Такие простые трудные реформы

В предыдущей статье («СПб ведомости» от 20 марта) был выдвинут тезис о том, что внешнеполитические вызовы всегда ставили перед правителями России вопрос о проведении реформ, способных нейтрализовать внешнюю угрозу. Какие же реформы требуются в сегодняшней сложной внешнеполитической ситуации?

Такие простые трудные реформы | Источник: nnov.er.ru

Источник: nnov.er.ru

Постановка задачи

Для того чтобы найти ответ на этот вопрос, следует спокойно и объективно проанализировать главные итоги развития страны за последние годы.

Перед лицом внешней угрозы нужен не поиск виновных, а поиск правильных управленческих решений. Опыт истории показывает, что в такие моменты общество заинтересовано не в конфронтации, а в компромиссе, который бы позволил мобилизовать все силы. Отсутствие такого компромисса, как правило, приводит к социальным потрясениям и геополитическим потерям. Но любой компромисс предполагает уступки с обеих сторон. Если все тяготы будут возложены только на одну сторону, не будет ни компромисса, ни правильных решений. А это приведет к резкому углублению того кризисного положения, которое реально существует и осознается как управленческой элитой, так и большинством населения.

Естественной точкой отсчета для анализа является 1991 год, когда в стране произошли два взаимосвязанных драматических события: был разрушен Советский Союз и новое руководство России взяло курс на проведение «радикальной экономической реформы». С тех пор прошло почти 25 лет. Четверть века – большой срок, достаточный для того, чтобы подводить итоги социально-экономического, духовного и политического развития страны за этот период.

Понятно, что в одной статье даже краткий анализ всех аспектов общественного развития нереален. Остановимся только на экономике, понимая при этом всю условность ее отделения от социальной и духовной сфер.


Итоги экономического «роста»

Главным результатом экономического развития является неспособность экономики, созданной гайдаровскими реформами, выйти через четверть века на уровень развития экономики РСФСР 1990 года.

Отметим, что статистические органы не любят публиковать цифры, которые позволили бы проиллюстрировать этот тезис.

Так, например, в последнем доступном читателю «Российском статистическом ежегоднике» за 2014 г. в строке таблицы, показывающей динамику роста валового внутреннего продукта (ВВП), в ячейке за 1990 г. данные отсутствуют. Они приводятся только начиная с 2000 г. и в несопоставимых ценах. Так, если сравнить приведенные данные по ВВП за 2000 г. (7306 млрд руб.) с данными по ВВП за 2013-й (66 755 млрд руб.), то окажется, что за последние 13 лет ВВП увеличился в 9 раз! Понятно, что такого роста не было и близко.

Более или менее реальную картину можно получить, если обратиться к статистике ООН. Используя эти данные, построим таблицу, показывающую динамику развития российской экономики в целом и по основным отраслям в сопоставимых величинах.

4Экотабл.jpg

Из данных таблицы видно, что из компонентов ВВП только сфера услуг продемонстрировала рост, значительно превысив уровень 1990 года.

Думаю, читатели, исходя из собственного опыта, согласятся: этот рост был связан не столько с увеличением объема услуг, рассчитанных на обычных людей, сколько с их удорожанием. Кроме того, надо учесть и появление сверхдорогих услуг, рассчитанных на богатую часть населения, а также практику перенесения на российскую почву размеров гонораров, принятых на Западе. В этой связи можно вспомнить платную медицину, частные аптеки, легионеров футбольных клубов, доходы финансового сектора и т. п.

Рост в сфере услуг обеспечил общий рост ВВП на 18% от уровня 1990 года.

Даже если не считать этот рост чисто паразитическим, его величина очень мала. Так, за этот период ВВП в Белоруссии вырос почти в 2 раза (1,95).

При этом у белорусов наиболее быстрыми темпами росла промышленность, а не сфера услуг. К примеру, если взять, как в нашей таблице, индекс промышленного производства за 100, то только с 2005-го по 2013 год в Белоруссии он вырос до 174 пунктов. Иными словами, с 2005 года объем промышленного производства увеличился на 74%. Услуги – на 56,7%. Сельское хозяйство – на 35%.

В России объемы промышленного и сельскохозяйственного производства в 2013 г. все еще отстают от показателей 1990-го, соответственно, на 27,9 и на 15,3 процентного пункта.

Если сравнить эти результаты с советским периодом, то картина будет еще более показательной.

Так, если в последнее советское двадцатилетие (1970 – 1989 гг.) продукция российской промышленности увеличилась на 248%, то за последующие двадцать лет (1990 – 2009 гг.) она сократилась более чем на 30%; продукция сельского хозяйства в эти же периоды в первом случае выросла на 207%, а во втором – сократилась на 16%; инвестиции в первый период выросли на 283%, а во второй – сократились на 47%.

