На нефтяных качелях

Газета Financial Times назвала пять главных факторов нефтяного рынка, за которыми следят трейдеры, для того чтобы определить цены на нефть в ближайшем будущем. Журналисты издания включили в этот перечень перебои с поставками из Нигерии и ряда других стран – членов ОПЕК, вызванные в том числе атаками боевиков; снижение предложения, вызванное, в частности, лесными пожарами в Канаде; падение добычи в США и ожидание снижения добычи в Китае; возможный рост добычи Саудовской Аравией и перспективы увеличения добычи сланцевой нефти в США.

На нефтяных качелях | Иллюстрация valeo5/shutterstock.com

Иллюстрация valeo5/shutterstock.com

На самом деле причин для колебаний цен на нефть гораздо больше. Договориться в таких условиях о заморозке цен или о снижении уровня добычи нефти практически невозможно. Вот почему намеченная на начало июня встреча стран ОПЕК в Вене вряд ли обернется каким-то прорывом на нестабильном нефтяном рынке. Ее итог прогнозируется экспертами скорее аналогичным апрельскому провалу переговоров в Дохе с участием стран ОПЕК (кроме Ирана), а также России, Казахстана, Азербайджана, Омана и Бахрейна.

Как стало известно, еще в феврале для поддержания цен Россия, Катар, Венесуэла и Саудовская Аравия договорились заморозить добычу нефти на уровне, который был достигнут странами 11 января этого года. Большинство других стран, добывающих нефть, готово было пойти на такую сделку. Исключением стал Иран, который в последние месяцы начал выходить на нефтяной рынок после многолетнего отсутствия, вызванного санкциями США и ЕС. Представители Ирана ранее заявляли, что готовы рассмотреть решение о заморозке нефтедобычи только после того, как выйдут на досанкционные показатели в 4 млн баррелей за сутки.

Политолог Игорь Панкратенко считает, что провал переговоров в Дохе был предрешен заранее. «Представители Эр-Рияда, – констатирует он, – вопреки ранее достигнутым договоренностям, вопреки тому, что Тегеран объявил о своей позиции еще за сутки до того, как участники встречи прилетели в Доху, – сразу же заявили, что, поскольку за столом переговоров нет Ирана, то и говорить не о чем».

«Основной причиной того, что участникам совещания в Катаре договориться не удалось, ряд наблюдателей поспешили назвать отказ Тегерана участвовать в замораживании объемов нефтедобычи и даже в переговорах на эту тему», – продолжает Панкратенко. Но главными причинами фиаско катарской встречи, по его мнению, стали не вопросы явки тех или иных нефтепроизводителей, а позиция Эр-Рияда и условия предлагаемой заморозки.

«С учетом низкой себестоимости добычи и тех объемов золотовалютных резервов, которые были накоплены Эр-Риядом в «тучные годы», даже при цене 20 – 25 долларов за баррель правящая династия имеет возможность не только сохранить «социальный пакет» для собственных граждан, но и запустить программу модернизации страны. То есть им эти соглашения не особо и нужны, подчеркивает политолог. – Но есть и другой фактор – принимать на себя в одностороннем порядке какие-то ограничения, которые могут дать Ирану конкурентные преимущества, саудиты не согласятся ни при каких обстоятельствах. А то, что Тегеран в игры по заморозке играть не будет, было очевидно с самого начала», – отмечает Панкратенко.

Эта позиция Ирана вполне объяснима чисто экономическими факторами. Страны ОПЕК ежесуточно выдают на рынок 32,3 млн баррелей (по состоянию на март нынешнего года). Треть этих баррелей приходится на Саудовскую Аравию. То есть принцип «сохранение доли мирового рынка важнее цены» реализуется Эр-Риядом в полном объеме. На этом фоне показатели добычи Ирана – 3,5 млн баррелей, из которых на экспорт идет примерно 1,8 млн, – выглядят существенно скромнее, и даже их увеличение не способно серьезно отразиться на мировых ценах, в чем, кстати, единодушно сходятся большинство специалистов. И в чем тогда интерес Тегерана присоединяться к замораживанию?

Азербайджанскому экономисту Акраму Гасанову позиция Саудовской Аравии вполне понятна – как по экономическим, так и по политическим причинам. «Себестоимость саудитской нефти меньше, чем у других. А потому они могут и далее демпинговать, тем самым вытесняя с рынка конкурентов. В то же время они не хотят делать поблажек своему геополитическому противнику в лице Ирана. Позиция Ирана тоже очевидна. Себестоимость его нефти тоже невысокая. А доля на рынке небольшая. Заморозка не в его пользу. Иран хочет наверстать упущенные годы. А потому Иран, как и Саудовская Аравия, борется за свою долю на рынке. Короче, обе страны исходят из своих интересов».

Директор Фонда энергетического развития Сергей Пикин обратил внимание на то, что вспыхнувшая в Кувейте короткая забастовка нефтяников куда больше повлияла на рынок энергоносителей, чем соглашение в Дохе, в случае если бы оно было подписано: «Кувейт на 60% снизил добычу нефти – это очень существенный объем и более существенный результат, чем тот, который мог быть ожидаем после подписания соглашения в Дохе».

«Кувейтские объемы добычи сократились на 1,6 млн баррелей в день – как раз столько и нужно вывести с рынка, чтобы его сбалансировать», – считает вице-президент российского отделения британской нефтегазовой компании BP Владимир Дребенцов.


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 096 (5713) от 01.06.2016.

Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
73 вопроса о насущном
16 Июня 2017

73 вопроса о насущном

Президент РФ Владимир Путин в 15-й раз вышел на «Прямую линию» с россиянами.

Шелковый путь на невских берегах
02 Июня 2017

Шелковый путь на невских берегах

Китай становится лидером глобальных процессов в меняющемся мире, внося в них принципиально новое содержание.

Петербург - Петроград - Инноград
27 Апреля 2017

Петербург - Петроград - Инноград

Каждый год глава города предстает перед народными избранниками, чтобы рассказать о достижениях в деле развития северной столицы. В конце доклада представители каждой фракции Заксобрания могли задать п...