Италия сдвинулась вправо

4 марта в Италии состоялись парламентские выборы. Их итоги не принесли однозначного результата. Политическая ситуация в апеннинской республике стала еще более запутанной.

Италия сдвинулась вправо | Иллюстрация Viacheslav Lopatin/shutterstock.com

Иллюстрация Viacheslav Lopatin/shutterstock.com

Нерешенные проблемы

Более половины итальянцев отдали голоса за оппозиционные блоки и партии. Это говорит о том, что основная часть общества не удовлетворена положением дел в стране. Итальянская экономика была серьезно затронута глобальным кризисом, в результате которого с 2007 года она сократилась в течение 13 кварталов на 9%. С 2015-го рост, правда, возобновился, но по меркам и всего Европейского союза, и еврозоны он выглядит весьма скромно: в 2016 г. валовый внутренний продукт (ВВП) повысился на 0,8%, в 2017-м, по предварительным данным, почти на полтора процента.

Запущенные действующим правительством реформы рынка труда, общественной администрации и налогообложения дали кое-какие результаты. Бюджет-2017 предполагал меры по стимулированию инвестиций, снижению налогов для частных компаний и увеличению скромных пенсий. Цель правительства - достичь ежегодного дефицита на уровне 2,3% ВВП в год, чего от Рима требует и Европейская комиссия (ЕК). Но в то же время общий накопленный долг в Италии считается, по меркам ЕС, одним из самых проблемных, составляя почти 132% ВВП. Речь идет о дефиците на астрономическую сумму - 2256 млрд евро.

Начатая еще прежним кабинетом Маттео Ренци реформа рынка труда сверхпозитивных результатов не дала. Банковский сектор остается весьма хрупким. Давно известные региональные диспропорции между севером и югом по-прежнему актуальны для Италии. Уровень безработицы (сейчас она составляет 11,1%) удалось стабилизировать, но без постоянной работы сегодня находятся почти треть молодых итальянцев.

Серьезными испытаниями для страны были два крупных землетрясения в 2016 году, потребовавшие от государства найти дополнительные ресурсы на ликвидацию последствий этих природных стихий. Еще одна «стихия», на сей раз не природная, также стала важным социальным вызовом для Италии в последние годы. Тут я имею в виду проникновение на территорию республики около 170 тысяч гуманитарных беженцев, оказавшихся на Апеннинах главным образом морским средиземноморским путем. С 2015 года заметно увеличилось и число нелегальных иммигрантов. Все это спровоцировало рост антииммигрантских настроений у части населения страны.

Италию справедливо относят к числу ведущих политических и экономических игроков Европы. Страна является крупнейшим на планете производителем продуктов роскоши. Автомобилестроение, химическая продукция, фармацевтика, электротовары, мода - это те самые отрасли, в которых итальянцы знают толк. По объемам производства Италия остается второй промышленной страной в ЕС. Отметим также, что это государство занимает пятое место по приему иностранных туристов в мире и третье в Евросоюзе. Это тем более важно, если учесть, что около трех четвертей доходов в итальянском ВВП и примерно 70% рабочих мест в национальной экономике приходится на сферу услуг, где ведущее место принадлежит именно туристическому сектору.

Аппетит придется поумерить

Только что состоявшиеся выборы проходили по принятому благодаря поддержке всех основных партий в 2017 году новому избирательному закону. Он предусматривает, что 37% членов палаты депутатов и примерно столько же сенаторов избираются в одномандатных мажоритарных округах, тогда как более 60% парламентариев становятся депутатами или сенаторами по пропорциональной системе.

После выборов 2013 года Италией управляла весьма пестрая многопартийная коалиция, в составе которой были и центристы, и умеренные правые. Но ведущая роль принадлежала социал-либеральной Демократической партии (ДП). Именно ее представители возглавляли все коалиционные правительства, включая действующего председателя совета министров страны Паоло Джентилони или лидера демократов в ходе этой кампании Маттео Ренци, стоявшего во главе кабинета министров до декабря 2016 года.

