Импичмент под Олимпиаду

Большинство бразильских сенаторов проголосовали 12 мая за продолжение процедуры импичмента президенту Дилме Руссефф. На полгода она отрешена от власти. Почему это произошло?

Импичмент под Олимпиаду | Иллюстрация dmitry–islentev/shutterstock.com

Иллюстрация dmitry–islentev/shutterstock.com

Социальный пессимизм

5 августа состоится торжественное открытие летней Олимпиады в Рио-де-Жанейро. Это будут первые Олимпийские игры в Южной Америке. Когда в 2009 году на исходе второго президентского мандата очень популярного в то время главы страны Лулы да Силва МОК принял решение в пользу Рио, толпы бразильцев высыпали на улицы и площади, от души радуясь этой победе.

Сегодня, несмотря на финансовые трудности, практически все олимпийские объекты достроены или реконструированы. Четыре района Рио-де-Жанейро – Маракана, Копакабана, Барра и Деодоро – логистически готовы принять летние Игры. Но многочисленные социологические опросы показывают, что бразильцы растеряли прежний оптимизм и не спешат выкладывать деньги на покупку билетов на спортивные соревнования. Можно сказать, что общество погрузилось в состояние «социального пессимизма».

Бразилия явно знала времена получше нынешних: за ХХ век валовый внутренний продукт (ВВП) страны увеличился в совокупности почти в 80 раз. И этот показатель в прошлом веке не могла обойти ни одна другая страна нашей планеты. Сегодня же оснований для социального пессимизма у бразильцев предостаточно. Седьмая экономика мира в 2015 г. сократилась более чем на 3,5%. Аналитики прогнозируют подобное падение и в текущем году.

В условиях углубления кризиса власти были вынуждены пойти на секвестр социальных программ. Здесь-то и сказались новые запросы общества. Да, именно благодаря левым, преобладавшим в исполнительной власти с 2003 года, почти 40 млн человек перестали считаться бедными, их дети смогли поступать в университеты и путешествовать. Но, как отмечает известный латиноамериканист Петр Яковлев, одновременно «изменилось самоощущение бразильцев, и людям стали нужны не только деньги, но и другие демократические радости».

Коррупция везде

«СПб ведомости» уже рассказывали о коррупционных обвинениях в адрес Дилмы Руссефф. Напомним: повторно избранного в 2014 году на президентский пост политика обвиняют в сокрытии цифр реального бюджетного дефицита, что в итоге позволило Руссефф переизбраться два года назад. Дилме вменяется в вину и то, что на ее последнюю президентскую кампанию якобы шли нелегальные средства из нефтяной госкомпании «Петробраз». Наконец, еще одно сильное обвинение: приняв решение о назначении экс-президента и единомышленника Лулы на должность главы кабинета министров (фактически руководителя правительства; позже судебная власть объявила о незаконности данного назначения), Руссефф, мол, попросту захотела спасти своего наставника, против которого следствием были выдвинуты обвинения в сокрытии собственности и отмывании денег.

Злая ирония судьбы заключается в том, что и Лула, и Руссефф представляют Партию трудящихся (ПТ), ту политическую силу, подъем которой к вершине власти происходил во многом на фоне отторжения бразильцами старой, элитарной и коррумпированной политической системы. Совершенно очевидно, что в современной Латинской Америке, как справедливо отмечает французский эксперт Жан-Жак Курляндски, «коррупция не является ни левой, ни правой: все политические круги подвержены ей». Этой же точки зрения придерживается известный специалист по истории Бразилии профессор МГИМО Людмила Окунева. По ее словам, «следствие выявило в стране новые факты коррупции всех без исключения партий и госчиновников».

Другое дело, что судебная власть в Бразилии является по-настоящему независимой и исполнительная власть не может ей приказывать. Но системной проблемой страны при этом остается именно масштабная, проникающая на различные уровни жизнедеятельности коррупция. В апреле депутаты, а в мае сенаторы большинством голосов проголосовали за продвижение процедуры импичмента. Но в то же время хорошо известно, что под следствием или под обвинениями по коррупционным статьям уголовного кодекса сейчас пребывают 303 из 513 депутатов и 49 из 81 сенатора!

Иными словами, действительно можно говорить о своеобразном «парламентском перевороте», жертвой которого стала Дилма Руссефф. Она и сама придерживается такой точки зрения: «Я, может быть, совершала ошибки, но не совершала никакого преступления... Элиты заменяют военные государственные перевороты парламентскими государственными переворотами».

Новые и старые лица власти

Руссефф назвала и вполне конкретных лиц, ответственных за заговор против нее: это лидеры ведущей буржуазной политической силы – Партии бразильского демократического движения (ПБДД) Мишел Темер и Эдуарду Кунья. На момент запуска процедуры импичмента оба являлись видными представителями президентского большинства. Темер – вице-президентом, Кунья – спикером нижней палаты конгресса. Это обстоятельство, к слову, опровергает упрощенную точку зрения, отчасти распространенную в некоторых СМИ: в Бразилии, мол, «правые свергли левых». На самом деле изначально администрация Руссефф представляла собой сложную политическую мозаику. Да, левые силы во главе с ПТ играли в президентском большинстве ведущую роль, но одновременно туда входили и некоторые либеральные, а также правоцентристские партии.