В этом сравнении двадцатилетний срок попал на кризисный 2009 год. С тех пор ситуация к концу 2013-го принципиально не изменилась: основным итогом постсоветского развития стал отрицательный рост реального производства по итогам за четверть века, поскольку совершенно очевидно, что в 2015-м догнать уровень 1990 года абсолютно нереально. Напомним, что в 2014-м, по официальным данным, ВВП вырос всего на 0,6%, а в 2015 г. планируется отрицательный рост на 2,5 – 3%.

Итак, в течение 25 лет экономика страны осуществляет бег на месте. Этот результат требует очень серьезного общественного разговора.


Почему так получилось

Гайдаровские реформы включали в себя три важнейших элемента. Егор Гайдар покончил с централизованным государственным планированием и отпустил цены; открыл границы для свободного экспорта и импорта товаров и капиталов; начал приватизацию. Это была адская смесь, которая неизбежно должна была разорить экономику России. Отпуск цен мгновенно разорвал все старые экономические связи и создал огромные диспропорции, для преодоления которых требовалось длительное время. Но времени не было, потому что на российский рынок пришла продукция извне, которая к тому же дотировалась экспортерами по всем правилам жесткой борьбы за новые рынки. Целые отрасли отечественной экономики были подавлены внешними конкурентами.

Свою лепту внесла и приватизация. Многие новые собственники, получив за копейки огромные предприятия с накопленными запасами ликвидной продукции, думали не о развитии производства, а о том, чтобы превратить эту продукцию в валюту и вывезти ее за рубеж. Из мигом обнищавшей страны в эпоху Ельцина каждый год вывозилось порядка 25 млрд долларов. Понятно, что денег на инвестиции не оставалось, а западный капитал в развитие производства вкладывался избирательно и незначительно, зато охотно занимался финансовыми спекуляциями.

Своего апогея они достигли тогда, когда Виктор Черномырдин, по примеру Сергея Мавроди, построил свою финансовую пирамиду в виде государственных казначейских обязательств (ГКО). Пирамида позволила переизбрать Ельцина на пост президента в 1996 г., а в 1998-м она рухнула, как всякая финансовая пирамида. Иностранный капитал, получив огромные прибыли, вывел свои деньги, обменяв рубли на доллары по низкому курсу. На эти цели МВФ предоставил России специальный кредит. Затем рубль был девальвирован. Страну ограбили в очередной раз.

В 2000 году Владимир Путин, став президентом, заявил о готовности усилить роль государства в экономике, и определенные шаги в этом направлении были сделаны. Однако возросшие мировые цены на нефть оживили экономику, позволили поднять уровень жизни населения, выплатить внешние долги. На этом благополучном фоне либеральное крыло в экономическом блоке правительства вновь взяло верх. Гайдаровская экономическая модель в целом сохранилась. А это означало, что огромные деньги по-прежнему уходили из страны, инвестиции не компенсировали проедание основного производственного потенциала.

Важно отметить, что с середины 2000-х годов правительство уже располагало сверхдоходами от продажи энергоносителей, и, следовательно, была финансовая возможность обновить промышленную базу страны. Однако инструмента и опыта проведения такой политики у правительства не было. Поэтому было принято решение, за которое министр финансов Алексей Кудрин удостоился от Запада звания «лучший министр финансов»: сверхдоходы от экспорта вкладывались под низкий процент в ценные бумаги США, т. е. они кредитовали на льготных условиях американскую экономику, а российские банки и предприятия в это время брали крупные западные кредиты под высокие проценты.

В итоге сложилась неприятная ситуация. С одной стороны, государство выплатило свои внешние долги, а с другой – частные банки и компании, в том числе и с высокой долей государственного участия, имели совокупный внешний долг, который превышал накопленные государственные золотовалютные резервы. Осенью кризисного 2008 года этот корпоративный долг составлял $527 млрд, а золотовалютные резервы – 484,6 млрд долл.


Уроки кризиса
2008 – 2009 годов

В июне 2008-го началось заметное падение мировых цен на нефть. В августе Грузия напала на Южную Осетию, и Россия помогла осетинам отбить эту агрессию. В октябре разразился мировой экономический кризис, спровоцировавший дальнейшее падение цен на «черное золото». В ноябре цена на российскую нефть опустилась ниже 50 долларов за баррель, в декабре она составила $36. Эти факторы вызвали повышенный отток капитала и падение стоимости акций крупных отечественных компаний. Западные банки отказались перекредитовать эти компании, а последние оказались не в состоянии платить по долгам: в четвертом квартале 2008 г. им предстояло выплатить почти 50 млрд долл., а до конца 2009-го – еще 163 млрд.

