Что Коморам делать в коалиции?

Одним из знаковых событий декабря стало недавнее заявление Саудовской Аравии о создании мощной исламской коалиции для борьбы с ДАИШ (арабское название запрещенной в РФ террористической группировки «Исламское государство»). Таким образом, на охваченной интенсивными военными действиями территории Сирии и Ирака появляется некая новая сила, намеренная противостоять джихадистам. Насколько же серьезны планы Эр-Рияда и его ближайших союзников? Каков уровень их координации с действующими уже в этом регионе военно-политическими альянсами под эгидой США и России? Об этом сегодня активно размышляют в экспертном сообществе.

Что Коморам делать в коалиции? | ФОТО J.D.SM/shutterstock.com

ФОТО J.D.SM/shutterstock.com

Для начала перечислим всех заявленных участников новой антитеррористической структуры. Помимо самого королевства в деятельности коалиции примут участие Иордания, ОАЭ, Пакистан, Бахрейн, Турция, Тунис, Судан, Сомали, Палестина, Катар, Кувейт, Ливан, Ливия, Малайзия, Египет, Нигерия, Йемен, Сенегал, Сьерра-Леоне, Того, Чад, Уганда, Мавритания, Гвинея, Габон, Коморские Острова и Бенин. Телеканал Al Jazeera подчеркивает, что в альянс не вошли региональный соперник Саудовской Аравии Иран и его союзники Ирак и Сирия.

Как известно, в Сирии и Ираке уже год с лишним действует международная коалиция во главе с США, в которую входят 65 стран, включая и Саудовское Королевство. Большинство из членов этого альянса вносят, однако, исключительно материально-логистический вклад, не участвуя в бомбардировках позиций исламистов. Параллельно этой коалиции в Сирии и отчасти в Ираке действует другой союз, созданный Россией, Ираном, Сирией и Ираком. Вот такой достаточно противоречивый военно-политический клубок, который сегодня, похоже, может стать еще более запутанным.

Военный эксперт редактор журнала «Арсенал Отечества» Виктор Мураховский полагает, что создание Саудовской Аравией подобной коалиции – это скорее информационно-пропагандистская акция, нежели формирование дееспособного военного блока. «Уже существуют две антитеррористические коалиции. Зачем еще одна?» – задается он резонным вопросом. Полковник подчеркнул, что с военной точки зрения новая коалиция вряд ли сможет изменить геополитическую ситуацию в регионе. «Странно именно с военной точки зрения, что в исламскую коалицию не вошли страны, которые активно борются против терроризма. Я имею в виду Сирию, Ирак и Иран. Зато в коалицию записали практически не существующее государство – Сомали. Я не говорю о политике и соперничестве разных стран региона, а только о военной составляющей», – подытожил военный эксперт.

Не менее удивительным, по мнению преподавателя департамента политической науки ВШЭ Леонида Исаева, выглядит присутствие в рядах новоявленной коалиции Коморских Островов, вооруженные силы которых составляют около 500 человек, а также четыре воздушных судна и два патрульных катера.

Ведущий эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО Михаил Александров отметил, что коалиция достаточно условна, о ней просто объявлено, но военно-политического договора, который бы наделял членов этой коалиции какими-то обязанностями, нет. «То есть каждая страна-участница должна будет сама определять, что ей делать в этой коалиции, а чего не делать. Некоторые страны пошли на это только для того, чтобы подыграть Саудовской Аравии, не портить с ней отношения. Тем более не все страны там реально участвуют. Например, как может участвовать Йемен, когда он не контролируется правительством?».

Эксперт Московского центра Карнеги известный востоковед и политолог Алексей Малашенко утверждает, что создание коалиции на данном этапе – это скорее политический, информационный или вообще чисто символический проект. «Саудовская Аравия подтвердила, что она лидер суннитского мира, – сказал он в своем комментарии. – Из шиитских стран в коалицию вошел только Бахрейн, но и там у власти сунниты. Созданием этой коалиции Эр-Рияд показал России, что вы, мол, сотрудничаете с шиитским Ираном, а большинство мусульманских стран с нами. Де-факто же эта коалиция ничего делать не будет».

«Существуют большие сомнения по поводу этой инициативы, – говорит корреспондент Всемирной службы Би-би-си в Каире Мехрдад Фарахманд. – Коалиция выглядит противоречиво. Ее заявленная цель – бороться с ДАИШ. Одна из стран, где ДАИШ активно действует, – это, например, Ливия, разделенная между двумя правительствами. Одно поддерживается Катаром и Турцией, на стороне другого, противостоящего ему правительства, выступают Саудовская Аравия и Египет. И все эти четыре страны – Катар, Турция, Саудовская Аравия и Египет – теперь в одной коалиции и, по идее, должны действовать сообща».

«Где коалиция собирается воевать с ИГ? – задается вопросом Фарахманд. – Если в Ираке, то Ирак должен дать на это согласие и по меньшей мере способствовать действиям коалиции. То же самое касается Афганистана. Кроме того, в коалицию не входит такая страна, как Алжир, которая имеет большое влияние в той же Ливии. Эта коалиция названа исламской, хотя многие страны в ней не являются исламскими, например, Сьерра-Леоне, Бенин, Того, которые не имеют никакого влияния в исламском мире, и какого-либо эффекта от их действий ожидать не приходятся. Создание этой коалиции, которая является исключительно суннитской, может также усугубить раскол между суннитами и шиитами и привести к возможным столкновениям между суннитской и шиитской «осью» в регионе».

«Саудовская Аравия, по сути, сделала этот шаг в ответ на давление США выступить против ДАИШ и сформировать коалицию против него. Тем не менее то, с чем выступила коалиция, не выглядит убедительно. В этом больше риторики, чем нацеленности на действия», – уверен научный сотрудник индийского Института оборонных исследований и анализа Ашок Бехурия. – Эта коалиция – даже не декларация о намерениях. Это простое заявление, цель которого – скорее, показать то, что Саудовская Аравия не связана с ДАИШ, а включение туда Турции и Катара также свидетельствует о том, что это попытка скрыть их мягкость по отношению к ДАИШ». Как полагает Бехурия, до тех пор, пока исламская коалиция не начнет военное вмешательство в регионе, расстановка сил в нем не изменится. Однако, если это произойдет, конфликт может осложниться. «Исключение, а точнее, невключение Ирана в коалицию свидетельствует о том, что это фактически суннитское объединение, которое может придать конфликту религиозный аспект, а это совсем не хорошо для региона», – говорит аналитик.

«Спонсирование Соединенными Штатами вооруженных группировок в Сирии привело к тому, что ситуация стала неконтролируема, и России пришлось вмешаться на стороне Асада, — свидетельствует Бехурия. – До сих пор серьезных попыток привести за стол переговоров Асада и его противников не предпринималось. Это делает ситуацию еще более сложной».



Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 241 (5612) от 23.12.2015.

Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
73 вопроса о насущном
16 Июня 2017

73 вопроса о насущном

Президент РФ Владимир Путин в 15-й раз вышел на «Прямую линию» с россиянами.

Шелковый путь на невских берегах
02 Июня 2017

Шелковый путь на невских берегах

Китай становится лидером глобальных процессов в меняющемся мире, внося в них принципиально новое содержание.

Петербург - Петроград - Инноград
27 Апреля 2017

Петербург - Петроград - Инноград

Каждый год глава города предстает перед народными избранниками, чтобы рассказать о достижениях в деле развития северной столицы. В конце доклада представители каждой фракции Заксобрания могли задать п...