Сирийский хаос

Начавшиеся 30 сентября бомбардировки российскими военно-космическими силами позиций террористической группировки «Исламское государство» (запрещена в РФ) в Сирии де-факто ознаменовали собой новую фазу развития затянувшегося кризиса на Ближнем Востоке. И вполне логично, что политики и политологи во всем мире, анализируя глубинные причины трагических событий в этой стране, пытаются спрогнозировать реальные перспективы урегулирования внутрисирийского конфликта, который давно вышел за рамки данного региона.

Сирийский хаос | ФОТО Photography/shutterstock.com

ФОТО Photography/shutterstock.com

«Мусульмане, христиане, алавиты, друзы и исмаилиты. Ни одна другая страна на Ближнем Востоке, за исключением небольшого Ливана, не способна равняться с Сирией в подобном разнообразии – религиозном и этническом», – отмечают аналитики Института Ближнего Востока. «Около 70% населения страны составляют мусульмане-сунниты, включая курдов, но они не являются арабами. Алавиты, друзы и исмаилиты составляют в совокупности около 20% жителей, еще 10% сирийцев – христиане. Есть также христиане – беженцы из Ирака», – уточняет межнациональную и межконфессиональную сирийскую статистику немецкий эксперт Кристин Хелберг. Нет ничего удивительного, что именно в такой стране вспыхнул крупный внутренний конфликт: как говорится, тут достаточно лишь спичку поднести...

Но что же все-таки стало конкретным толчком, той самой злополучной спичкой? На этот вопрос попытался ответить в своем недавнем интервью российским журналистам президент Сирии Башар Асад. «Переломным моментом в предшествовавших сирийскому кризису событиях стала война 2003 года в Ираке, когда туда вторглись США», – заявил он.

По словам президента, в Сирии были категорически против этой агрессии, так как понимали, что она приведет к расколу общества, росту противоречий в нем. «Мы – соседи Ирака. Мы понимали, что в результате этой войны Ирак расколется по конфессиональному признаку. На западе мы граничим с другим разделенным по конфессиональным линиям государством – Ливаном. А мы между ними и хорошо понимали, что на нас это все повлияет. Поэтому истоки кризиса лежат в той войне, которая упростила задачу разжигания межконфессиональных противоречий в Сирии», – добавил Асад.

«Сирийский кризис пока еще воспринимается как продолжение феномена «арабской весны» в странах южного Средиземноморья и Ближнего Востока, – констатирует историк и политолог Станислав Тарасов. – Оппозиционным силам не удалось добиться свержения правительства президента Башара Асада, хотя он утратил контроль над значительной частью территории страны. В Сирии была предпринята попытка выйти на политико-дипломатическое урегулирование кризиса через женевский переговорный процесс. Он был сорван, что стало усиливать потенциал «опрокидывания» геополитической конфронтации на территорию соседних государств, особенно после появления летом 2014 года запрещенного в РФ «Исламского государства», которое образовало общий иракско-сирийский фронт».

Характеризуя нынешнее противостояние в Сирии, министр иностранных дел РФ Сергей Лавров отметил, что война против ИГ для каждой из сторон, которая в ней участвует, носит сугубо индивидуальный характер, обусловленный в том числе и множеством обстоятельств взаимоотношений с государствами региона. А ливанская газета «Ас-Сафир» уточнила названия экстремистских группировок, которые, воюя с армией Асада, находятся между тем и в противоречивых отношениях друг с другом: «Исламское государство», «Джебхат ан-Нусра» (обе запрещены в РФ), «Ахрар аш-Шам», «Джейш аль-Фатх». Словом, действительно самый настоящий хаос, «война всех против всех».

Что же касается внешнего воздействия на Сирию через призму противостояния главному злу в лице ИГ, то тут тоже складывается весьма непростая и противоречивая ситуация. «По сути дела, сейчас на театре военных действий существуют две параллельные коалиции: США и европейские страны с одной стороны, Россия, Иран и Сирия – с другой, – говорит кандидат исторических наук научный сотрудник Института востоковедения РАН Николай Сухов. – В течение последнего времени о своем участии в той или иной степени в конфликте на Ближнем Востоке стали заявлять одно за другим европейские государства. Подразумевается участие в западной коалиции и региональных союзников США, но действуют они исключительно в своих интересах, зачастую в противовес заявленным США целям».

