Главная городская газета

Зачем стреляла «Аврора»

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Общество

Призрачный ущерб: афера при «ДТП» в Петербурге

«Санкт-Петербургские ведомости» разобрались в истории, где основанием для весьма сурового наказания петербуржца стали выводы, сделанные «на глазок». Читать полностью

«Победа» и ее победа над курением

Авиакомпания «Победа» выиграла судебные процессы против курильщиков, из-за которых лайнеры были вынуждены совершить незапланированные посадки. Как перевозчик противостоит нарушителям? Читать полностью

Тонизирующая опасность «энергетиков»

«СПб ведомости» изучили историю происхождения и состав тонизирующих и бодрящих напитков. Читать полностью

«Красный треугольник» будущего: музеи, роботы, мотоциклы

На «круглом столе» в Петербурге комплекс «Красный треугольник» представляли как универсальный музей. О том, как городские активисты видят будущее бывшей промзоны - в нашем материале. Читать полностью

Письмо в редакцию: «обувь» на каждый день?

Могут ли оштрафовать за использование зимней резины летом? На вопрос горожанина отвечают «СПб ведомости». Читать полностью

Эпидемия паутины в Петербурге: пик ужаса позади

Горожане обратили наконец внимание на паутину покрывшую множество черемухи. Но пик ужаса на юго-западе Петербурга был пройден около месяца назад. Что будет дальше? Читать полностью
Зачем стреляла «Аврора» | ФОТО Сергея ГРИЦКОВА

ФОТО Сергея ГРИЦКОВА

До возвращения «Авроры» с Кронштадтского морского завода на место исторической стоянки к Нахимовскому училищу остается меньше двух месяцев. По словам директора Центрального военно-морского музея Руслана Нехая, контракт на ремонт корабля ограничен сроком 15 июля, и на сегодняшний день нет факторов, которые могли бы изменить этот срок.

Конечно, не считая природных явлений. Например, сильного штормового ветра или каких-то иных форсмажорных обстоятельств. Будем надеяться, что этого не произойдет...

В мае в некоторых СМИ появились сообщения, что ремонт идет в авральном режиме, в частности, сотрудников Кронштадтского морского завода привлекают к сверхурочным работам для покраски корабля. Так ли это?

– Никакого аврала нет, – возражает Нехай. – Просто на конечном этапе силы и средства наращиваются: так происходит при ремонте любого корабля на судостроительном или судоремонтном заводе, это обычная практика. При этом покраска корпуса – одна из самых простых работ и по времени, и по исполнению. Хотя тоже, конечно, очень ответственная. Другое дело, что есть финальные работы, потребовавшие серьезных усилий и почти ювелирной точности.

Речь идет о замене тикового настила на верхней палубе и палубе бака. Приходится проверять практически каждую доску, при необходимости – заменять. Вся часть настила, которая непосредственно соприкасается с бортом корабля, пришла в ветхость в результате взаимодействия дерева с металлом. Ведь палуба «Авроры» не как у парусной яхты, где тиковое дерево укладывается толщиной два с половиной сантиметра. Здесь уложено почти восемь, в отдельных местах – до двенадцати! Вот и представьте себе объем и сложность работы...

Как заверил директор ЦВММ, качество ремонта на «Авроре» практически ежедневно контролирует военная приемка – специальная структура в Вооруженных силах, которая подчиняется напрямую руководству Минобороны. Она – своего рода государево око, наблюдающее за правильным освоением выделенных государственных средств. За качеством следит лично и командир крейсера – капитан 2-го ранга Артем Знаменщиков. Кроме того, на объекте постоянно находятся представители 13-й бригады строящихся и ремонтируемых кораблей (Ленинградской военно-морской базы), в состав которой входит «Аврора».

Что касается финансовой составляющей, то, несмотря на экономический кризис, удалось уложиться в те деньги, которые были выделены изначально. Увеличивать сумму контракта не потребовалось. Хотя, конечно, политика внесла свои коррективы.

– Санкции и контрсанкции коснулись предприятий конкретных стран, материалы из которых должны были использоваться при ремонте. Тогда были определены другие поставщики, – поясняет Руслан Нехай.

