в меняющемся мире, внося в них принципиально новое содержание.

Петербург - Петроград - Инноград
27 Апреля 2017

Петербург - Петроград - Инноград

Каждый год глава города предстает перед народными избранниками, чтобы рассказать о достижениях в деле развития северной столицы. В конце доклада представители каждой фракции Заксобрания могли задать п...