Именно эти формации (ПБДД, Партия республики и т. д.) и перешли в стан оппозиции, где доминировала Партия бразильской социал-демократии (ПБСД), руководитель которой Аесио Невис совсем немного уступил Дилме Руссефф во втором туре президентских выборов. Поскольку и в палате депутатов, и в сенате Бразилии де-факто сложилось новое, ориентированное вправо большинство, не удивительно, что «радетели закона» (среди них, опять же отметим, немало коррупционеров) сумели добиться через голосование в двух палатах временного отстранения Руссефф с высокого поста.

Формально окончательное решение должно быть принято сенаторами в течение 180 суток. Но с учетом того, что 12 мая за импичмент высказались 55 сенаторов из 81, можно почти не сомневаться: и при повторном голосовании во второй половине года противники Руссефф наберут искомое большинство в две трети сенаторских мандатов.

Тем временем 76-летний Мишел Темер провозглашен временным президентом и уже успел пообещать бразильцам восстановить экономику, вернуть доверие инвесторов и побороть коррупцию. Однако если бразильцы действительно устали от администрации Руссефф (опросы показывают, что почти две трети граждан одобряют ее отставку), то одновременно более 60% выступают и против Темера на посту президента. Тем более что именно его ПБДД, еще будучи союзницей левых, добивалась реализации секвестра социальных программ.

Что же касается «политического лица» нового правительства, то в общем-то оно представляется достаточно плюралистическим. Темер отдал немало знаковых постов своим однопартийцам, но одновременно предложил возглавить МИД видному представителю ПБСД и бывшему мэру Сан-Паулу Жозе Сере. Логично, что в новое правительство отказались войти представители ПТ и до конца поддержавших ее левых партий, но ряд постов в кабинете достался левоцентристам из оппозиционных партий. В частности, министром обороны назначен член Социалистической народной партии Рауль Жюнгман. Но в целом очевидно, что внутренняя политика администрации Темера будет носить преимущественно правоцентристский характер.

Каких ждать перемен

То, что происходит сегодня в Бразилии, отражение общих изменений политического климата в Южной Америке. Вслед за Аргентиной «правый поворот» наметился в еще одной региональной державе, на сей раз самой крупной и влиятельной стране во всей Латинской Америке. Если добавить сюда плачевное социально-экономическое положение в Венесуэле, можно говорить о масштабном кризисе «левого проекта» в Западном полушарии.

В случае Бразилии речь идет о серьезных экономических просчетах прежней команды во главе с Дилмой Руссефф. Ведь власти, стимулируя внутренний рынок за счет увеличения расходов, не смогли остановить ни рост бюджетного дефицита, ни высокий уровень задолженности населения. В итоге в проигравших оказалась социальная база левых – как бедные слои населения, так и средний класс. Когда сегодня экс-президент Лула говорит о том, что в случае окончательного импичмента он и его сторонники «не уйдут с улиц», это звучит по-боевому; но одновременно нужно понимать: сейчас бразильские левые не пользуются поддержкой населения.

Очевидно, что смещение с поста Руссефф имеет крайне негативные последствия для действующих левых и левоцентристских правительств в Латинской Америке. Глава Венесуэлы Николас Мадуро прямо заявил, что за сменой караула в Бразилии стоят Соединенные Штаты. Его единомышленник боливийский президент Эво Моралес назвал происшедшее «покушением на демократию и экономическую стабильность Бразилии». Венесуэла, Куба, Боливия, Эквадор и Никарагуа отозвали своих послов в знак протеста. Даже «мягкие» левоцентристские правительства Уругвая и Чили высказали свою озабоченность. Но сможет ли эта интернациональная поддержка помочь бразильским левым, которые сами глубоко расколоты?

Что же касается возможных внешнеполитических изменений, то они, несомненно, станут последствием происшедшего. М. Темер и Ж. Сера хорошо известны как политики, выступающие за добрые отношения с США. Согласно расследованиям «Викиликс», М. Темер с 2006 г. даже регулярно информировал американское посольство о проблемах государственной важности.

Так или иначе, но, как отмечает профессор СПбГУ Виктор Хейфец, администрация Темера «будет пытаться расширять экономическую составляющую внешней политики», что потребует усиления связей с США и ЕС, тогда как связи с «боливарианскими» странами могут сократиться. Одновременно, считает Хейфец, вряд ли стоит ожидать принципиальных ухудшений в отношениях Бразилии с Китаем и Россией. Так же не должна быть поставлена под вопрос роль Бразилии в объединении БРИКС.

По-видимому, основные изменения произойдут все же во внутриполитической сфере. И если эти изменения приведут к серьезному откату от прежней социальной политики, то, возможно, провидческими могут оказаться слова директора Института Латинской Америки Владимира Давыдова: «Люди через некоторое время начнут вспоминать социальные льготы, масштабные социальные гарантии, которые проводили в жизнь правительства Лулы и Дилмы Руссефф»...


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 093 (5710) от 27.05.2016.

Комментарии

Самое читаемое

#
#
73 вопроса о насущном
16 Июня 2017

73 вопроса о насущном

Президент РФ Владимир Путин в 15-й раз вышел на «Прямую линию» с россиянами.

Шелковый путь на невских берегах
02 Июня 2017

Шелковый путь на невских берегах

Китай становится лидером глобальных процессов в меняющемся мире, внося в них принципиально новое содержание.

Петербург - Петроград - Инноград
27 Апреля 2017

Петербург - Петроград - Инноград

Каждый год глава города предстает перед народными избранниками, чтобы рассказать о достижениях в деле развития северной столицы. В конце доклада представители каждой фракции Заксобрания могли задать п...