На сей раз демократы возглавили пятипартийную коалицию, состоящую преимущественно из центристских партий. Однако, ориентируясь прежде всего на избирателей, представляющих левый центр, ДП и союзные ей партии выступили на этот раз с электоральной программой, имеющей определенно социальный профиль. В платформе ДП содержались обязательства «поднять минимальную зарплату до 10 евро в час» (эта мера коснулась бы 15% рабочих), способствовать заключению коллективных трудовых контрактов.

Однако итоги выборов свидетельствуют: левоцентристам не удалось в полной мере удержать своих избирателей. Если в 2008-м за ДП голосовали 33% избирателей, пять лет назад - 25,5%, то на сей раз вся левоцентристская коалиция набрала около 23% голосов, а ДП пришла к наихудшему в своей истории результату - 18,7% голосов. В результате Маттео Ренци после голосования заявил об отставке с поста партийного лидера.

Выборы 4 марта показали, что большинство итальянских избирателей отдали голоса партиям и движениям, находящимся в оппозиции к нынешнему правительству. И главными «бенефициарами» тут выступили Правоцентристская коалиция (ПЦК) и движение «Пять звезд» (Д5З). Именно ПЦК является главным победителем минувших выборов, если учитывать количество полученных коалицией голосов и приобретенных парламентских мандатов.

Несмотря на название, ПЦК стремится больше вправо, чем к центру. И итоги выборов это ярко продемонстрировали. Ведь после них лидирующую позицию в правом движении Италии заняла вместо консервативной партии экс-премьера Сильвио Берлускони «Вперед, Италия!» (14% голосов) крайне правая Лига Севера (ЛС). Эта партия, которую возглавляет европейский депутат Маттео Сальвини, стала с 17,4% голосов по-настоящему мощной общенациональной политической силой. В своей кампании правые делали особый упор на отказ от прогрессивной шкалы налогов в пользу перехода к «плоскому» налогообложению на уровне 23% от доходов. Также правые обещают поднять минимальную пенсию до 1000 евро и ввести минимальный «доход достоинства».

Самой популярной в стране политической силой остается «антисистемное» движение «Пять звезд», список которого возглавил 33-летний вице-спикер палаты депутатов Луиджи ди Майо. Д5З получило в итоге 32,7% голосов (во многих областях южной Италии за него голосовали твердое большинство избирателей). В своей электоральной программе это движение взяло на себя обязательства ввести в стране минимальный базовый доход («доход гражданства»), в течение десяти лет добиться сокращения общественного долга на 40 пунктов, оказать государственную помощь «молодежной занятости» и семьям с детьми.

Итальянские эксперты уже посчитали, во сколько обошлись бы бюджету финансовые обещания ведущих политических сил. Самыми «скромными» тут оказались обязательства ДП, в случае с социал-либералами речь идет о 38,6 млрд евро. Д5З наобещало избирателям на 103 млрд евро. Но всех затмили правоцентристы: их «финансовые обязательства», прежде всего радикальная налоговая реформа, оцениваются экспертами в 171 млрд евро! Экономист Роберто Перотти сделал вывод: «Очевидно, они не смогут пустить в ход свои обещания в их совокупности».

Теперь, когда предстоят непростые переговоры по формированию парламентского большинства, сторонам точно придется пойти на компромиссы и умерить свои аппетиты. Впрочем, кто будет формировать правительство - большой вопрос. Сегодня на президентский мандат по формированию совмина претендуют Ди Майо и Сальвини. Но проблема в том, что обе популистские формации (Д5З и ЛС) терпеть друга не могут. Вот почему все эксперты говорят о том, что Италия получила 4 марта «подвешенный» парламент без ясного большинства...

Куда повернет Рим?

Даже если внешняя политика не была главной осью нынешней избирательной кампании, все-таки Италии принадлежит немаловажное место и в ЕС, и в НАТО. А значит, вопрос о том, кто отвечает за национальную внешнюю политику, представляется весьма важным. Не зря же совсем незадолго до итальянских выборов глава ЕК Жан-Клод Юнкер публично признался: «Я хотел бы, чтобы Италия после 4 марта располагала правительством, которое управляло бы благодаря парламентской поддержке».

Надо сказать, что в самой апеннинской республике европейская тема уже не создает такой общественный консенсус, какой был, например, на протяжении большей части второй половины ХХ столетия. Европеизм действующего парламентского большинства сомнению не подлежит. Очевидно, что в лице Ренци французский президент Эммануэль Макрон видел не только единомышленника; в общем и целом внешняя политика Италии при правительствах, возглавляемых демократами, была одновременно и европеистской, и атлантической. В последние годы Италия активно поддерживает различные интеграционные идеи в рамках Евросоюза, касаются ли они экономического сотрудничества, финансов или обеспечения совместной безопасности. В прошлом «консервативный евроскептицизм» нередко исходил из стана правых сил. И сегодня такие партии, как ЛС, жестко бьют по «брюссельским технократам», требуя восстановления итальянского суверенитета в различных сферах политики и экономики.

Весьма сложно обстоит дело с популистами из Д5З. Не успел его молодой лидер Ди Майо в декабре заявить о желательности проведения референдума о выходе Италии из еврозоны, как уже в январе он сам же дезавуировал данное заявление.

Считается, что ведущие политики Италии в целом позитивно относятся к нашей стране и грядущая «смена караула» в Риме могла бы даже послужить стимулом к интенсификации российско-итальянских отношений. Ведь даже такой либеральный по европейским меркам политик, как Ренци, выступает за скорейшее прекращение «войны санкций» между РФ и ЕС. Так, бывший премьер-министр Италии призывает «перевернуть неприятную страницу», отдавая себе отчет в том, что «санкции влекут за собой контрсанкции, а это ослабляет позиции как российских, так и европейских предприятий».

Не раз об обоюдном вреде санкционного противостояния заявляли также в палате депутатов и сенате представители популистского движения «Пять звезд». Лидеры этого политического объединения в ходе предвыборной кампании отмечали, что интересам Италии и Европы отвечает скорейшее снятие санкций в отношении России. Как заметил видный представитель Д5З депутат Алессандро ди Баттиста, «если мы будем в правительстве, отношения с РФ будут более интенсивные».

Хорошо известно, что ведущие правые лидеры Италии считаются чуть ли не «фанатами» России. Так, Берлускони и в ходе этой кампании заявлял, что именно российский президент, которого он ценит как друга и государственного деятеля, является ведущим мировым политиком. Партии - члены ПЦК также считают санкционное давление анахронизмом. В то же время Берлускони призывает действовать в этом направлении не односторонним образом, а оказывая воздействие на Евросоюз.

Что же, новоизбранный парламент начнет свою работу 23 марта. Тогда же должны стартовать официальные переговоры о формировании правительственного большинства. То, что они не будут простыми, очевидно уже сейчас.

#Италия #парламентские выборы #санкции

Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
73 вопроса о насущном
16 Июня 2017

73 вопроса о насущном

Президент РФ Владимир Путин в 15-й раз вышел на «Прямую линию» с россиянами.

Шелковый путь на невских берегах
02 Июня 2017

Шелковый путь на невских берегах

Китай становится лидером глобальных процессов в меняющемся мире, внося в них принципиально новое содержание.

Петербург - Петроград - Инноград
27 Апреля 2017

Петербург - Петроград - Инноград

Каждый год глава города предстает перед народными избранниками, чтобы рассказать о достижениях в деле развития северной столицы. В конце доклада представители каждой фракции Заксобрания могли задать п...