Этот опасный новый мир

Неожиданный итог американских выборов не только и даже не столько поражение Демократической партии, сколько провал закосневшего в своих догматах глобалистского истеблишмента. Но это не чистая победа: Дональд Трамп обязан своим успехом и корпоративным игрокам, и данный фактор создает новые геополитические риски.

Этот опасный новый мир | Иллюстрация Lightspring/shutterstock.com

Иллюстрация Lightspring/shutterstock.com

Промахнулись

Для высших мировых прорицателей этот високосный год вышел неудачным. На саммите G-20 обещали самую теплую зиму за столетие - оказалось наоборот. ЕС - о ужас! - пошел на поводу у «Газпрома», не спросив Белый дом. А 8 ноября еженедельник Newsweek вышел с портретом Хиллари Клинтон и аршинным заголовком «Мадам президент» - и тоже попал в лужу.

Промахнулись и другие. Портал Foreign Policy, а также газета New York Times - рупор совета по международным отношениям (CFR) в один голос сулили победу Хиллари. Нельзя сказать, что надпартийный CFR сразу пришел к этой позиции. Еще в феврале его глава республиканец Ричард Хаас был готов занять пост госсекретаря при Трампе. Но передумал после изложения миллиардером своей энергетической программы. И после того как автор этой программы нефтяник Гарольд Хэмм был объявлен кандидатом на пост главы департамента энергетики.

CFR со времен Джимми Картера неустанно исповедовал руководящую линию современного глобализма, включая ее «климатический» догмат. Ричард Хаас в 2006 году писал: «Некоторые правительства готовы уступить элементы суверенитета, чтобы отреагировать на угрозу глобального потепления. Сейчас необходимо принятие нового документа, заменяющего Киотский протокол. Отсюда следует, что понятие суверенитета должно быть пересмотрено, если государства хотят адаптироваться к глобализации. Понятие суверенитета становится, таким образом, очень условным». Этот заменяющий документ - Парижское климатическое соглашение - в нынешнем году протолкнул Обама. А Трамп и Хэмм заявили, что его тут же дезавуируют, провозгласив поддержку угольщикам и нефтяникам, «коптящим небо» зловредной углекислотой.

Роджер Стоун, идеолог кампании Дональда Трампа, носит на спине огромную татуировку - портрет Ричарда Никсона. Это был последний из американских президентов, вслух говоривший о многополярном мире. Постиндустриальный концепт глобализации, увенчанный мифом о климатическом апокалипсисе, воцарился после того, как Никсона убрали со сцены посредством знаменитого Уотергейтского дела.

«Новые разоблачения штаба Хиллари Клинтон могут оказаться страшнее Уотергейта», - писал 29 октября политредактор портала Politico.com Гленн Траш. Ранее он же заметил, что проблема климата станет переломной темой кампании. И в той же статье предположил, что Роджер Стоун не случайно заранее знает, какие секреты Клинтон раскроет учредитель WikiLeaks Джулиан Ассанж.

Медиамейнстрим изобличал Ассанжа в сговоре с Кремлем. Фактически хакер попал в немилость глобалистов еще в 2009 году, когда взломал переписку Университета Восточной Англии, где готовились материалы для копенгагенского экосаммита. Из скачанной переписки следовало, что титулованные профессора-метеорологи подтасовывали данные о мировом климате, чтобы выдать на-гора нужный результат.

Самые протестные выборы

Руководящие глобалистские указания исполнялись в США не менее ретиво, чем в других частях света. Со времен Картера принято более 300 законов, устанавливающих ограничения на производственный сектор в связи с выбросами «парниковой» углекислоты, нормального метаболита живой природы. Этот прессинг, вызвавший бегство индустрии из Америки в Азию, привел к результату, о котором Трамп сказал вслух, - к торговой неконкурентоспособности США при огромном «пузыре» внешнего долга.

Статистика голосования красноречива: главной классовой базой Трампа оказались «синие воротнички» - квалифицированные рабочие. Почти поголовно поддержали его угольные штаты - Западная Вирджиния и Кентукки. «Синие», то есть традиционно голосовавшие за демократов, штаты, где Трамп получил большинство, также представляют собой промышленные регионы. Этот исход можно было предвидеть: на промежуточных выборах 2014 года в палаты конгресса не только все республиканцы, но и многие демократы обещали избирателям заблокировать принятие самого зубодробительного экологического закона - Clean Power Plan. Он грозил потерями и нефтяникам, и аграриям. Хиллари Клинтон обязалась поддержать этот закон, понадеявшись на всесилие глобалистского истеблишмента. Но он оказался не всесилен, как и медиабоссы.

«Это самое протестное голосование за всю историю США», - писал Майкл Хирш на портале Politico 9 ноября. Социологи подтверждали, что 52% всех голосовавших интересовались не миграцией и не войной на Ближнем Востоке, а экономикой. Как и на выборах в конгресс два года назад. Напомним, в нынешнем году американцы выбирали вместе с президентом полный состав палаты представителей и треть состава сената. И это голосование тоже вышло не в пользу глобалистов.

Шахтеры и фермеры голосовали за рабочие места, самозанятый класс - за право вести бизнес без опостылевших и бессмысленных препон. Трамп обещал разблокировать проект меганефтепровода Keystone XL. На пост главы департамента внутренних дел, ведающего недрами, он выдвинул нефтепромышленника и «экоскептика» Форреста Лукаса. И это отвечало широкому общественному запросу той Америки, которая желает добиваться величия своей страны производственным трудом - напомним, Клинтон окрестила их жалкими людьми. Эту Америку не прельстило обещание Хиллари за 4 года возвести 500 миллионов (!) солнечных панелей. Мираж альтернативной энергетики больше не работает - как мираж Изумрудного города, если снять зеленые очки.

Что будет дальше?

Костяк команды Трампа сформировался быстро. Худшие ожидания «климатических» идеологов подтвердились: на пост главы Агентства по защите окружающей среды (EPA) выдвинут еще один «экоскептик» Майрон Эбель. Можно не сомневаться, что в прежде привилегированном ведомстве будут вычищены авгиевы конюшни и озвучены имена лиц, по особому списку развлекавшихся на заповедных территориях, - среди таковых уже был замечен Джо Байден. Между тем ООН под новым руководством подсчитала ущерб от последствий «арабской весны» - а здесь могут быть предъявлены более серьезные счета.

Прояснились и внешнеполитические приоритеты. Трамп решил пересмотреть ядерную сделку с Ираном. В Тегеране сошли это за шутку, но, увы, все серьезно. В окружении Трампа нет ни одного иранского лоббиста. Прежде всего потому, что иранская диаспора толкалась локтями за «место под солнцем» Хиллари Клинтон. Нельзя сказать, что и официальный Тегеран не подстраивался под эту конъюнктуру: консерватору Махмуду Ахмадинеджаду было отказано в политической деятельности, а два крупнейших банка расторгли связи с Корпусом стражей иранской революции.

После заявления Коуми о новых материалах против Хиллари, как по команде, «проснулись» произраильские сторонники Трампа. 1 ноября Шелдон Адельсон, многолетний спонсор Биньямина Нетаньяху, призвал республиканских доноров поддержать Трампа на финише. Еще раньше в команду Трампа перешел экс-глава ЦРУ Джеймс Вулси - давний лоббист не только израильского правого лагеря, но и «израильско-суннитской оси».

Как свидетельствует опрос WIN/Gallup International, в середине октября Трамп был популярнее Клинтон и среди палестинцев. Парадокса здесь нет: обе палестинские партии переориентировались с Ирана на Турцию. В Тегеране же слишком увлеклись хлопотами об инвестициях из Европы в расчете на снятие американских санкций.

Однако то время, когда в Белом доме Тегерану благоволила советница президента уроженка Тебриза Валери Джаррет, а в госдепе - его глава Джон Керри, закончилось. Надо отметить, что последние усилия шиитского лобби сопровождались показным поворотом спиной к России: Керри, слывший «голубем», заговорил о «военных преступлениях» Москвы, и ему вторил Джо Байден. Конец карьеры всех этих лиц грозит потерями и корпоративным союзникам (иранский контракт Boeing), и приближенным институтам. И здесь открываются весьма сложные вызовы для российской политики.

Вполне уместно ожидать, что в ответ на прессинг из США Тегеран будет пытаться ставить свои условия Москве и Дамаску. Еще более серьезный вызов может возникнуть в Афганистане, где Тегеран перестал скрывать свои связи с талибами. Может случиться, что Дональд Трамп решит навести в этом регионе порядок жесткой рукой и пригласит для этого Россию в партнеры. В свою очередь незаинтересованные теневые группировки обратятся как раз к тем влиятельным лицам, которых в США отодвинули от принятия решений, и тут начнется вакханалия «борьбы за мир» похлеще бунтов 1968 года.

Помимо этого «энергетическая команда» Трампа бросила вызов мощнейшим институтам, НПО и фондам, которые просто так своих позиций не сдадут.

Рефрен о том, что американские выборы привели всю планету в неизведанный мир, правдив. И в этом мире необходимо искать новые точки опоры. Что бы ни обещал Трамп, снова сделать Америку великой не удастся ни за четыре, ни за восемь лет. Он об этом знает - как и его советники, подсказавшие ему путь и образ Никсона. Чтобы многополярный мир не засосало в гибельную воронку, недостаточно избежать американо-российской войны: есть много других источников и поводов для мировой бойни, и каждый из них подлежит грамотной и целенаправленной санации. Над тем, как это сделать, придется ломать голову всем состоявшимся полюсам мира. Их сейчас пять - Штаты, Китай, Россия, Турция, Индия.


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 216 (5833) от 18.11.2016.

Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
73 вопроса о насущном
16 Июня 2017

73 вопроса о насущном

Президент РФ Владимир Путин в 15-й раз вышел на «Прямую линию» с россиянами.

Шелковый путь на невских берегах
02 Июня 2017

Шелковый путь на невских берегах

Китай становится лидером глобальных процессов в меняющемся мире, внося в них принципиально новое содержание.

Петербург - Петроград - Инноград
27 Апреля 2017

Петербург - Петроград - Инноград

Каждый год глава города предстает перед народными избранниками, чтобы рассказать о достижениях в деле развития северной столицы. В конце доклада представители каждой фракции Заксобрания могли задать п...