Бунт не удался

Мятеж внесистемной армянской оппозиции, начатый три недели назад, можно считать провалившимся. Группа вооруженных людей, захвативших здание в столице Армении, в конце концов сдалась службе национальной безопасности страны. В сухом остатке вроде бы получается, что нынешняя власть победила оппозиционных радикалов. Но все не так просто в нашей бывшей советской республике, как кажется.

Бунт не удался | Иллюстрация Oleg-Zabielin/shutterstock.com

Иллюстрация Oleg-Zabielin/shutterstock.com

История неудавшегося бунта подробно отражена в местных СМИ. Вкратце ее повторим. 17 июля неизвестная группа людей захватила здание полиции в центре Еревана. Во время его штурма один полицейский погиб, пять «силовиков» получили ранения.

Требования бунтовщиков были, с одной стороны, осуществимы – отпустить из тюрьмы лидера внесистемной оппозиции Жирайра Сефиляна, с другой, фантастичны – отправить в отставку действующего главу государства Сержа Саргсяна и правительство страны. Власти заняли выжидательную позицию, которая, как оказалось, была единственно правильной.

Почти неделю вооруженная группа в составе почти 30 человек удерживала четверых полицейских, в том числе двух высокопоставленных – замначальника полиции Армении и замначальника полиции Еревана. Потом после переговоров они были выпущены, но в заложниках оказались четыре сотрудника «скорой помощи», прибывших для оказания помощи раненым бунтовщикам. Позже и они оказались на свободе. В течение всего этого времени власть на штурм здания не шла, однако с ее стороны в перестрелках, которые все это время не утихали, были задействованы снайперы. Именно они выстрелами в ноги вывели из строя более десяти мятежников. Но никто из захвативших здание полиции за все время двухнедельного противостояния не был убит. 31 июля спецназ службы национальной безопасности проник на территорию полка и был готов пойти на штурм, но мятежники решили сложить оружие и сдаться властям. При этом сделали заявление, что, складывая оружие, они считают свою «миссию» завершенной, так как начатое ими движение получило «общенародный характер».

Надо сказать, что события после атаки на полк внешне напоминали сценарий цветных революций: у захваченного здания оппозиционеры стали организовывать пикеты и акции протеста, мешая проводить полицейским спецоперацию по освобождению заложников. Ситуация накалилась 29 июля, когда на улицы Еревана вышли около полутора тысяч митингующих, поддержавших мятежников. В результате в столкновениях с полицией пострадали 73 человека, власти арестовали более 160 участников беспорядков.

Правда, существовало одно очень важное отличие от украинского майдана: никакие внешние силы не имели отношения к происходящему — ни евросоюзовские, ни заокеанские. Протест зрел в самом армянском обществе, недовольном неэффективностью власти страны, ее долголетней несменяемостью, огромной степенью коррупции и падением социально-экономического уровня жизни.

Внесистемная оппозиция, лидер которой Жирайр Сефилян оказался в тюрьме, попыталась в форме грубого и обреченного на поражение мятежа выразить зреющее недовольство общества. Сам Сефилян, кстати, ливанский армянин, приехал в Армению только в начале 1990-х годов и стал одним из героев разгоревшегося тогда в Нагорном Карабахе военного конфликта с Азербайджаном. Похоже, он, как и нынешние бунтовщики, его сторонники, в большинстве своем ветераны той кампании, которые предпочитают бороться с неустраивающим их режимом только теми методами, которые им близки по Карабаху.

Совершенно очевидно, что группа «политических камикадзе», захвативших полицейский участок в центре Еревана, надеялась, что их «героизм» в борьбе с режимом будет массово подхвачен населением страны. Расчет оказался неверным. Да, две недели, на протяжении которых мятежники удерживали здание полиции, жители столицы выходили на улицы Еревана, поддерживая их требования. Но для города-миллионника демонстрация в полторы-две тысячи оппозиционных участников – наглядный показатель степени доверия и лидерам оппозиции, и их методам борьбы за власть.

Армянский народ, по своей сути, не революционен. Он при всей своей взрывной кавказской ментальности более склонен к компромиссу и известен готовностью отказаться от насилия, если есть возможность договориться. Тем более в своей собственной стране.

Острого политического кризиса администрации Саргсяна нынче удалось избежать. Но это вовсе не значит, что отныне в Армении воцарятся покой и благоденствие. И, кстати, вряд ли помогут нынешней власти и повальные аресты оппозиционеров по примеру Турции. Армения не Турция, и Саргсян, надеемся, не Эрдоган.

Пока армянский президент попытался погасить народное недовольство «пеной» из социального «огнетушителя», правительство приняло решение о снижении тарифа на электроэнергию на 5,9%. Впрочем, на этом Серж Саргсян не остановился. Он пообещал, что до конца года в стране будет сформировано правительство национального согласия. Это было одно из основных требований оппозиции. Конечно, одно дело сказать, а другое – сделать. Но тем не менее знак, посланный властью, обнадеживает.

Вчера Владимир Путин посетил Баку и встретился с президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым, на сегодня запланирована встреча Путина с Эрдоганом в Петербурге, а 10 августа намечен официальный прием армянского президента у его российского коллеги в Кремле. Очевидно, что от этой серии встреч во многом будет зависеть развитие политической ситуации не только в регионе вообще, но и в Армении в частности.


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 144 (5761) от 09.08.2016.

Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
73 вопроса о насущном
16 Июня 2017

73 вопроса о насущном

Президент РФ Владимир Путин в 15-й раз вышел на «Прямую линию» с россиянами.

Шелковый путь на невских берегах
02 Июня 2017

Шелковый путь на невских берегах

Китай становится лидером глобальных процессов в меняющемся мире, внося в них принципиально новое содержание.

Петербург - Петроград - Инноград
27 Апреля 2017

Петербург - Петроград - Инноград

Каждый год глава города предстает перед народными избранниками, чтобы рассказать о достижениях в деле развития северной столицы. В конце доклада представители каждой фракции Заксобрания могли задать п...