Лидеры КНДР и Южной Кореи встретились в Пханмунчжоме. Что дальше?

Очевидно, что этот саммит станет одним из самых знаковых событий мировой политики в середине нынешней весны. С учетом крайне сложной международной обстановки в Азии и ее восточной части положительные итоги межкорейской встречи в верхах могут иметь серьезное позитивное значение для всего Восточно-Азиатского региона.

Лидеры КНДР и Южной Кореи встретились в Пханмунчжоме. Что дальше? | Фото Ryu Seung-Il via ZUMA Wire / ТАСС

Фото Ryu Seung-Il via ZUMA Wire / ТАСС

Без мирного договора

Уже более четверти века назад завершилась холодная война, а в некоторых частях нашей планеты ее наследие не только живо, но и продолжает напоминать о себе. В частности, эти слова применимы к Корейскому полуострову и корейской нации, разделенным на дебютном этапе холодной войны. Впрочем, для Кореи эта война была самой что ни на есть горячей: длившаяся с 1950-го по 1953 год, она унесла жизни миллионов людей. Те трагические события закончились соглашением о прекращении огня, подтвердившим факт раздела корейской нации по 38-й параллели; а вот мирного договора так до сих пор и нет...

Несмотря на абсолютное отличие социально-политических систем Корейской Народно-Демократической Республики (КНДР) и Республики Кореи (РК), в последующие десятилетия предпринимались попытки сблизить позиции Пхеньяна и Сеула. В период разрядки, в 1972 году, было подписано совместное соглашение Севера и Юга, в котором оба корейских государства взяли на себя обязательство самостоятельно, без помощи внешних сил и мирным путем двигаться к «великой национальной консолидации».

Окончание холодной войны совпало с очередными шагами двух Корей навстречу друг другу. В 1991 году КНДР и РК подписали соглашение о примирении, ненападении, сотрудничестве и обменах; в том же году две корейские республики стали полноправными членами ООН.

После этого, как часто случалось и в прошлом, прорывы в межкорейском диалоге (включая два первых саммита лидеров Северной и Южной Кореи в 2000 г. и 2007 г.) сменялись «черными тучами». Декларации о развитии межкорейских отношений, в которых говорилось о стремлении к миру и процветанию, к объединению «силами самой корейской нации», чередовались с гонкой вооружения, взаимными обстрелами и провокациями на границе. За последние годы Корейский полуостров не раз заявлял о себе как об одной из самых опасных горячих точек планеты. Особенно после того, как с 2006 года Северная Корея начала регулярно проводить ядерные испытания. Введенные ООН санкции против Северной Кореи хоть и ухудшили социально-экономическое состояние КНДР, но до сих пор не заставили пхеньянский режим отказаться от своих военных амбиций.

Стратегическая цель

При всех глубинных и принципиальных отличиях Северной и Южной Кореи официально, даже с закреплением в конституционных документах, и КНДР, и РК продолжают заявлять о приверженности делу объединения. Однако видится это объединение правящим кругам в двух корейских обществах, разумеется, по-разному.

Никто в северокорейском руководстве и помыслить не может о «сдаче позиций» или отказе от идей чучхе, на которых воспитано не одно поколение граждан страны. Сегодня Северная Корея представляет собой, пожалуй, самую тоталитарную и одновременно тупиковую модель «красного проекта». Нельзя сказать, что в КНДР ничего не меняется. Но по сравнению с другими государствами, управляемыми коммунистическими партиями, экономика Северной Кореи наиболее замкнута и отгорожена от мирового рынка, а политическая система этой страны напоминает схему «красной монархии». И в самом деле ни в одной из других «коммунистических» стран не было такого опыта, когда верховная власть в течение почти семи десятилетий находилась бы в руках представителей одного семейства - Ким Ир Сена, Ким Чен Ира и нынешнего руководителя КНДР Ким Чен Ына.

При всей оригинальности и непредсказуемости внутренней и внешней политики молодого северокорейского лидера, туманности переговорной стратегии Пхеньяна руководство КНДР в последнее время показывает готовность к диалогу. В этом контексте, к примеру, можно воспринимать договоренность двух Корей выступать под единым флагом на недавней зимней Олимпиаде.

Во многом такая линия Пхеньяна является реакцией на приход к власти в Южной Корее социал-либеральной Демократической партии, чей представитель Мун Чжэ Ин, президент с мая 2017 года, в отличие от своих предшественников-консерваторов открыто заявил о необходимости наладить именно межкорейский диалог. Он сказал, в частности: «Я проамерикански настроен, но теперь Южная Корея должна принять дипломатию, в которой она может и отказать американцам», намекая прежде всего на межкорейское сближение.

Конечно, в Южной Корее хорошо знакомы с радикальной политической риторикой северного соседа. Например, со словами Ким Чен Ына о том, что «все наши соотечественники должны превратиться в прочную и непреодолимую крепость». И все же официально Сеул продолжает курс на объединение, надеясь, что рано или поздно будут созданы условия для мирного объединения Корейского полуострова. При этом все ведущие политические силы РК уверены: такое объединение будет возможно лишь на основе социально-экономической системы, существующей в Южной Корее. С другой стороны, недавние опросы показывают, что только 30% южнокорейцев готовы заплатить за грядущее гипотетическое объединение реальную цену.

Под влиянием внешних факторов

Когда мы заводим речь о такой давней горячей точке планеты, как Корейский полуостров, следует твердо понимать: чтобы развязать «корейский узел», недостаточно воли и желания двух государств. Так уж получилось, что раздел Кореи в значительной мере спровоцировали своими действиями сверхдержавы - СССР и США. В корейской войне важнейшую роль в военных действиях на одной стороне сыграли американцы, а на другой - китайцы. Корейский конфликт с самого своего зарождения носил именно интернациональный характер. Вот почему так важно понимать и верно интерпретировать влияние внешних факторов.

Приход в Белый дом Дональда Трампа способствовал очередному витку напряженности вокруг Корейского полуострова. Все страны - постоянные члены Совета Безопасности ООН занимают негативную позицию в отношении северокорейской ракетно-ядерной программы, но именно Вашингтон в наибольшей степени оказывает давление на Пхеньян. Трамп изначально сделал ставку на силовые методы, даже посылал к берегам КНДР военно-морскую армаду, вводил против Северной Кореи новые санкции. Но в итоге... согласился - впервые в истории - на прямые переговоры с Ким Чен Ыном.

Исторически достаточно жесткую позицию по отношению к Северной Корее занимает Япония, равняющаяся здесь на Вашингтон. Глава японского правительства Синдзо Абэ совсем недавно говорил, что он на 100% вместе с США в их подходе к КНДР. Токио можно понять: если какой-то стране реально и угрожают тестовые испытания северокорейских баллистических ракет, то это прежде всего Япония.

Гораздо более взвешенной и конструктивной представляется точка зрения, отстаиваемая Россией и Китаем. Министр иностранных дел РФ Сергей Лавров справедливо констатирует: «Главная задача на нынешнем этапе - предотвратить военный конфликт, который неминуемо приведет к масштабной и гуманитарной, экономической и экологической катастрофе». И наша страна, и коммунистическое правительство Китая поддерживали санкции СБ ООН, направленные против ракетно-ядерной программы Пхеньяна. В этом есть своя логика: ни Россия, ни КНР не заинтересованы в распространении ядерного оружия, тем более вблизи своих непосредственных границ. В КНДР весьма болезненно воспринимают такие действия своих исторических союзников (собственно, Поднебесная и сегодня остается главным политическим и экономическим партнером для Северной Кореи).

Но вместе с тем Москва и Пекин готовы к конструктивному разрешению конфликта. В прошлом году дипломаты двух стран выступили с совместной «дорожной картой», предлагая Северной Корее отказаться от ядерных испытаний и тестовых пусков баллистических ракет. А Вашингтону и Сеулу - воздержаться от проведения крупномасштабных учений, на которые еще в прошлом веке КНДР реагировала как бык на красную тряпку.

Надежда на перемены

Тот, кто хоть часть сознательной жизни прожил в Советском Союзе, прекрасно помнит: в духе «коммунистической» внешней политики было объявлять к каким-либо знаковым датам или событиям очередную миролюбивую инициативу. КНДР при всей автономности и своеобразности ее общества все-таки многие десятилетия являлась составной частью мировой системы социализма. А традиции - дело живучее.

Буквально за неделю до межкорейского саммита лидер КНДР объявил о том, что его страна в одностороннем порядке откажется от ядерных испытаний (последний взрыв был произведен Северной Кореей в сентябре прошлого года) и от тестирования межконтинентальных баллистических ракет (их последний «пробный» запуск состоялся в прошлом ноябре). При этом в заявлении Ким Чен Ына содержались такие примечательные слова: «Вся партия и вся нация должны теперь сосредоточиться на развитии социалистической экономики». В пропагандистских материалах правящей в КНДР Трудовой партии Кореи одновременно подчеркивается, что вскоре наступит новый этап в развитии корейской революции...

В Южной Корее и на Западе с естественным скепсисом восприняли эти слова лидера КНДР. Ведь в прошлом аналогичные заявления со стороны Пхеньяна делались не раз. И, как верно замечает американский эксперт Гарри Казианис, «все решения, принятые Кимом, носят обратимый характер». Но при всем при этом объективно видно, что в последние месяцы и слова, и жесты, да и действия лидера северокорейского режима носят подчеркнуто миролюбивый характер. В конце концов даже далекий от пацифистских иллюзий Трамп публично квалифицировал речь Ким Чен Ына как хорошую новость для всего мира.

Сегодня, когда в исторически важном для корейцев из двух стран месте - Пханмунчжоме (именно там в 1953 году было заключено перемирие в корейской войне) открывается межкорейская встреча в верхах, мы не можем однозначно сказать, принесет ли она корейскому народу, Северо-Восточной Азии и всему миру реальное продвижение вперед. Еще совсем недавно многие эксперты уверяли: если где-то и может случиться апокалипсис, то это, скорее всего, произойдет в Корее. Сегодня, кажется, ситуация на Корейском полуострове и вокруг него стабилизировалась и выглядит даже чуть поспокойнее, чем на Большом Ближнем Востоке. Кстати, многие российские и западные эксперты полагают, что это неспроста: для Вашингтона сейчас более актуально «наказать» Иран, а потому «корейская заноза» совсем некстати для Белого дома.

До самого последнего времени точная повестка межкорейского саммита держалась в секрете. Но даже если на переговорах будут затронуты официально предложенные РК темы (подписание окончательного мира, обеспечение развития межкорейского диалога и денуклеаризация Кореи) и, главное, по ним будет достигнута хоть какая-то позитивная договоренность, можно будет считать, что третий межкорейский саммит прошел не зря.

Материал был опубликован в газете под № 076 (6185) от 27.04.2018 под заголовком «В конце тоннеля забрезжил свет».

#саммит #КНДР #Южная Корея

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 076 (6185) от 27.04.2018.

Комментарии

Самое читаемое

#
#
73 вопроса о насущном
16 Июня 2017

73 вопроса о насущном

Президент РФ Владимир Путин в 15-й раз вышел на «Прямую линию» с россиянами.

Шелковый путь на невских берегах
02 Июня 2017

Шелковый путь на невских берегах

Китай становится лидером глобальных процессов в меняющемся мире, внося в них принципиально новое содержание.

Петербург - Петроград - Инноград
27 Апреля 2017

Петербург - Петроград - Инноград

Каждый год глава города предстает перед народными избранниками, чтобы рассказать о достижениях в деле развития северной столицы. В конце доклада представители каждой фракции Заксобрания могли задать п...