Фарватер евразийской интеграции

Всего лишь два месяца прошло с момента создания нового экономического альянса на постсоветском пространстве. Но уже сегодня Евразийский экономический союз находится под пристальным вниманием экспертного сообщества: политологи, юристы, представители бизнес-сообществ активно обсуждают перспективы этой структуры, факторы, влияющие на ее развитие, плюсы и минусы для потенциальных новых членов ЕАЭС.

Фарватер евразийской интеграции | Источник: finam.info

Источник: finam.info

Напомним, что 2 января текущего года к экономическому объединению России, Белоруссии и Казахстана официально присоединилась Армения, а в мае, завершив ряд необходимых юридических процедур, в этот альянс должна вступить Киргизия. Многие аналитики почти не сомневаются в том, что в более отдаленной перспективе аналогичный шаг предпримет и Таджикистан. Таким образом, на значительной территории бывшего СССР возникает достаточно мощная экономическая структура.

«По меркам Евросоюза, рынок ЕАЭС является весьма привлекательным. Хотя бы по своему масштабу. До недавнего времени он составлял более 3% мирового ВВП. И неудивительно, что многие крупные страны стремятся получить на нем свою долю и расширять взаимодействие», – сказал в интервью радио Sputnik заместитель директора Института народно-хозяйственного прогнозирования Российской академии наук Александр Широв. «Однако в текущей повестке дня Союза в первую очередь должны стоять вопросы о том, чтобы его участники сначала сняли все существующие проблемы и барьеры, мешающие интеграционным процессам. На практике отладили бы взаимодействие и перешли к действительно свободному движению товаров, капитала и рабочей силы внутри объединения», – полагает этот эксперт.

Директор Центра комплексных европейских и международных исследований факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ Тимофей Бордачев уверен, что дальнейшая судьба ЕАЭС во многом будет зависеть от того, как эффективно в 2015 году смогут заработать институты евразийской интеграции, в первую очередь – Евразийская экономическая комиссия. «Вопрос заключается в том, смогут ли эти институты выводить проблемные вопросы из сферы межгосударственных отношений. Например, насколько таможенный спор РФ с Белоруссией перестанет быть вопросом российско-белорусских отношений, а станет предметом разбирательства евразийской интеграции», – полагает Бордачев.

Научный сотрудник НИУ ВШЭ Андрей Скриба выделяет три группы вызовов, которые стоят перед ЕАЭС. К первой он относит «внутренние вызовы», которые исходят от участников Союза. По мнению специалиста, ЕАЭС остается сугубо экономическим объединением. На этом, в частности, настаивают Казахстан и Белоруссия, которые боятся ослабить свой государственный суверенитет. «Это выхолащивает ту идею, которую вкладывало в проект российское руководство», – подчеркивает Скриба.

Во вторую группу попали «внешние вызовы», среди которых антироссийские санкции Запада, напрямую влияющие на экономическое состояние России. Понятно, что это затрагивает и ЕАЭС, так как Москва выступает основным финансовым донором Союза. С другой стороны, зачастую не ясна позиция партнеров по ЕАЭС в отношении политики западных стран: и Астана, и Минск далеко не всегда открыто и твердо поддерживают Москву на международной арене.

Наконец, по мнению Скрибы, есть группа «идейных вызовов», которые могут заставить в ближайшее время членов ЕАЭС еще раз подумать над тем, что подразумевать под «евразийством». России придется оценить ситуацию и понять, какой проект ей нужен, каковы пределы развития ЕАЭС, на каком этапе Россия может столкнуться с сопротивлением со стороны государств Юго-Восточной Азии, насколько партнеры по Союзу готовы интегрироваться в объединение, учитывая их опасения за свою независимость.

Как отмечает Тимофей Бордачев, «проект развивается в условиях колоссального давления как со стороны Запада, где выступает конкурирующий игрок в лице ЕС, так и со стороны Китая с его идеей «нового Шелкового пути».

Об интересах и внешней экономической политике Пекина рассказал старший научный сотрудник Центра исследований Восточной Азии и ШОС Института международных исследований МГИМО (У) МИД России Игорь Денисов. Он пояснил, что данная идея была озвучена в сентябре 2013 года лидером Поднебесной Си Цзиньпином. Она подразумевает под собой развитие китайской стороной ряда сухопутных торговых маршрутов, которые свяжут страны Азии и Европы и, по задумке, станут альтернативой доставке грузов по морю.

На взгляд Денисова, к такой инициативе КНР подтолкнуло то, что страна сегодня переосмысливает свою роль в мире и «начинает примерять одежды сверхдержавы». В отношении внешней политики Китая прошлых лет в самом государстве звучат критические отклики, в которых, в частности, говорится об упущенных возможностях и не до конца реализованном потенциале. По мнению аналитика, речь здесь также идет о наращивании экономического присутствия КНР в странах Центральной Азии. «Китай подает свой проект не как интеграционный, а как проект развития, что делает его привлекательным для государств Центральной Азии», – пояснил аналитик. По его словам, это сулит странам китайские инвестиции без каких-либо политических требований.

Между тем, по словам однофамильца этого эксперта – Чрезвычайного и Полномочного Посла России в Китае Андрея Денисова, китайская сторона пришла к выводу о дееспособности ЕАЭС и потому решила инициировать создание двухсторонней зоны свободной торговли. Как сказал дипломат, «в КНР убедились в перспективности сотрудничества не только с отдельными странами ЕАЭС, но и с их объединением как таковым». Он также отметил, что «уже сейчас идет речь о стыковке механизмов сотрудничества по этому проекту».

Что касается палок в колеса ЕАЭС со стороны Запада, то политологи вспоминают здесь слова экс-госсекретаря США Хиллари Клинтон: «США постараются не допустить воссоздания Советского Союза под вывеской экономической интеграции. Это будет называться иначе – Таможенным союзом, Евразийским союзом. Но не будем обманываться на этот счет – мы знаем, какова истинная цель, и пытаемся найти эффективные способы замедлить и предотвратить это».

Вот в таких жестких внешнеполитических условиях пробивает сегодня себе дорогу евразийская экономическая интеграция. Но реальной альтернативы ей, по существу, нет. И это достаточно хорошо понимают трезвомыслящие аналитики во многих столицах постсоветских республик. «Присоединение Армении к Евразийскому экономическому союзу не означает сиюминутное получение миллиардов, необходимо постоянно работать, – говорит председатель правления Союза молодежи стран СНГ Андраник Никогосян. – В некоторых регионах нашей республики даже не представляют, что означает понятие ЕАЭС. Необходимо 24 часа в сутки работать над этим, иначе получится, что, даже будучи членом ЕАЭС, останемся на старом уровне. ЕАЭС – это сложный механизм, к нему необходим особый подход».

«Сегодня очень много говорят об интеграции в контексте сложных социально-экономических процессов, и прежде всего о том, как повлияет кризис на интеграцию. При этом мало кто говорит о том, как сама интеграция может способствовать преодолению негативных явлений. Сегодня важно понять, что это не процесс ради процесса, а инструмент решения проблем, развития, модернизации экономик стран-участниц», – констатирует директор Информационно-аналитического центра по изучению процессов на постсоветском пространстве МГУ им. М. В. Ломоносова Сергей Рекеда.


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 039 (5412) от 06.03.2015.

Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
73 вопроса о насущном
16 Июня 2017

73 вопроса о насущном

Президент РФ Владимир Путин в 15-й раз вышел на «Прямую линию» с россиянами.

Шелковый путь на невских берегах
02 Июня 2017

Шелковый путь на невских берегах

Китай становится лидером глобальных процессов в меняющемся мире, внося в них принципиально новое содержание.

Петербург - Петроград - Инноград
27 Апреля 2017

Петербург - Петроград - Инноград

Каждый год глава города предстает перед народными избранниками, чтобы рассказать о достижениях в деле развития северной столицы. В конце доклада представители каждой фракции Заксобрания могли задать п...