Зашла речь и об обновленной музейной экспозиции на «Авроре»: она полностью сформирована в научном отношении. Утвержден тематико-экспозиционный план, который фиксирует все 457 предметов, которые будут в музее, залы смоделированы в 3D-формате. На то, чтобы развернуть новую экспозицию на корабле, отводится две недели после его возвращения на место исторической стоянки. Принято новое положение о музейном филиале на «Авроре», согласно которому он будет работать не шесть часов в день, как было прежде, а восемь. По необходимости – еще больше. Вход будет платным, но цена – соразмерной билету в Центральный военно-морской музей.

Немало споров было о том, сохранять ли советскую символику – герб СССР на корме и красные звезды на носу по обоим бортам? На ученом совете музея было принято решение, что крейсер вернется в том же виде, в каком ушел в ремонт...

– Недавно построенные корабли несут уже нынешнюю символику Военно-морского флота России – двуглавого орла. В будущем, возможно, корабельная символика на «Авроре» изменится, но ныне ее надо воспринимать как данность. Тем более что сейчас ее замена не предусматривалась и на нее не было отпущено финансирование, – пояснил ученый секретарь ЦВММ Сергей Климовский.

До сих пор еще не раскрыты все тайны исторического корабля. Когда в апреле в музее проходила международная конференция, посвященная «Авроре» как памятнику отечественного кораблестроения и флота, стало очевидным, что в ее истории есть еще огромное количество неизвестных страниц. Начиная от истории ее создания и заканчивая особенностями конструкции.

– В новой экспозиции мы пытаемся дать ответ на вопрос, был ли действительно выстрел «Авроры» 25 октября 1917 года сигналом к началу штурма Зимнего? Мы в музее склоняемся к версии, что на самом деле это был не сигнал к атаке, а «черная метка» для тех, кто сидел в Зимнем: срок действия ультиматума, предъявленного военно-революционным комитетом, истек, – рассказал Климовский.

Пролить свет на это событие может вахтенный журнал «Авроры» за октябрь 1917 года. Сегодня в распоряжении музея его нет. Его изъяли еще в 1937 году, когда во время «большого террора» арестовали начальника Военно-морского музея Павла Сивкова.

– Впоследствии этот документ никогда больше нигде не фигурировал, – отмечает Климовский. – Мы его везде ищем: вполне возможно, что он до сих пор находится в материалах следственного дела Сивкова в архиве ФСБ. В 1990-е годы мы обращались в это ведомство, но получили отрицательный ответ. Теперь предпримем новую попытку...

Еще один вопрос, который неизменно интересует многих посетителей «Авроры»: а каков процент подлинности нынешнего корабля? Ведь не секрет, что при предыдущем ремонте, производившемся в 1984 – 1987 годах, его историческая «твердь», то есть подводная часть, была отделена и заменена новой.

– В тех условиях другого варианта не было, – уверен директор ЦВММ. – После войны подводная часть была в плачевном состоянии. Поэтому, прежде чем поставить «Аврору» на вечную стоянку, было принято решение укрепить изнутри наружную обшивку подводной части ниже ватерлинии железобетоном. И это сыграло роковую роль: коррозия начала разрушать металл.

В результате к середине 1980-х годов донная часть ниже ватерлинии представляла собой настоящее решето. Предстояло сделать выбор: или каким-то образом, найдя новые технологии, тратя огромные деньги, в течение длительного времени восстановить подводную часть, или быстро без относительно больших затрат заменить ее. Пошли по второму пути. Время показало правильность этого решения. При этом бронзовые форштевень и ахтерштевень – особо прочные носовые и кормовые конструктивные элементы корабля – были вынуты из старого корпуса и перенесены в новый.

Но вот что важно: сегодня на «Авроре» находится свыше 1700 исторических деталей, узлов и механизмов разных периодов ее службы, в том числе более полутора тысяч сохранившихся с момента постройки корабля. В процессе ремонта 1984 – 1987 годов они заняли свои прежние места. Это и главная паровая машина, и рулевая с электродвигателем, и шпилевая с рефрижераторной, бортовые иллюминаторы и многое другое. При этом они до сих пор не находятся на музейном учете – за их техническое обслуживание отвечает экипаж.

– Таким набором подлинных технических артефактов не может похвастать, пожалуй, ни один музейный корабль мира, – считает Сергей Климовский. – Поэтому реально «Аврора» – это огромный музейный экспонат, если брать в целом. Приходите после ее возвращения – убедитесь сами.


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook