Главная городская газета

Запрограммировать все

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Общество

Кто в должниках у ЖКХ, или развод по-петербургски

История с квитанциями, в которых числились долги по квартплате десятилетней давности, далека от завершения. Потому каждой из 418 тысяч семей, которые получили подобное извещение, стоит разобраться в вопросе и вооружиться некоторыми знаниями. Читать полностью

В Петербурге растет штраф за браконьерство

Инициативу согласовали на заседании комитета по законодательству ЗакСа. Читать полностью

«Норд Стрим-2»: стройка начинается

Компания Nord Stream-2 AG получила разрешение Минстроя РФ на строительство сухопутного участка газопровода в России. Читать полностью

Золотая медаль за «работу в поисковой системе Яндекс»

VIII Всероссийский чемпионат по компьютерному многоборью среди пенсионеров принес золотую медаль петербуржцу Сергею Алексеевичу Осокину. Он стал первым среди начинающих пользователей в номинации «Работа в поисковой системе Яндекс». Читать полностью

«Штрафной костер», или пожары атакуют

В лесной зоне всей Ленинградской области действует особый противопожарный режим. Читать полностью

Пролетарии всех стран, приезжайте в Петербург!

Они задействованы в тяжелой промышленности, машиностроении, строительстве, обрабатывающих производствах и сфере услуг. Их труд используют не менее 36% предприятий города. Какой вклад вносят мигранты в экономику Петербурга? Читать полностью
Запрограммировать все | ФОТО Сергея ГРИЦКОВА

ФОТО Сергея ГРИЦКОВА

Премию правительства Санкт-Петербурга для молодых ученых в номинации «Естественные и технические науки» в этом году получил Сергей Кулешов. «За выдающиеся результаты». Один из самых выдающихся его результатов, пожалуй, – степень доктора технических наук в 30 лет. Сергей работает в Санкт-Петербургском институте информатики и автоматизации РАН, его тема – программно-определяемые системы, теоретические принципы софтверизации, в том числе для задач импортозамещения. Тех, кому неведомо слово «софтверизация», оповещаем: мы все «уже там».

– Сергей, и где мы эту софтверизацию наблюдаем?

– Она вокруг нас, просто не всякий отдает себе в этом отчет. Название – с английского software, «программное обеспечение», а сама софтверизация – превращение (по возможности) всего «физического», реального – в программу.

Самое популярное объяснение дал, наверное, известный дизайнер Артемий Лебедев. Когда-то музыку можно было слушать на пластинке, на кассете и т. д. – теперь музыка не нуждается в физическом носителе: закачиваем в смартфон. И телефон уже сам по себе – универсальное устройство: и музыку послушать, и пообщаться, и фильм посмотреть...

Раньше, для того чтобы организовать связь, нужно было два устройства, настроенные друг на друга: для текстового сообщения – телеграф со своей линией связи, для звукового – радио и т. д. Сейчас весь контент преобразуется в цифровую форму и передается в некой универсальной среде – в научно-популярных статьях ее любят изображать этаким облаком. И потом с помощью любого универсального устройства данные воспроизводят.

Или социальная сфера: чтобы купить железнодорожный билет, не надо ехать на вокзал, стоять в очереди, получать бумажный билет. Всю эту материальную мишуру убрали – осталась идея: за вами закреплено место в вагоне. Деньги тоже лишаются своего физического воплощения: вы расплачиваетесь по карте.

Сейчас развивается крупное направление – программно определяемые системы. Первыми этим занялись американские военные, но я лучше на гражданских технологиях объясню. Был у вас телефон с 2G (беспроводной стандарт связи. – Ред.), потом появился стандарт 3G, 4G, блютусы с вайфаями. Сейчас из-за каждого такого новшества приходится покупать новую модель. А если все упаковано в программе, ее нужно будет просто загрузить в свой телефон.

Возьмем т. н. программно определяемое производство. По сути, первым таким был ткацкий станок Жаккарда (создан в 1804 году. – Ред.). Программа задавала переплетение нитей, а Жаккард был, получается, программистом – правда, не подозревал об этом.

Но самый лучший пример программно определяемого производства – колонизация планет. Раньше человечество долго рассчитывало бы, какой объем оборудования засылать на другую планету, потом собирало бы это оборудование, материалы, инструменты, средства производства – и отправляло в космос. Сейчас достаточно отправить на планету 3D-принтер. Пока он летит, у нас будет время понять, что потребуется на этой планете, написать программы и с их помощью печатать на планете то, что нам нужно.

– Домики всякие инопланетные.

– В том числе. И можем на ходу что-то «доопределять», «переопределять». То есть «перестраивать».

– А при чем тут импортозамещение?

– Так уж сложилось: Советский Союз, а потом Россия отставали в аппаратном обеспечении. Софтверизация – возможность компенсировать это отставание. Вместо того чтобы нагонять в аппаратной базе, мы попытаемся решить проблему с помощью программ.

Этим мне предложил заняться директор нашего института член-корреспондент РАН Рафаэль Мидхатович Юсупов. В социальной сфере, коммерческой софтверизация, как я уже сказал, вовсю идет – причем в массовом секторе это недорогое удовольствие: появилась новая технология – вам бесплатно на телефон приходит обновление. А мы стараемся не в массовых, а в специальных сферах внедрять софтверизацию. Чтобы то, что не получается реализовать «аппаратно», делалось «программно». Например, поддержка т. н. унаследованных устройств: когда какой-то протокол устаревает, не нужно таскать за собой старое оборудование – его можно «учесть» в программе.