«Сирийский кризис и последующая экспансия ИГ вызвали серьезную поляризацию международных отношений, крайне затрудняющую создание тех или иных коалиций в ближневосточном регионе, – продолжает этот эксперт. – В ходе объявленного США похода на ИГ проявился крайне неприятный для американцев факт: у них не оказалось союзников, готовых предоставить свои армии для наземной операции. Попытка создать собственные вооруженные силы из местных боевиков со скандалом провалилась, подтолкнув, вероятно, спецпредставителя США по борьбе с ИГ генерала Джона Аллена к решению уйти в отставку».

Заместитель министра иностранных дел России спецпредставитель президента РФ по Ближнему Востоку и странам Африки Михаил Богданов раскрыл некоторые детали подготовительных мероприятий, имея в виду созыв в перспективе международной конференции «Женева-3». Главная задача, по его словам, – «объединение антитеррористических усилий», чтобы «избежать сценария, по которому Сирия может исчезнуть как целостное и суверенное государство под ударами ИГ. Привлекая в коалицию такие государства, как Саудовская Аравия, Иран, Турция, Сирия, Ирак, Москва исходит из того, что, несмотря на известные расхождения и противоречия между некоторыми из названных региональных игроков, появляется больше шансов на достижение более конкретных и предметных взаимопониманий и договоренностей». Плюс так называемый московский трек – развитие диалога между представителями сирийской оппозиции в Москве и других столицах.

«Сирия сегодня находится на грани выживания и представляет собой лоскутное одеяло. Значительная часть страны захвачена всевозможными террористами, полевыми командирами и отрядами вооруженной оппозиции, что, конечно, сильно затрудняет выполнение задачи по наведению порядка в государстве, – отмечает востоковед профессор Института стран Азии и Африки МГУ Владимир Исаев. – Разумеется, на Западе распространена точка зрения, что стоит Асаду уйти – и все наладится, настанет мир после четырех с лишним лет гражданской войны. Однако полагаю, что отставка нынешнего президента не приведет к таким изменениям. Выбраться из гражданской войны – вообще задача куда более сложная, чем это может показаться со стороны. В связи с этим хочу отметить, что к сирийскому урегулированию есть два подхода, американский и российский. Американский подход простой: проблема в Асаде, и стоит ему уйти, как все враждующие оппозиционные группировки тут же объединятся и ударят по террористам из «Исламского государства», «Джабхат ан-Нусры» (обе запрещены в РФ) и им подобных. Российский подход иной. Москва предлагает создавать коалицию для борьбы с радикалами, собрав в эту коалицию все страны, так или иначе имеющие отношение к конфликту в Сирии, то есть Саудовскую Аравию, Турцию, Иорданию и т. д. А уже после того пусть Сирия организовывает широкие демократические процессы, как то выборы, всенародный референдум. И тогда сам сирийский народ уже решит, кто дальше должен возглавлять страну. Представляется, что российский подход – куда более реалистичный, нежели тот, что предлагают США и их союзники».

«Кто заменит Башара Асада, если ему придется уйти? – задается актуальным вопросом немецкий эксперт по Ближнему Востоку Михаэль Людерс. – Он до сих пор контролирует треть территории Сирии. Если же его режим – сфера влияния религиозного меньшинства алавитов – падет, то власть с максимальной долей вероятности перейдет в руки запрещенного в РФ ИГ».

Директор армянского научно-образовательно фонда «Нораванк» Гагик Арутюнян проводит интересные исторические параллели, сравнивая сегодняшнюю ситуацию вокруг Сирии с ситуацией перед Второй мировой войной: «Тогда западные державы во главе с Великобританией долгое время отказывались от того, чтобы вместе с СССР выступить единым фронтом против гитлеровской Германии. Однако впоследствии, как известно, они вынуждены были создать антигитлеровскую коалицию. США и их союзники столь же упорно отказывались от какого-либо взаимодействия с Москвой для борьбы с ИГ, но с активизацией российского присутствия в Сирии ситуация полностью меняется».


Чтобы в такой этнически и религиозно разнообразной
стране, как Сирия, вспыхнул крупный внутренний конфликт,
достаточно было лишь спичку поднести...



Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 189 (5562) от 09.10.2015.

Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
73 вопроса о насущном
16 Июня 2017

73 вопроса о насущном

Президент РФ Владимир Путин в 15-й раз вышел на «Прямую линию» с россиянами.

Шелковый путь на невских берегах
02 Июня 2017

Шелковый путь на невских берегах

Китай становится лидером глобальных процессов в меняющемся мире, внося в них принципиально новое содержание.

Петербург - Петроград - Инноград
27 Апреля 2017

Петербург - Петроград - Инноград

Каждый год глава города предстает перед народными избранниками, чтобы рассказать о достижениях в деле развития северной столицы. В конце доклада представители каждой фракции Заксобрания могли задать п...