Государство фактически заплатило за них львиную часть долга (выдав крупные льготные кредиты, снизив налоги и т. д.), поскольку была угроза потерять акции компаний, отданные в залог за кредиты. На преодоление кризиса в течение года было истрачено из резервов 200 млрд долларов.

Накопленные резервы быстро таяли. Однако в 2009-м ситуацию спасло быстрое повышение цены на нефть до 76 долларов.

Казалось бы, получен суровый урок: страна не может критически зависеть от продажи нефти, надо поднимать другие отрасли экономики; нельзя бездумно брать внешние займы и бесконтрольно их тратить.

Определенные выводы были сделаны, но в целом механизм экономического управления остался старым, поскольку рост цены на нефть (она превысила отметку 100 долларов) вновь позволил расслабиться. Под крики либералов о чрезмерной роли государства продолжалась утечка капиталов, отсутствовали жесткие меры, направленные на развитие отечественного производства. Банки, получив на это деньги, крутили их на валютном рынке. В стране выросло число миллиардеров, но не произошло перевооружения производственной базы.

Падение цены на нефть в 2014 году в очередной раз вскрыло очевидные пороки экономической системы России. Ситуация опять и в еще большей мере усугублена конфронтацией с Западом, что затруднило российским банкам и компаниям доступ к внешним рынкам заимствования. Государство опять приходит им на помощь, расплачиваясь общенациональными накоплениями. Отток капиталов из России в 2014-м составил 151 млрд долларов.

Понятно, что ресурсы государства ограничены, и, если не произойдет, как в 2009 г., новое повышение цен на нефть, нас ждут суровые времена. А поскольку нефтяной рынок перенасыщен, при нормальном ходе событий цена останется низкой. Изменить ситуацию могут какие-то внешние катаклизмы. Например, если йеменские шииты начнут атаковать нефтяные вышки Саудовской Аравии. Однако США сделают все, чтобы этого не случилось. Так что рассчитывать надо только на себя.


Что делать?

Сравнение с Белоруссией было сделано не случайно. Александр Лукашенко сохранил в большей мере, чем в России, инструменты государственного управления в экономике. Именно поэтому страна, лишенная запасов нефти и газа и не имеющая возможность брать выгодные внешние кредиты, демонстрирует поступательное развитие реального сектора, давно превысив уровень 1990 года. Белоруссия соседствует с Польшей, которая получала все эти годы помощь со стороны США и ЕС. Из этой страны пытались сделать витрину, на которую бы с завистью смотрели белорусы и украинцы. Однако показатели экономического развития Польши хуже, чем в Белоруссии. Общий ВВП Польши с 2005-го по 2013-й вырос на 36,5%, а Белоруссии – на 54%.

Так что в принципе ответ на вопрос «что делать?» очень простой:

1. Остановить бегство капитала любыми методами, которые принесут результат. Вернуть хотя бы часть вывезенных денег в страну.

2. Создать механизмы контроля, которые обеспечат использование государственных средств только в интересах решения задач по перевооружению отечественной промышленности.

3. Защитить определенные секторы экономики, способные обеспечить развитие, от разрушительной конкуренции извне.

Но за этой простотой стоит сложнейшая проблема определения методов и путей решения таких задач. Сегодня правительство предложило свои пути. Не уверен в том, что они окажутся эффективными. Однако, наверное, в сложившейся ситуации это необходимый этап. Главное, чтобы он не затянулся. Международные резервы России на 20 марта 2015 года составляют 352,9 млрд долларов. Часть из них уже вложена в долгосрочные проекты. Суммарный внешний долг РФ, в котором основная масса корпоративного долга (банки и компании), составляет почти 600 млрд долл. В целом ситуация сложнее, чем в 2008 году. Причем реформы должны быть проведены быстро.


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 058 (5431) от 03.04.2015.

Комментарии

Самое читаемое

#
#
73 вопроса о насущном
16 Июня 2017

73 вопроса о насущном

Президент РФ Владимир Путин в 15-й раз вышел на «Прямую линию» с россиянами.

Шелковый путь на невских берегах
02 Июня 2017

Шелковый путь на невских берегах

Китай становится лидером глобальных процессов в меняющемся мире, внося в них принципиально новое содержание.

Петербург - Петроград - Инноград
27 Апреля 2017

Петербург - Петроград - Инноград

Каждый год глава города предстает перед народными избранниками, чтобы рассказать о достижениях в деле развития северной столицы. В конце доклада представители каждой фракции Заксобрания могли задать п...