Или другой пример, с энергоэффективностью. Самая раздражающая вещь в мобильнике – постоянно разряжающаяся батарея. Но телефон работает в цифровом формате, и можно так настроить радиоканал, чтобы экономить энергию.

– Как?

– Передача данных требует затрат энергии от передатчика, и, чтобы ее экономить, данные «сжимаются». Но на сжатие тратит энергию уже процессор. Так вот надо найти оптимальное соотношение сжатия и времени работы процессора, чтобы батарея расходовалась минимально. Этим я с коллегами и занимаюсь.

Еще одна из задач, над которыми мы работаем, – создание технологии, которая может позволить в случае серьезной надобности переводить обычные мобильные устройства в режим спецназначения. Например, чтобы в случае чрезвычайной ситуации МЧС смогло удаленно перенастроить телефоны, планшеты на режим ретрансляции оповещений.

– То, чем вы занимаетесь, – благодарное занятие? Государство поддерживает это направление?

– Понимаете, прежде для конкретного ученого наука условно делились на то, что «востребовано», и то, что «интересно». Сейчас, когда ФАНО (Федеральное агентство научных организаций. – Ред.) переняло часть функций Академии наук, появился еще один пласт, отчетно-бюрократический: выполнение госзадания от ФАНО.

У меня счастливо совпало: моя работа и «нравится», и «нужна». Государством это востребовано – система связи, инфраструктура связи. Но все-таки приходится многих переубеждать: да, старые «аппаратные» принципы пока во многом себя оправдывают, но надо двигаться вперед, тем более что достоинства софтверизации видны.

Эта тема популярна, ею занимаются и московские институты. А в Петербурге хороший потенциал: наши студенты из СПбГУ и ИТМО постоянно побеждают в мировых олимпиадах по программированию. Но, надо сказать, индусы и китайцы сейчас очень далеко продвинулись. Очень много специализированных статей в Интернете сейчас даже не на английском, а на китайском, так что отслеживать их успехи сложно.

Хотя, по правде, и на русском, и на английском трудно отслеживать, что происходит в нашей (и не только нашей) сфере. Огромный «информационный шум». Раньше научная статья возникала, когда у ученого появлялась идея, он ее выносил на суд коллег, следовали критика и обсуждение. Сейчас написание статей – обязанность. Есть мысль – нужна статья. Нет мысли – все равно нужна статья. План по ним расписан на годы вперед – соответственно, исследователи сегодня пишут статьи, потому что «надо», а не потому, что есть мысль.

– Сергей, вы такой молодой, а доктор наук...

– Ну я не один такой. У меня знакомый в Университете ИТМО, примерно ровесник – Алексей Потапов, доктор технических наук. В нашем институте доктора Андрей Ронжин и Алексей Карпов – всего на пару лет меня старше.

– А учились вы в Курганском госуниверситете, которому едва 20 лет исполнилось. Вроде бы все стремятся уехать учиться в старые добрые московские и петербургские университеты.

– В КГУ сильная кафедра программного обеспечения вычислительной техники и автоматизированных систем. Работает на «внутренний экспорт»: практически все мои сокурсники сейчас в Москве, Петербурге, Екатеринбурге – в крупных городах, где разрабатывается программное обеспечение. Кафедра и «на экспорт» работает – немало ребят уехали за границу. Я тоже такой вариант рассматривал, но пока и тут хорошо: работа интересная, заказы есть.

Я в Петербург перебрался в аспирантуру и параллельно сразу начал работать в Институте информатики и автоматизации РАН. Здесь хорошо налажена работа с молодежью: мы не в стороне стоим смотрим, а сразу включаемся в процесс. Можно предлагать свои идеи – это заслуга и директора института, и моего научного руководителя профессора Виктора Васильевича Александрова. Я думаю, если человек с детства хочет заниматься наукой, главное – ему не мешать, сам все сделает.

– У вас уже коллекция разных премий – в том числе правительственных. За что их давали?

– Молодежную «инновационную» – за энергосбережение с использованием программно определяемых каналов связи: это то, о чем я говорил, – более экономная работа батареи. Премия правительства РФ – за прибор двойного назначения, поэтому тут я без подробностей обойдусь. А свежая премия правительства Петербурга – «по совокупности».

– Вот вы говорите: софтверизация, виртуализация. Все станет программой, ее взломает хакер – украдет мои деньги, мою личность, начнет войну... Можно набросать пару-тройку пугающих сценариев для Голливуда.

– Вы просматриваете почту в телефоне, вы включаете микроволновку – и вряд ли задумываетесь, что общаетесь с электронным устройством, работающим на процессоре. В критических областях вроде самолетных управляющих систем все уже отработано и достаточно надежно.

Гарантированно никогда ни от чего защититься нельзя. В целом надежность – это задача для нас, программистов. Главное, чтобы в погоне за быстрыми доходами не экономили на тестировании систем, на контроле качества. А то, что пугает виртуализация... Посмотрите «Матрицу», «Тринадцатый этаж» – да мы уже там.


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook