Главная городская газета

Нейтрализовать гегемонию

  • 07.08.2015
  • Владимир Калашников
  • Рубрика Политика
Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Политика

ПМЭФ-2018: геология как геополитика

К хорошо забытому старому не грех и вернуться, если, к примеру, речь идет о геологии, особенно о ее роли в странах - стратегических партнерах советского периода. Читать полностью

Италия определилась с главой исполнительной власти

Страна завершила 80-дневный марафон по формированию нового правительства: премьер-министр был выбран. Так кто же им стал?

Читать полностью

ЗакС Петербурга: законы, финансы, мундиаль

Немало петербуржцев потеряли свои деньги, вкладывая их в потребительские кооперативы. Депутаты Законодательного собрания решили защитить пайщиков. Итоги пленарного заседания - в нашем материале. Читать полностью

Быть или не быть? Вот в чем вопрос Македонии

Премьер-министры Греции и Македонии договорились о переименовании бывшей югославской республики в Северную Македонию. Однако не все так просто.


Читать полностью

Откажется ли Индия от покупки российского зенитно-ракетного комплекса?

Defense News, освещающая деятельность Пентагона, сообщила, что в начале июля состоится встреча глав военных ведомств США и Индии, где американская сторона предпримет последнюю попытку удержать индийцев от приобретения российского ЗРК. Читать полностью

Итоги саммита ШОС: «Шанхайский дух» крепнет

В китайском Циндао 9 и 10 июня прошел саммит Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). Очевидно, что эта встреча в верхах может рассматриваться как одно из основных международно-политических событий нынешнего года. Читать полностью
 Нейтрализовать гегемонию | ФОТО Kobkob/shutterstock.com

ФОТО Kobkob/shutterstock.com

Заключаем краткий обзор отношений России и Запада, который был предложен читателю в двух предыдущих статьях (см. «Санкт-Петербургские ведомости» от 24 и 31 июля). Сегодня речь пойдет о событиях последних пятнадцати лет.

Новый тренд

Весной 2000 года президентом России был избран В. Путин. Запад рассматривал его как ставленника Ельцина, который в целом будет продолжать прежнюю политику, придав более пристойный вид российскому криминально-компрадорскому капитализму.

Тем не менее Путина сразу стремились поставить в определенные рамки, памятуя о том, что в декабре 1999 года именно он принял решение довести до конца разгром боевиков, совершивших нападение на Дагестан.

Это решение могло открыть новую фазу во внешней и внутренней политике РФ, ибо всем было ясно, что народам России надоело чувствовать себя униженными, и Путин выразил этот тренд.

В январе 2000 года Евросоюз пригрозил России санкциями. На январской сессии Парламентской ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ) нашей стране поставили ультиматум: «немедленно остановить несоразмерные военные действия в Чечне, начать политический диалог с выбранными чеченскими руководителями с целью ... политического разрешения конфликта». Принятие этих требований означало, что конфликт в Чечне опять подмораживался на годы с неясной перспективой.

В апреле на сессии ПАСЕ российскую делегацию на год лишили права голоса за нарушение прав человека в Чечне.

«Забота» Запада о соблюдении прав человека в Чечне выглядела особенно циничной на фоне недавних бомбардировок Сербии войсками НАТО. Бросить на сербов 100 тысяч зарядов с обедненным ураном считалось защитой прав человека, а разгромить в Чечне группировку бандитов, в рядах которых были более тысячи наемников, рассматривалось как нарушение этих прав.

Путин не уступил в чеченском вопросе. Разгромив бандформирования, он нашел опору внутри чеченского общества в лице Ахмата Кадырова и других чеченцев, готовых строить новую Чечню в составе России. В 2001 году критика нашей страны в связи с чеченской войной не прекратилась, но заметно ослабла.

Так Россия вступила в 2002 год, в котором произошли важные события.

14 июня США объявили о своем выходе из договора по противоракетной обороне (ПРО). Уже на следующий день Путин объявил о выходе России из договора СНВ-II, подписанного Ельциным в январе 1993 года. Это была ожидаемая комбинация. Как отмечалось ранее, СНВ-II был невыгоден для России, и поэтому Верховный совет, а затем и Дума первого и второго созывов отказывались его ратифицировать. Путин добился ратификации, договорившись о том, что этим шагом он открывает путь к переговорам для заключения нового договора. В мае 2002 года Россия и США подписали Договор о сокращении стратегических наступательных потенциалов (договор о СНП), который позволял России не уничтожать межконтинентальные баллистические ракеты с разделяющимися головными частями, способные преодолеть систему ПРО.

А затем Путин использовал ожидаемое решение США объявить о выходе из договора по ПРО, чтобы в ответ выйти из СНВ-2.


Европа пасует

В сентябре 2002 года Вашингтон принял новую «Стратегию национальной безопасности США», которая предоставляла правительству право нанесения упреждающего удара по любому государству, признанному в качестве потенциальной угрозы.

В феврале 2003 года стало очевидным стремление США применить эту стратегию по отношению к Ираку: осуществить вторжение, для того чтобы ликвидировать оружие массового уничтожения, которое в руках иракского диктатора Саддама Хусейна якобы создавало опасность для мира. Как стало известно позже, разведки ведущих стран информировали свои правительства о том, что такого оружия у Ирака нет. США просто хотели поставить под контроль богатую нефтью страну, в которой еще СССР имел серьезные позиции.

Накануне вторжения Путин нанес визиты в Берлин к канцлеру Г. Шредеру и в Париж к президенту Ж. Шираку. Три лидера приняли декларацию, призывавшую решать проблему политическим путем. Путин назвал декларацию «первым шагом к созданию многополярного мира». Эта фраза вскрывала цель его действий: нейтрализовать гегемонию США с опорой на ключевые страны Европы, которые в эпоху Брежнева позволили запустить процесс разрядки. Однако декларация трех лидеров не остановила Вашингтон. Вторжение состоялось, и опять-таки вопреки Уставу ООН.

Более того, демарш Путина побудил США сделать все возможное для того, чтобы в дальнейшем не было попыток создать в Европе антиамериканский блок. С уходом от власти Шредера (2005) и Ширака (2007) рухнул проект независимой Европы, который инициировал генерал де Голль.

США превратили Европу в своего младшего партнера.

Такому результату способствовало расширение НАТО на восток. В марте 1999-го в блок вошли Венгрия, Польша и Чехия, а в марте 2004 года Болгария, Румыния, Словакия, Словения, а также Латвия, Литва, Эстония. Новые члены, как правило, двигались в кильватере политики США и портили отношения Западной Европы с Москвой.

США не ограничились полученным результатом. Они стремились усилить свои позиции по всему периметру российских границ.

В ноябре 2003 года в Грузии был произведен переворот, получивший название «революция роз», по итогам которого власть в стране оказалась в руках проамериканского лидера М. Саакашвили. В декабре 2004 года на Украине была проведена «оранжевая революция», в результате которой президентом стал В. Ющенко. Они заявили о желании привести свои страны в НАТО.

Такая перспектива создавала серьезную угрозу безопасности России. На нее нельзя было не реагировать. В случае с Грузией Россия изменила свое отношение к проблеме Абхазии. Если еще в марте 2003 года Путин вместе с президентом Грузии Э. Шеварднадзе искал пути решения проблемы непризнанной республики, то с Саакашвили контакты были заморожены.

В случае с Украиной Москва поддержала лидера восточных регионов В. Януковича, который был против вхождения Украины в НАТО.

В 2006 году США сделали еще один шаг, направленный на слом ядерного паритета: объявили о плане разместить элементы ПРО на территории Чехии и Польши под предлогом защиты от якобы возможной ракетной атаки со стороны Ирана.


Поворотный пункт

На этом фоне Путин 10 февраля 2007 года выступил на Мюнхенской конференции по безопасности с речью, в которой осудил применение военной силы в обход Устава ООН, выдвижение военной структуры НАТО к российским границам и планы размещения элементов ПРО в Восточной Европе.

В своей речи Путин предлагал меры по усилению общей безопасности. Однако определенные круги Запада сразу же оценили речь как свидетельство появления новой «агрессивной России» и объявление Путиным новой холодной войны Западу.

На деле все было наоборот: Путин осмелился критиковать политику США, ему это не простили, и США объявили России холодную войну. В этом плане мюнхенская речь действительно стала поворотным пунктом в отношении России и США.

России дали понять, что никаких уступок, в том числе и по размещению ПРО в Восточной Европе, не будет.

В ответ в июле 2007 года Путин объявил мораторий на выполнение Россией Договора об ограничении обычных вооруженных сил и вооружений в Европе (ДОВСЕ). В условиях расширения НАТО и планов развертывания ПРО в Восточной Европе выполнение Россией ДОВСЕ становилось неприемлемым.

В феврале 2008 года Запад дал добро на формальное отделение Косово от Сербии, что прямо нарушало международно признанные границы Сербии. Западные страны немедленно признали независимость Косово как государства. США разместили там свою крупнейшую военную базу в Европе. Косовское решение создавало серьезнейший прецедент и не могло не иметь долговременных последствий.

Они проявились уже в августе 2008-го, когда М. Саакашвили дал приказ захватить Южную Осетию в рамках молниеносной операции, которая должна была поставить Россию перед свершившимся фактом. Атака на Цхинвал произошла тогда, когда Путин уехал в Китай на Олимпиаду. Но план был сорван сопротивлением ополченцев, к которым на помощь пришли российские войска.

Опираясь на косовский прецедент, Россия признала Южную Осетию и Абхазию независимыми государствами. Запад заявил о своем категорическом несогласии и заговорил о санкциях. Парламентские ассамблеи ОБСЕ и Совета Европы, которые ранее не осудили отделение Косово, дружно осудили Россию. В чистом виде был продемонстрирован принцип: нам можно, вам – нельзя.

В последующие годы Запад не упускал случая показать свое недовольство внешней политикой Путина, хотя и не отказывался от выгодных для себя контактов. Одним из них стал газопровод «Северный поток», две нитки которого Германия и Россия построили в 2010 – 2012 годах.


Необходимый выбор Путина

Ситуация резко обострилась в 2014 году в связи с февральским государственным переворотом в Киеве. Одна из особенностей этого переворота состояла в том, что Европа склонялась к более или менее легитимному отстранению В. Януковича от власти путем принуждения его к досрочным президентским выборам. План был закреплен соглашением между Януковичем и оппозицией под гарантии министров иностранных дел Франции, Германии, Польши. Однако США дали отмашку на более радикальный вариант, боясь, видимо, того, что в ходе нормальной избирательной кампании Украина, как обычно, расколется на западные и восточные регионы, и этот раскол может привести к федерализации с отходом востока в сферу влияния России. Федеральная Украина будет потеряна для Запада как плацдарм НАТО.

Радикальный вариант государственного переворота в Киеве вывел на поверхность проблему Крыма, а быстрое и мирное возвращение Крыма в состав России усилило федеративные настроения в Донбассе. Попытка Киева подавить их вооруженной силой привела к гражданской войне.

В этой ситуации Путин был вынужден решать проблему: или дать возможность украинским националистам физически уничтожить тех граждан Украины, которые хотят дружить с Россией и говорить на русском языке, или так или иначе помочь им в их борьбе, не вступая в прямой военный конфликт с Киевом. Он выбрал второе, потому что просто не мог выбрать первое решение. Помощь Донбассу сочеталась с предложением Киеву отказаться от силовых методов и решить проблему путем предоставления жителям восточных регионов четких гарантий безопасности и права самим определять свою судьбу в составе Украины.

Объективно говоря, Россия заинтересована в территориальной целостности Украины, потому что традиционно восточные регионы стремятся к дружбе с нашей страной, нейтрализуя крайний национализм части «западенцев».

Как мне представляется, суть и резоны политики России с самого начала были понятны всем. Тем не менее Запад начал кампанию осуждения России за «агрессию» против Украины.


Под дудку США

На этом фоне и состоялась юбилейная сессия ПА ОБСЕ, отметившая 40 лет со дня подписания Заключительного акта по безопасности и сотрудничеству в Европе, принятого в Хельсинки 1 августа 1975 года.

В принятой декларации депутаты клялись в верности духу и букве Хельсинкского акта, на деле их отвергая.

Дух и буква Заключительного акта 1975 г. требовали создания условий равной безопасности для всех стран Европы, отказа от стремления получить односторонние преимущества, уважения прав человека во всех странах, применения одних и тех же критериев при оценке возникших конфликтов.

Однако в политической части декларации, претендующей на сжатый анализ международного развития после падения Берлинской стены, основное внимание уделено критике России в связи «с агрессией ... в отношении Украины, включая незаконную аннексию и оккупацию Крыма» и выходом России из Договора об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ).

В декларации нет ни слова о роли Запада в трагических событиях в Югославии, завершившихся убийством и изгнанием многих тысяч сербов из Хорватии и Косово, бомбардировками Белграда и формальным отделением Косово от Сербии; о нападении США и его союзников на Ирак и Ливию; о расширении НАТО на восток и выдвижении военной инфраструктуры к границам России; о выходе США из договора по ПРО и решении разместить элементы ПРО в Восточной Европе; о роли США в организации «цветных революций» по всему миру, в том числе и непосредственно у границ России.

Разве все эти действия Запада совместимы с духом и буквой Заключительного акта? Разве можно оценивать те или иные действия России вне контекста этих событий?

Документы, принятые на юбилейной встрече ПА ОБСЕ, свидетельствуют о глубоком кризисе этой организации, которая отражает общий кризис европейской внешней политики. Европа, превратившись в младшего партнера США, вступила на путь новой холодной войны против России и пока не находит в себе силы свернуть с этого пути.

В то же время важно помнить, что Европа далеко не едина в отношении к России и США. И в ней есть тот потенциал, который 40 лет назад привел к появлению Заключительного акта как символа разрядки.



Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook