Почему Брюссель?

Этот вопрос резонно задают сегодня, после кровавых терактов 22 марта в бельгийской столице, многие политики и политологи. В самом деле, почему именно маленькое королевство на западе Европы стало ареной для активизации международного терроризма?

Почему Брюссель? | ФОТО Dirk-Ercken/shutterstock.com

ФОТО Dirk-Ercken/shutterstock.com

Еще в ноябре прошлого года – сразу после джихадистских терактов в Париже вице-премьер правительства Бельгии и министр внутренних дел Ян Ямбон рассказал, почему, по его мнению, у королевства есть серьезные проблемы с терроризмом. Во-первых, по его словам, Бельгия является хоть и маленькой, но очень непростой страной. Ямбон считает одной из причин сложную структуру бельгийского правительства, из-за чего обмен информацией между полицией и спецслужбами затруднен. В Брюсселе шесть отделений полиции, а также 19 муниципалитетов с 19 мэрами, что не способствует слаженности и быстроте действий. «Полномочия между местными властями в Брюсселе очень сильно разделены», – уверен глава МВД королевства.

Во-вторых, люди, набирающие добровольцев воевать в Сирию, родились в Бельгии. Правительство, конечно, может забрать паспорта и удостоверения личности у подозреваемых в террористической деятельности, но лишь у тех, кто родился в других странах, а в Бельгии только живет. Однако многие подозреваемые в связях с терроризмом являются мигрантами в третьем, а то и в четвертом поколении. У них отнять документы власти, по бельгийским законам, не могут.

В-третьих, набор добровольцев рекрутеры проводят в основном в Интернете и соцсетях, то есть в цифровом формате. Особенно трудно проследить их при использовании Playstation 4, потому что в них применяется сложная система кодировки, и расшифровать их переписку представляет проблему даже для шифровальщиков бельгийских спецслужб.

В-четвертых, расцвету радикального ислама в Бельгии способствует и раздробленность мусульманского сообщества. Исламская диаспора в королевстве состоит из множества групп, между которыми зачастую нет согласия по самым важным вопросам и проблемам. Это затрудняет правительству, считает Ян Ямбон, работу с лидерами общин.

«Начиная с расследования терактов в Париже в ноябре прошлого года, бельгийский след стал очевидным, – констатирует востоковед Андрей Серенко. – Бельгийская территория была фактически площадкой, на которой готовились парижские теракты. Нынешние же атаки связаны с несколькими причинами, в том числе с активностью бельгийских спецслужб, которые с ноября интенсивно занимались ликвидацией террористического подполья на территории своей страны. Такая акция, с другой стороны, носит и демонстративный характер – это вызов городу, в котором находятся ключевые институты ЕС, штаб-квартира НАТО. Фактически это атака на ЕС».

По мнению аналитика, за теракты может нести ответственность «спящая» ячейка исламистов. «Практика «спящих джамаатов», которая используется на территории России и на Ближнем Востоке, показала свою эффективность и в Европе, – свидетельствует Серенко. – Такого рода структуры фиксировались специалистами и в Австрии, и в Германии. «Спящий джамаат» – это ячейка террористов, которая формируется как боеспособное ядро, но оно до определенного времени не ведет никакой деятельности, стремясь избежать попадания в зону полицейского контроля. Это обычные люди, которые максимально социализировались в среде, где они живут, но ничего не предпринимают до тех пор, пока им не поступит соответствующая команда от их руководителей. Таких ячеек достаточно много в Европе с учетом наплыва беженцев».

«Удар был нанесен не по Бельгии, а по штаб-квартире НАТО, по штаб-квартире Европейской комиссии, сердцевине Запада, – убежден известный немецкий политолог Александр Рар. – Это второе 11 сентября. И сейчас действительно задаешься вопросом, как это могло произойти? В Сирии навести порядок – это одна цель. Нужно сейчас делать все, чтобы остановить развитие параллельных обществ и террористических ячеек, которые действительно сидят очень крепко особенно в Брюсселе – столице Европы. И оттуда они и дальше будут планировать свои террористические атаки, может быть, в Берлине, может быть, в Париже и Лондоне».

«Для Европы это по большей части внутренняя проблема безопасности. И, конечно, проблема европейской внешней политики, — утверждает бывший офицер ВС Великобритании и специалист по безопасности Чарльз Шубридж. – Поэтому сегодня в Бельгии, как в свое время во Франции, Великобритании и других странах, у многих появятся вопросы о том, насколько благоразумны были до сравнительно недавнего времени, до середины 2013 года, европейские власти, позволяя своим гражданам практически беспрепятственно отправляться в такие страны, как Сирия, пополнять там ряды джихадистов, получать опыт и подготовку, а затем возвращаться, чтобы – в некоторых случаях – совершать такие теракты».


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 050 (5667) от 24.03.2016.

Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
73 вопроса о насущном
16 Июня 2017

73 вопроса о насущном

Президент РФ Владимир Путин в 15-й раз вышел на «Прямую линию» с россиянами.

Шелковый путь на невских берегах
02 Июня 2017

Шелковый путь на невских берегах

Китай становится лидером глобальных процессов в меняющемся мире, внося в них принципиально новое содержание.

Петербург - Петроград - Инноград
27 Апреля 2017

Петербург - Петроград - Инноград

Каждый год глава города предстает перед народными избранниками, чтобы рассказать о достижениях в деле развития северной столицы. В конце доклада представители каждой фракции Заксобрания могли задать п...