Европа на правом марше

Состоявшиеся 15 марта в Нидерландах парламентские выборы принесли успех правым силам. Партия свободы (ПС) усилила свои законодательные позиции, превратившись во вторую по влиянию партию королевства. Голосование в Нидерландах со всей очевидностью показало, что в Европе мы сегодня являемся свидетелями «правого марша».

Европа на правом марше | Иллюстрация koya979/shutterstock.com

Иллюстрация koya979/shutterstock.com

Голландский пример

Пример Нидерландов, конечно же, не единичен, но он по-своему показателен. Шестая европейская экономика, страна, входящая в десятку крупнейших производителей планеты, имеет высокий уровень социальных гарантий и качественные социальные стандарты. Скажем, минимальная заработная плата в Стране сыров и тюльпанов превышает 1500 евро в месяц. Известно, что на протяжении своей истории Нидерланды хлебосольно давали приют многим беженцам из других уголков мира.

Но именно в Голландии национализм в исполнении крайне правых сил принял открытый и жесткий характер. Популярный лидер ПС Герт Вилдерс в ходе предвыборной кампании откровенно заявил: «Не все, конечно, но многие марокканцы - мрази, из-за которых на улицу страшно выйти». В арсенале лозунгов крайне правых были такие, как высылка иммигрантов-мусульман, закрытие мечетей и запрет распространения в королевстве Корана. И это с учетом того, что официальная статистика показывает: среди постоянных жителей Нидерландов мусульмане составляют явно менее 10% населения. Ксенофобские и расистские идеи голландских крайне правых, даже если на фоне других «собратьев» по национализму в Европе они выглядят нередко слишком экстремистскими, показывают: Европейский союз (ЕС), европейская идея оказались сегодня перед лицом очень серьезного и опасного противника. Конечно, полученные ПС 15 марта 13% голосов это не тот результат, которого ожидали голландские крайне правые. Но это очередной симптом, характерный для всей Европы. А общую тяжесть ситуации усугубляет системный и многомерный кризис, успешный выход из которого для ЕС вовсе не гарантирован.

Плохие корни

Следует согласиться со специалистом по правонационалистическим кругам в Европе, доктором политических наук Натальей Ереминой, когда она пишет: «Термин «крайне правые партии» появился именно после Второй мировой войны для обозначения политических сил, опасавшихся называть себя открыто последователями фашизма». Но правы были те советские историки, которые в то время называли западноевропейских крайне правых неофашистами. И дело тут было не только в идеях. Уж слишком много среди лидеров послевоенных крайне правых оказалось тех, кто в годы Второй мировой войны запятнал себя. В Италии бывшие фашисты создали свою партии. Коллаборационисты в Западной и Северной Европе тоже не сидели без дела. Среди тех, кто создавал одну из самых мощных и популярных сегодня крайне правых партий в Европе - французский Национальный фронт (НФ), были сотни вишистов. Как бы ни открещивались сегодняшние «респектабельные» крайне правые от своих «генеалогических корней», но факт есть факт: в большинстве случаев их структуры действительно имеют прямое историческое отношение к фашизму. Конечно, сегодняшние крайне правые в своем большинстве весьма далеки от канонов традиционного фашизма. Но их то и дело «заносит». Вспомним, например, что основатель НФ евродепутат Жан-Мари Ле Пен публично не раз сомневался в том, а был ли холокост, или же называл нацистские газовые камеры «деталью истории». А его дочь, нынешний лидер НФ и кандидат в президенты Франции Марин Ле Пен, совсем недавно сравнила зрелище молящихся на улицах Парижа мусульман с нацистской оккупацией.

Но есть ведь не только слова. Ведущая венгерская ультраправая партия «Йоббик» регулярно осуществляет «рейды безопасности» в цыганские кварталы, а лидер этой партии Габор Вона предлагает государству «забирать цыганских детей у ленивых родителей». А активисты откровенно неонацистской греческой партии «Золотая заря» известны фактами жестоких избиений и даже убийств беженцев и иммигрантов из стран Азии и Африки.

Тем не менее если еще лет двадцать назад большинство крайне правых партий в странах ЕС находились в «полумаргинальном» состоянии, то сейчас ситуация изменилась. На фоне в целом имеющего место «правого поворота» в большинстве стран и регионов континента крайне правые идеи звучат все более громко. Это, конечно же, не случайно.

Тяга к старому

Еще Карл Маркс писал, что реакционным силам тематика старины и прошлого очень мила сердцу. В ситуации, когда, по мнению очень многих европейцев, будущее не видится ясным и, наоборот, несет всевозможные вызовы и угрозы, обращение нынешних крайне правых к «старым добрым временам» выглядит обоснованно и логично. Крайне правые, правоконсервативные и правопопулистские силы в своей политической риторике делают ставку на сильное государство, безопасность и порядок. Некоторые твердые правые партии (ныне правящая в Польше «Право и справедливость») даже своим названием напоминают избирателям о верховенстве закона и порядка, который они защищают.

Будучи сторонниками сильной власти, территориальной целостности и единства своих стран, крайне правые в современной Европе также пропагандируют национальные, семейные, часто и религиозные ценности. Очевидно, что в своем большинстве эти партии не приемлют либерализм или мультикультурализм, что делает крайне правых объективными противниками иммиграции как таковой. Так, в предвыборной программе французского НФ содержится обещание резко ограничить размер иммиграции десятью тысячами человек в год. Ну а голландские националисты и вовсе готовы запретить иммиграцию из мусульманских стран.

Если в первой половине ХХ столетия крайне правые в основном «специализировались» на юдофобии, то теперь их «жертвой» выступают прежде всего выходцы из исламского мира. Впрочем, и старые антипатии еще живы. К примеру, лидеры венгерского «Йоббика» постоянно поднимают тему «экономического закабаления родины евреями».

Важно отметить, что социально-экономические инициативы современных крайне правых и правопопулистов в большинстве случаев являют собой интересное соединение фундаментально-рыночных и этатистских идей. Это не случайно, ведь среди сторонников крайне правых можно встретить представителей самых разных социальных групп. Скажем, французский НФ поддерживают как рабочие северных департаментов, так и южнофранцузская мелкая и средняя буржуазия. Как тут не вспомнить мысли коминтерновских теоретиков насчет роста социальной базы фашизма в период кризиса!

Вот и получается, что, с одной стороны, крайне правые предлагают сокращать налоги для граждан и компаний, спокойно относятся к либерализации рынка труда и повышению пенсионного возраста. С другой - ратуют за «экономический патриотизм», протекционизм, «национальное предпочтение» при найме на работу или получение социальной помощи, переустройство систем социального обеспечения на «национальных началах».

Разумеется, тема национального суверенитета была и остается приоритетной в дискурсе современных крайне правых. В президентской программе Марин Ле Пен, в частности, говорится, что главная цель ее партии заключается в том, чтобы сначала вернуть свободу Франции, восстановить суверенитет (валютный, законодательный, территориальный, экономический). Именно через эту призму следует рассматривать их евроскептицизм и достаточно прохладное отношение к атлантизму. До 1991 г. западноевропейские крайне правые видели главного внешнего врага, что логично, в Советском Союзе, а сегодня европейский депутат и лидер итальянской Лиги Севера Маттео Сальвини заявляет, что «Европейский союз хуже, чем СССР». Очевидно, и «еврократии» сегодня не до шуток, если сам глава Европейской комиссии Жан-Клод Юнкер не так давно признал, что главная внутренняя политическая опасность европейскому проекту проистекает как раз со стороны крайне правых сил.

Тектонический сдвиг пошел...

Усиление крайне правых и правого популизма видно, что называется, невооруженным взглядом. В некоторых странах (Польша, Венгрия) у власти находятся правоконсервативные партии. Это, конечно, не правые экстремисты, но безраздельное правление таких «жестких правых» создает серьезные проблемы для левой и либеральной оппозиции, ставит под вопрос независимость судебной системы от исполнительной власти, объективно несет угрозу плюрализму в средствах массовой информации.

В некоторых странах крайне правые (например, в Финляндии, Норвегии, Латвии) участвуют в деятельности правительств в качестве младших партнеров. Вроде бы ничего страшного, однако замечено: именно такие правительства наиболее рьяно «упражняются» в мерах по сокращению общественных расходов во имя бюджетной дисциплины.

Характерно, что Австрийская партия свободы, Датская народная партия и французский НФ превратились, по сути дела, в народные партии, «разъедая» электорат традиционных левых и правых партий, но нанося все же более отчетливый политический вред именно правоцентристам. Поэтому, когда сегодня голландский праволиберальный премьер-министр Марк Рютте призывает «нелояльных» иммигрантов уезжать из его страны, а кандидат в президенты Франции от республиканцев Франсуа Фийон предлагает забыть о федералистской перспективе для Европы, можно твердо сказать, что политическое наступление крайне правых приносит свои плоды: умеренно правые вынуждены, хотя бы частично, перенимать у более радикальных конкурентов их лозунги.

Тектонический сдвиг вправо в Европе вряд ли можно отрицать, посмотрев хотя бы на результаты референдума по «брекзиту» в Великобритании, резкий подъем Национального фронта во Франции и «Альтернативы для Германии» в ФРГ в последние несколько лет, итоги недавнего конституционного референдума в Италии и т. д. Да и результаты недавних парламентских выборов в Голландии говорят о том же самом. Есть, конечно, и исключения из «общего правила»: днем с огнем не найти крайне правых в Португалии и Испании. Но ведь такое исключение имеет вполне логичное объяснение: в этих странах европейского юга еще живы поколения, на себе испытавшие, что такое правление правоавторитарных и националистических режимов, просуществовавших в этих государствах до середины 1970-х гг. В других зонах Европы «историческая память» об этом уже подзабыта.

В недавнем интервью немецкому еженедельнику «Цайт» Папа Римский Франциск, рассуждая об угрозах с крайне правой стороны, заметил: «Популизм зол и плохо кончает, как показал прошлый век». Думаю, стоило бы прислушаться к мысли этого мудрого человека.

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook

Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
73 вопроса о насущном
16 Июня 2017

73 вопроса о насущном

Президент РФ Владимир Путин в 15-й раз вышел на «Прямую линию» с россиянами.

Шелковый путь на невских берегах
02 Июня 2017

Шелковый путь на невских берегах

Китай становится лидером глобальных процессов в меняющемся мире, внося в них принципиально новое содержание.

Петербург - Петроград - Инноград
27 Апреля 2017

Петербург - Петроград - Инноград

Каждый год глава города предстает перед народными избранниками, чтобы рассказать о достижениях в деле развития северной столицы. В конце доклада представители каждой фракции Заксобрания могли задать п...