Главная городская газета

Зашли на дом

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Общество

Василеостровская эпопея, или строительство идет со скрипом

Смольный озвучил ряд замечаний в адрес компаний, осваивающих намыв на западе Васильевского острова. С момента начала стройки городские власти регулярно выражают недовольство процессом. Читать полностью

Автомагистраль в интересах животного мира

Что такое экодук и как он связан с миграцией лосей? Читать полностью

В Петербурге и Ленобласти оценили экологическое состояние водоемов

Специалисты проанализировали водостоки за первый квартал текущего года. Подробнее о результатах исследования - в нашем эксклюзивном материале. Читать полностью

Черное море осталось без круизов

В навигацию 2018 года морской пассажирский порт Сочи, скорее всего, не примет ни одного круизного лайнера. Причину сложившейся ситуации выясняли «СПб ведомости». Читать полностью

Как меняется отопление в котельных на Саперной

Саперная улица находится в Пушкине. Несколько дней назад она стала центром важных показательных событий, характеризующих тепловую инфраструктуру города. Подробности – в нашем материале. Читать полностью

Сел и поехал. Петербург как «Умный город»

В Северной столице прошел «круглый стол», посвященный требованиям к территориям будущего «Умного города». Как выяснилось, от красивых теорий до реальной практики - огромная дистанция. Читать полностью
Зашли на дом | Дом, построенный еще в XVIII веке, не самый легкий объект ремонта. ФОТО Дмитрия СОКОЛОВА

Дом, построенный еще в XVIII веке, не самый легкий объект ремонта. ФОТО Дмитрия СОКОЛОВА

Ремонт – это необходимость. Ремонт – это радость обновления. Ремонт – это ужас. Из всех вариантов жители дома на набережной реки Мойки, 104А, сразу и безоговорочно выбрали третий.

Визит двух девушек

Конечно, ремонт необходим! В подвал просачивается канализация, тепловая система еле-еле дышит, водопровод обветшал. Конечно, необходимо обновление: дом, появившийся на свет в XVIII веке, пережил слишком уж много всяческих катаклизмов. Последний, кстати, в разгаре: по соседству, на Мойке, 102, где до недавнего времени стоял знаменитый на всю Коломну «цветной» детсад, полным ходом строится жилое здание. А на фасаде Мойки, 104 – то ли после строительных работ, то ли вследствие их, – образовалась изрядная трещина. Без ремонта не обойтись.

И все равно – ужас.

– Разумеется, опасения велики, – рассказывает председатель совета дома Наталья Кущ. – У нас особый дом. И дело не в том, что это дом Мусина-Пушкина, где хранилась его знаменитая коллекция древних рукописей, частью которой было легендарное «Слово о полку Игореве». И даже не в том, что наши жители отличаются желанием понять, что происходит вокруг, и сохранить свой дом. Дело в технических особенностях: по сути, у нас не одно здание, а четыре, объединенных одним адресом – да еще и с литерой А. Как будто есть еще и Б, и В... Части дома, построенные или пристроенные в разные годы, имеют крайне запутанную, переплетеную систему жизнеобеспечения. Поэтому мы, по нашему мнению, вправе были ожидать особо внимательного отношения со стороны Фонда капремонта, который объявил, что в 2016 году у нас одновременно будут заменены все инженерные системы: тепло, горячая и холодная вода, канализация.

Особое отношение, как надеялись обитатели дома, должно было заключаться в тщательном анализе состояния труб и в разработке проектов их замены. Но вот началась подготовка. И жителям она показалась легкомысленной и легковесной. Изучение системы теплоснабжения для последующего проектирования заключалось в скоротечном (едва ли не единственном) визите в дом специалистов какой-то компании. По выражению одного из жителей, «заходили тут две девушки, глянули и ушли». Водопровод и канализация не удосужились и такого внимания.

Смутила граждан также смета. И вообще – вся информация о деньгах.

– На общем собрании мы проголосовали за одни суммы, а в договоре с подрядчиком значились уже гораздо меньшие. Причем и эти-то деньги оказались поделенными между нами и домом на Рузовской улице, 17, который находится далеко от нас.

Финансирование действительно вызвало бы вопросы у кого угодно. Первоначально на канализацию дома на Мойке предполагалось потратить более 2 миллионов рублей. В договоре же с подрядчиком, заключенном на ремонт сразу по двум адресам, значилось: чуть меньше 890 тысяч рублей – для дома на Мойке и 313,5 тысячи – на Рузовской. (Кстати, стартовая цена ремонта канализации на Рузовской, 17, составляла более 1,6 миллиона рублей, так что у тамошних жителей тоже могут возникнуть вопросы.)

В результате из 5,8 миллиона, которые составляли стартовую стоимость ремонта горячего и холодного водоснабжения и канализации на Мойке, 104, после торгов и заключения договора с подрядчиком осталось 3,6 миллиона.

– Ну и как я объясню людям эти метаморфозы? – задается вопросом Наталья Владимировна Кущ. – И без того в доме многие склонны во всем видеть чью-то злую волю. Напугали нас городские власти проектом реновации исторического центра. Некоторые даже решили, что дом специально доведут до аварийности и расселят, отправив всех в Колпино. Проект закрыли, но осадок, как говорится, кое у кого остался. Потому-то все, что связано с ремонтными работами, вызывает в людях страх и недоверие. И тем более – столь значительное, необъяснимое сокращение финансирования. Интересно, за счет чего?

Не дадите ли телефончик?

Со всеми своими вопросами и страхами жители дома – вернее, члены совета – направились в Фонд капремонта. Здесь активистам рассказали, что по проекту в городе ведется лишь ремонт систем отопления, лифтов и аварийных конструкций. Все прочие работы – «по существующей схеме». То есть, по какой трассе трубы были проложены до ремонта, так их протянут и после.

– Проектные работы стоят недешево, а мы вынуждены экономить, – пояснил генеральный директор фонда Денис Шабуров.

И заверил, что в любом случае и подрядчик, выигравший конкурс, и специалист фонда, курирующий конкретный адрес, заинтересованы в нормальной работе. И снижение цены контракта, получившееся в результате торгов, не должно отразиться ни на сроках, ни на качестве.

Что до первоначальной сметы, за которую должно проголосовать общее собрание собственников жилья, то она, как разъяснили в фонде, по сути, и не является сметой для конкретного дома. Это нормативные цифры, помноженные на объемы работы, подсчитанные исходя из площади дома. В общем – усредненное предполагаемое. Ведь не имея проекта, точную смету составить невозможно! А потому и невозможно математически точно определить, какое снижение цены на торгах можно считать оправданным, а какое нет.

Хорошо еще, если в управляющей компании имеется дефектная ведомость на дом. Хоть какой-то ориентир! А если нет, то подрядчик во время торгов скидывает цены, опираясь на интуицию, на разговор с домоуправом да на надежду, что уже потом – в разгар ремонта – можно будет убедить фонд в необходимости решить вопрос в индивидуальном порядке, «подкинуть деньжат».

– Дефектной ведомости, похоже, у нашей управляющей компании не было, – рассказывает Наталья Владимировна Кущ. – Во всяком случае нам на нее даже глянуть не дали. Поняли мы также, что вопросы финансирования решаются без участия собственников. Не знаю, услышали ли в фонде нашу просьбу о бережном отношении к дому, поняли ли нашу тревогу... Главное, мы увидели в лицо тех людей, которые отвечают за ход работ, обменялись с ними телефонами и услышали обещание всегда быть на связи и откликаться в случае необходимости.

Ремонтная фирма пришла в дом (на профессиональном сленге – «зашла на дом») как-то сразу. И для совета дома – внезапно. Поначалу ремонтники не слишком жаждали знакомиться и сотрудничать с активистами. Их заставила жизнь... ну, и несколько звонков от жителей тем сотрудникам фонда, которые обещали быть на связи.

Немного – там, немного – сям

Сейчас, когда ремонт водопровода и канализации идет уже два месяца (сверлят, долбят, стучат), можно сказать с уверенностью: без активного участия совета дома процесс был бы организован совсем иначе. Как признал бригадир ремонтников Геннадий В., «меняли бы постепенно трубы в тех квартирах, где народ дома. Частями: немного – там, немного – сям. Потом начали бы искать тех, кого дома не было. Потом уговаривать тех, кто не желает открывать. Потом – уламывать тех, кто вообще не хочет пускать к себе бригаду...»

– Подрядчик работает хорошо: быстро и, как мне кажется, качественно. Убирают за собой строительный мусор, что немаловажно, – рассказывает Наталья Кущ. – Но некоторые задачи бригаде, боюсь, не по силам без нашего участия. В частности, актив пытается так организовать людей, чтобы жители парадного все были дома в тот день, на который в этом парадном запланированы работы.

Это трудно. Очень трудно, так как подрядчик, похоже, и сам не слишком-то привык к такому планированию. А привык он как раз к «немного – там, немного – сям». А еще трудно, потому что часть жителей дома опасаются – не хотят, не планируют, не расположены – пускать ремонтников в свои квартиры. Одни сами уже поменяли стояки, проходящие сквозь их квартиры, у других все зашито итальянским кафелем («не дам ломать!»), третьих нет в стране («и приезжать пока не планируем!»). Есть и четвертые, не пускающие подрядчика в квартиру, потому что там переделано все, что можно и нельзя.

Вот, к примеру, факт, отмеченный сотрудниками управляющей компании. В результате переделки в одной из квартир постоянно засоряется канализация («на трубе сделано «колено», через которое ничего не проходит»). Собственница квартиры едва ли не каждую неделю вызывает аварийку, жалуется, что туалет и ванна опять затоплены канализационными водами. А в квартиру не пускает. Но аварийная команда уже знает, в чем причина бедствия. Безропотно прочищает канализацию через трубу в подвале (в последний раз оттуда достали вафельное полотенце) и уезжает.

В подобных случаях сотрудники ремонтной фирмы или управляющей компании могут составить акт о самовольном вмешательстве в систему жизнеобеспечения дома. А там уж районная МВК должна решать, что делать: требовать восстановить «как было» или получить задним числом разрешение на переустройство. В любом случае для собственника это хлопотно и дорого!

Пришли менять – вот и меняем

– Вообще-то в нашу задачу не входит кого-то в чем-то уличать или заставлять переделывать, – утверждает генеральный директор фирмы-подрядчика Дмитрий Бало. – Мы пришли менять трубы. И больше ничего.

Здесь тоже кроется проблема: пожалуй, неразрешимая в условиях старого жилфонда, где существенные переделки – обычное дело. О каком улучшении систем водоснабжения и канализации можно говорить, если в результате капитального ремонта трубы будут уложены «по существующей схеме», даже если эта схема – сплошное нарушение норм и правил? Для Мойки, 104, это положение означает, в частности, сохранение злополучного «колена» на канализационной трубе.

– А у нас нет выбора. Сказано же – «по существующей»... Более того, – продолжает Дмитрий Бало, – если после всех уговоров и просьб собственник все равно отказывается впускать бригаду, мы составляем соответствующий акт и закрываем тему. При этом, должен сказать, нам крайне невыгодно менять трубы в квартире, если нас не пустили выше этажом и ниже. Еще хуже, если сами жители поменяли стояки в квартирах, а в перекрытиях – не поменяли. Получается, остался гнилой кусок трубы – у кого-то в потолке, у кого-то в полу. И попробуй убедить людей, что необходимо вскрывать – или пол, или потолок! Ничего не поделаешь, пытаемся убедить, хотя нам невыгодно менять метр трубы, да еще и кого-то уговаривать на это.

На Мойке «отказников» не так уж много. И это во многом заслуга совета дома, который постоянно подчеркивает, как аккуратно и быстро работает бригада, как хорошо будет в доме после ремонта.

– Замена водопровода и канализации уже близка к завершению. Вроде бы почти пережили, – замечает Наталья Владимировна. – Но впереди – новое переживание: вот закончится отопительный сезон, и к нам придут менять отопление. Еще не знаем ни кто придет, ни когда придет, ни что конкретно будет делать. Но – уже страшновато. Ходят слухи, что нам будут ставить какие-то «не такие» батареи. Совету придется опять все разведывать, пытаться понять и донести информацию до жителей. Налаживать контакт с новым подрядчиком. И опять – требовать к себе особого отношения. А что делать? Надо стиснуть зубы и потерпеть.

МЕЖДУ ТЕМ

Руководство жилищного комитета постоянно следит за ходом ремонтных работ. Позитивным признан тот факт, что в нынешнем году (в отличие от предыдущего) Фонд – региональный оператор сделал все, чтобы капремонт начался как можно раньше. Первые договоры с подрядчиками были заключены уже в феврале: в основном – на работы, производство которых не имеет сезонного характера. Так что к концу марта в Адмиралтейском районе на многих объектах замена систем водоснабжения и водоотведения выполнена уже на 20 – 25 процентов.

А ремонт газоснабжения кое-где уже даже завершили, как, например, в доме 20/8 по 4-й Красноармейской улице. Правда, проверяя результат работы на этом адресе, председатель жилищного комитета Валерий Шиян обратил внимание, что в ряде квартир ремонт даже не производился: хозяева не открыли подрядчику двери. Ремонтники и специалисты комитета предположили, что в квартирах-«отказниках» сделаны незаконные перепланировки. Вмешательство в систему канализации чревато лишь вонью и засорами в унитазе. Газ – иное дело. Поэтому жилищный комитет предложил администрации Адмиралтейского района привлечь к решению проблемы на 4-й Красноармейской Жилищную инспекцию и прокуратуру.



Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook