Главная городская газета

Первая жертва

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Политика

ПМЭФ-2018: геология как геополитика

К хорошо забытому старому не грех и вернуться, если, к примеру, речь идет о геологии, особенно о ее роли в странах - стратегических партнерах советского периода. Читать полностью

Италия определилась с главой исполнительной власти

Страна завершила 80-дневный марафон по формированию нового правительства: премьер-министр был выбран. Так кто же им стал?

Читать полностью

ЗакС Петербурга: законы, финансы, мундиаль

Немало петербуржцев потеряли свои деньги, вкладывая их в потребительские кооперативы. Депутаты Законодательного собрания решили защитить пайщиков. Итоги пленарного заседания - в нашем материале. Читать полностью

Быть или не быть? Вот в чем вопрос Македонии

Премьер-министры Греции и Македонии договорились о переименовании бывшей югославской республики в Северную Македонию. Однако не все так просто.


Читать полностью

Откажется ли Индия от покупки российского зенитно-ракетного комплекса?

Defense News, освещающая деятельность Пентагона, сообщила, что в начале июля состоится встреча глав военных ведомств США и Индии, где американская сторона предпримет последнюю попытку удержать индийцев от приобретения российского ЗРК. Читать полностью

Итоги саммита ШОС: «Шанхайский дух» крепнет

В китайском Циндао 9 и 10 июня прошел саммит Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). Очевидно, что эта встреча в верхах может рассматриваться как одно из основных международно-политических событий нынешнего года. Читать полностью
Первая жертва | ФОТО Tawee-wangdee/shutterstock.com

ФОТО Tawee-wangdee/shutterstock.com

Сегодня, когда главной ареной противостояния запрещенной в России террористической группировке «Исламское государство» стала Сирия, нелишне вспомнить, что экспансия ИГ началась с захвата экстремистами обширных территорий в соседнем Ираке. Более того, именно Ирак 12 лет назад, подвергнувшись военному вторжению США вместе с их верной союзницей Великобританией, превратился очень скоро в эпицентр нестабильности во всем Ближневосточном регионе. Таковым, по сути, он остается и по сей день: на улицах Багдада и других иракских городов практически каждый день гремят взрывы, уносящие жизни десятков мирных граждан.

Почему же именно Ирак стал первой жертвой агрессивной геополитики? Отвечая на этот актуальный вопрос, председатель Исламского комитета России Гейдар Джемаль говорит: «Ирак был достаточно организованной, структурированной силой, которая постоянно занимала непримиримые позиции с точки зрения арабского национализма, противостоящего Израилю и тесно связанного с Палестиной. После нападения на Ирак, на Хусейна, палестинцы оказались одними из немногих, кто жестко и до конца занял позицию поддержки Саддама...

Обычно преувеличивают роль нефти: Ирак, дескать, является нефтедобывающим государством, стало быть, контроль над этим ресурсом – главный мотив западной политики в регионе и так далее. На самом деле оккупационный контроль над ресурсами в условиях глобальной экономики, контроль над нефтью просто не имеет смысла».

Тем не менее экономический, нефтяной фактор сбрасывать со счетов невозможно. «Нельзя не признавать того, что в основе одного из наиболее мощных стимулов к развязыванию военной кампании против Ирака лежали нефтяные интересы политической верхушки США самого высокого ранга, – констатирует ведущий научный сотрудник Института востоковедения РАН кандидат исторических наук Нина Лебедева. – По оценкам экспертов, все разведанные нефтяные запасы Ирака достигают к настоящему времени 112 млрд баррелей и занимают второе место в мире после 264 млрд баррелей Саудовской Аравии».

«Наряду с экономическими проблемами, связанными с нефтедобычей (а помимо них возникают и не менее сложные социально-экономические проблемы восстановления Ирака в целом, на решение которых потребуются огромные финансовые средства и время, не говоря о весьма чувствительных в условиях длительного существования уродливого постсаддамовского режима принципах будущего устройства страны), в центре внимания мировой политики может оказаться такая латентная, долго сдерживаемая подспудно, особенность этого геополитического региона – наличие здесь двух полумесяцев, двух дуг вокруг Ирака – на севере из государств с курдским населением (Турция, северная часть Ирака), а на юге районы с шиитским населением (южный Ирак, Иран)», – отмечает Лебедева.

Именно эти две дуги объективно угрожают единству Ирака.

«Между тем Ирак уже разделен де-факто, страна существует лишь на карте», – утверждает российский историк и политолог Станислав Тарасов. Ему вторит директор Центра изучения стран Ближнего Востока и Центральной Азии Семен Багдасаров: «Единого Ирака уже не существует. Есть территория, которая контролируется багдадским правительством. Их в значительной степени поддерживает Иран. И, если бы Иран не поддерживал, эта территория была бы значительно меньше. Есть иракский Курдистан, который де-факто уже существует как независимое государство. Это лишь вопрос времени, когда Курдистан объявит о независимости де-юре. Есть спорная территория, на которую претендуют курды. И если пройдет референдум, то население проголосует за присоединение к Курдистану. Значительная часть на севере страны, в том числе крупнейший после Багдада город Мосул, контролируется группировкой ИГ (запрещена в РФ)».

Как считают эксперты, есть реальные планы по разделу Ирака на три страны – Курдистан, суннитскую часть и шиитскую часть. Однако, по мнению политолога президента Общества дружбы и делового сотрудничества с арабскими странами Вячеслава Матузова, такое кажущееся на первый взгляд логичным деление страны может привести к ряду серьезных конфликтов.

Депутат Госдумы кандидат социологических наук Илья Дроздов тоже считает, что поддержка Вашингтоном курдов может обернуться конфликтами в странах, где компактно проживают курды, – Турции, Сирии, Иране. Политика России, считает парламентарий, должна быть направлена на поддержку региона целиком. Россия заинтересована видеть Ближний Восток сильным и процветающим.

Как отмечает доцент кафедры прикладного анализа международных проблем МГИМО Андрей Сушенцов, до появления нынешнего информационно-аналитического центра Багдад и Дамаск, как ни удивительно, почти не сотрудничали между собой. «Необходимость в координации была, но самой координации не было. Дело в том, что Дамаск и Багдад воюют на двух разных фронтах, противостоят им, по сути, две разные группировки с разным руководством и разными ресурсами, – поясняет эксперт. – Зато координация была достаточно хорошо налажена у Тегерана, но порознь – и с Дамаском, и с Багдадом».

Министерство обороны РФ подтвердило создание в Багдаде координационного центра по борьбе с «Исламским государством» (запрещена в РФ). «В рамках созданного в Багдаде международного информационного центра, где Россию представляет генерал-лейтенант Сергей Кураленко, организовано тесное взаимодействие с представителями ВС Ирана и Ирака в целях обмена разведданными и предотвращения возможных инцидентов в воздухе», – заявил официальный представитель Минобороны Игорь Конашенков.


Рецепт примирения воюющих сторон в Ираке —
разделить страну на независимые территории —
на самом деле является фиксацией
уже существующего положения дел.



Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook