Балканы пропускают сквозь строй

Разговор о беженцах обычно затрагивает сегодня три региона: Западную Европу (особенно Германию, куда они в массе прибывают), покидаемую ими ближне- и средневосточную родину, а также Турцию – перевалочную базу почти для четырех пятых миграционного потока. Обратим внимание на Балканы: о них, как правило, говорят односложно. А зря.

Балканы пропускают сквозь строй  | ФОТО Itan1409/shutterstock.com

ФОТО Itan1409/shutterstock.com

Гремучая смесь

Начнем с того, что именно через Македонию и Сербию с Хорватией в Европу следуют уже упомянутые четыре пятых беженцев. Но инфраструктура транзита уязвимее стационарных пунктов размещения. Ведь власти транзитных стран стремятся побыстрее спровадить гостей подальше без не подъемных для них финансовых и прочих затрат. А это чревато эксцессами и провокациями нелокального значения. Хотя бы потому, что на Балканах находятся от 60 до 100 тыс. перемещенных лиц, оставшихся там со времен конфликта 1990-х годов.

К тому же выходцы из бывшей Югославии сами образуют в Западной Европе одну из трех главных «иноземных общин» наряду с турками и арабами. Таким образом, арабы, «обиженные» на Балканах, могут оказаться злопамятными уже в новом для себя «полноценном» европейском окружении. Такая гремучая смесь создает для Балкан не только организационные и хозяйственные проблемы, но и политические.

В формальном смысле социально-экономическая динамика – главный показатель готовности Балканских стран к вступлению в ЕС – сбивается самим Евросоюзом, оставляя череду обоюдоострых вопросов: кто и за что платит сегодня? Кем, когда и на каких условиях будут компенсированы постоянно растущие расходы? А они для Македонии, Сербии, Хорватии и Венгрии уже суммарно составили от 180 млн до 340 млн евро – только с начала летней миграционной волны 2015 г.

Дело усугубляется периодическими напоминаниями Брюсселя о неизбежности межгосударственного квотирования мест расселения мигрантов. Такая перспектива не отвергается с порога ни одной из балканских столиц. Но дьявол, как известно, кроется в деталях. Кому кого предстоит принять? Белградские политологи солидарно считают: если кого и принимать, то христиан, ибо мусульмане и без того вызывают у сербов сложные ассоциации. Но, во-первых, едва ли не все беженцы вообще не рассматривают Балканы для ПМЖ. При этом сирийские (других, по существу, нет) христиане тем более рассчитывают осесть исключительно на Западе.

Красноречивые цифры

Официальная позиция Евросоюза состоит в первоочередном приеме тех, кто пострадал от войны. Остальных, в частности экономических беженцев, принимать вроде бы не отказываются, но только после первичной регистрации, которая, как выяснилось, стоит от 500 до 3000 евро. Когда же на венгерско-австрийской границе оказываются косовары с пакистанскими документами при турецких штампах, еврофемида впадает в ступор.

Приведем еще пару говорящих примеров: число трудноотносимых к какой-либо категории нелегалов, задержанных при попытке пересечения только сербско-венгерской границы, выросло с 2000 в 2010 году до 60 000 в 2015-м. При этом в прошлом году законный статус получили 10 человек в Македонии и лишь 1 – в Сербии. Или такое: в один из сентябрьских дней австрийские власти приняли менее 50 «отштампованных», а более 2500 тех, кто оказался без штампов, отправили назад. Как вы думаете, далеко ли они уехали?

Это, конечно, можно списать на неразбериху, правовые лакуны, эксцессы исполнителей. Но как быть с главными цифрами и откуда, кстати говоря, вести счет? По данным верховного комиссара ООН по делам беженцев, число лиц, вынужденно покинувших свои родные места, достигло к лету 2015 года 60 млн. Из них в Европу прибыли от 650 до 800 тыс. с какими ни есть оправдательными документами и около 300 тыс. без них. 500-миллионная Европа может с разной скоростью, но в целом успешно адаптировать до 1 млн мигрантов. При увеличении численности зарегистрированных беженцев до 2 млн ожидается так называемый троичный хронокультурный диссонанс – это когда устроившиеся мигранты столкнутся с неадаптированными и все вместе предъявят счет властям. Парадокс же в том, что чем быстрее адаптируется нынешний миллион, тем скорее он пополнится вторым, из числа родственников «первого».

Сербов и хорватов удивляет относительное материальное благополучие почти половины беженцев. Свои сбережения они припасают для вожделенной Германии, по пути уповая на сострадание и гуманитарную помощь. Если даже по минимальной квоте придется кого-то размещать (на это уйдут миллионы евро), где гарантия, что они (беженцы и евро) здесь осядут? А если и осядут, как гости будут выстраивать отношения с властями и соседями в правовом и межэтническом смысле?

Ходят тройки по Белграду

Приведу попурри из сербских газет. В Белграде стали регулярно встречаться молодые люди, не говорящие по-сербски и не похожие на беженцев. Они ходят обычно тройками, стараются не выделяться, хотя бросается в глаза их спортивное телосложение. Сплоченные тройки замечены и в других сербских городах. Большинство из появившихся в Сербии «пришельцев» – мужчины не старше 27 лет, почти все – исламского вероисповедания, 56% – без семей. Они не любят фотографироваться, не стеснены в денежных средствах. Первое, что приходит в голову: под видом беженцев в страну прибывают хорошо обученные и прошедшие через горячие точки исламисты. Распределяясь по территории Сербии и концентрируясь в основном на юге, они легко могут стать силой, которая выступит в поддержку «балканских братьев-мусульман». Сейчас в Сербии сосредоточены около 1000 «воинов джихада», из них около 200 – в Белграде.

Среди тысяч беженцев легко затеряться одному «спящему» террористу. Задача таких «одиночек-слипперов» – спрятаться в толпе и ждать приказа. Координацию их действий осуществляют местные албанцы-ваххабиты, они же прямо на месте вербуют новых сторонников. В соседней с Сербией Боснии находятся 3400 потенциально опасных субъектов, способных совершать террористические акты (среди них нет ни одного серба). Кстати, на территории мусульманско-хорватской федерации в Боснии имеется 5 оружейных производств.

Одновременные теракты в крупных городах на Балканах оттянут на себя внимание, а главные события развернутся на юге Сербии, где албанцы сделают еще один шаг к объединению. В это время косовские албанцы двинутся на север в Косовска-Митровицу. Тирана, которая раньше отмежевывалась ото всех событий за пределами Албании, теперь говорит, что не может контролировать стремление соотечественников объединить все территории с большинством албанского населения. На юге Сербии и в Черногории уже действуют исламистские организации «Ваххабия» и «Красная роза», в Македонии – «Тарикат», в Косове и на севере Албании – ячейки «Аль-Каиды» (запрещена в РФ). Их цель – образование «Зеленой трансверзалы», то есть сплошного пояса мусульманских государств в подбрюшье Европы. И, похоже, осуществление этого плана подходит к завершающему этапу.

Не только сербские СМИ обращают внимание на синхронизацию с 2014 года действий запрещенного в РФ ИГ и балканских исламистов. С одной стороны, во всех балканских странах последовательно внедрялась модель внешнего управления, подавлявшая проявления государственного суверенитета, но полного успеха Вашингтон здесь не добился. Изо всех сил защищается Республика Сербская в Боснии, пытается отстоять целостность страны Македония, Сербия никак не признает Косово, и все они продолжают надеяться на Россию. Создается впечатление, будто ЕС и НАТО намеренно увеличивают концентрацию беженцев в Македонии и Сербии. Македонии явно хотят отомстить за готовность принять «Турецкий поток». А Сербией недовольны за усиление контактов с Россией (прежде всего военных) и вообще за «русофильство» президента Николича и особенно премьера Вучича.

Ясно одно: Балканы не могут ни остановить волну беженцев, ни посодействовать в решении кризиса. Зато в очередной раз взорвать подбрюшье Европы может банальная межэтническая драка.


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 208 (5581) от 06.11.2015.

Комментарии

Самое читаемое

#
#
73 вопроса о насущном
16 Июня 2017

73 вопроса о насущном

Президент РФ Владимир Путин в 15-й раз вышел на «Прямую линию» с россиянами.

Шелковый путь на невских берегах
02 Июня 2017

Шелковый путь на невских берегах

Китай становится лидером глобальных процессов в меняющемся мире, внося в них принципиально новое содержание.

Петербург - Петроград - Инноград
27 Апреля 2017

Петербург - Петроград - Инноград

Каждый год глава города предстает перед народными избранниками, чтобы рассказать о достижениях в деле развития северной столицы. В конце доклада представители каждой фракции Заксобрания могли задать п...