Главная городская газета

Выселен... по собственному желанию

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Общество

Ленобласть: выходные без большегрузов

Движение грузовиков будет ограничено на 23 дорогах 78 региона, где поток автомобилей наиболее интенсивен. Читать полностью

В автобусах Ленобласти к оплате примут «Подорожник»

Вводить новшество планируется поэтапно, до конца текущего года. Каковы детали проекта?
Читать полностью

Гастролер в стаканчике атакует магазины Петербурга

Мороженое в Северную столицу откуда только ни везут - даже из Сибири. И надо понимать, что чем длиннее его дорога к прилавку, тем больше риска купить «неправильный» продукт. Читать полностью

«Меркурий» проследит за молоком?

«СПб ведомости» провели исследование молочного рынка и узнали что связывает штрих-код, шлагбаум и кишечную палочку. Читать полностью

Кто в должниках у ЖКХ, или развод по-петербургски

История с квитанциями, в которых числились долги по квартплате десятилетней давности, далека от завершения. Потому каждой из 418 тысяч семей, которые получили подобное извещение, стоит разобраться в вопросе и вооружиться некоторыми знаниями. Читать полностью

В Петербурге растет штраф за браконьерство

Инициативу согласовали на заседании комитета по законодательству ЗакСа. Читать полностью
Выселен... по собственному желанию | РИСУНОК Паоло ДАЛПОНТЕ

РИСУНОК Паоло ДАЛПОНТЕ

Можете ли вы представить, уважаемый читатель, что в вашу квартиру однажды придет какой-то абсолютно не знакомый вам человек и скажет, что теперь он будет тут жить? В подтверждение предъявит свидетельство о собственности на долю вашей жилплощади. Скажете, бред? Отнюдь. И если с вами, не дай бог, такое случится, имейте в виду: выкинуть на улицу нежданного гостя (и, судя по всему, отныне совладельца вашего жилья) вы не сможете, ибо его права свято охраняет наш закон. Самый гуманный и справедливый в мире.

Сюрприз от невестки

Пришедший к нам в редакцию немолодой петербуржец Анатолий Аврамович Мизгирев пребывает в полном отчаянии. Сам он человек солидный – заместитель главного конструктора крупного КБ, разрабатывающего боевые корабли. Бесконечно увлечен своей работой, всю жизнь – по командировкам. Реализовал свои способности по полной, много сделал для страны. А вот с сыном не очень повезло. По словам отца, мальчик в детстве переболел редкой болезнью, связанной с белковым обменом, и на всю жизнь остался... ну, скажем так, не очень развитым. Хотя, по формальным признакам, дееспособным. Образование получить не смог, трудится где-то на черных работах. Под стать ему и жена – женщина не очень образованная, работающая продавцом в маленьком магазине-подвальчике, которым владеет некий азербайджанец.

У этой пары – двое детей, 6-летний мальчик и 8-летняя девочка. Анатолий Аврамович во внуках души не чает и, разумеется, помогает им как может. Несколько лет назад, собрав все сбережения, купил сыну однокомнатную квартиру в новом доме на Оборонной улице (специально подбирал поближе к себе – сам он живет на Маршала Говорова). Собственность, для подстраховки, оформил в долях – одну половину себе, другую сыну.

Тесновато, конечно, для четверых, но все же свое жилье! Жили, как говорится, не тужили. И вдруг, возвратившись из очередной командировки, Анатолий Аврамович узнал, что сын... подарил свою долю какому-то незнакомому человеку – жителю Ивангорода некоему Роману.

Отойдя от первого шока, Мизгирев-старший стал разбираться, как такое могло случиться. Оказалось, что под монастырь его подвела невестка. О том, что из своей мизерной 8-тысячной зарплаты она постоянно платила штрафы за какие-то мифические недостачи, было известно и раньше. И тут вдруг на ней повис откуда-то взявшийся долг на фантастическую сумму 250 тысяч рублей.

Хозяин, как она рассказывала, доказательствами себя не утруждал. Привел какого-то лысого мужчину, который представился «полковником». Он сказал просто: «У тебя дети. Хочешь, чтобы они оставались здоровыми? Только вякни – не увидишь их никогда! Даю тебе неделю срока!».

Женщина посообразительнее, может быть, поняла бы, что это блеф. Обратилась бы в полицию, сообщила родне (у нее, между прочим, вполне адекватный брат), позвонила тестю. Но страх полностью затмил ум. И она, что называется, «поплыла» – подписала расписку о долге.

Но что, спрашивается, с нее возьмешь? Денег нет, имущества нет. Есть доля в квартире родни, но ту долю никак не выцарапать – родня узнает, мало не покажется. Ага, есть полквартиры у мужа! И второй владелец – батюшка его – где-то в дальних морях... Вызвали мужа, пригласили адвоката по имени Олеся, и та объяснила ему, что он может продать свою долю квартиры за 400 тысяч рублей и погасить долг жены.

И снова – расчет на полную человеческую дремучесть. Во-первых, половина однокомнатной квартиры стоит раз в пять дороже. Во-вторых, продать ее постороннему человеку сразу невозможно – надо, чтобы от покупки сначала отказался собственник второй половины. А вот дарить можно, его согласия не спрашивая.

«Перезвоню через пять минут»

Прием этот прекрасно знают все риелторы – чтобы, к примеру, продать комнату в коммуналке, не заморачиваясь с получением отказов от соседей, ее владелец дарит покупателю один метр своего жилья. Тот становится законным совладельцем и спокойно покупает всю жилплощадь. При этом законодателя не беспокоит, зачем человек продает кому-то «с улицы» невыделяемую (так называемую идеальную) долю своего жилья. Ясно любому: только для каких-то махинаций. И закон, выходит, им не препятствует.

Жертвой этой простенькой «двухходовки», похоже, и стал Мизгирев-младший. Увы, как и наш законодатель, он тоже явно голову не включал. Искренне полагал, что спасает жену. И потому вместе с Олесей и Романом пошел к нотариусу. А там (обманом, как он теперь говорит, но кто ж это докажет?) ему вместо договора купли-продажи подсунули договор дарения. При этом настаивает, что не то что обещанных 400 тысяч, но и вообще никаких денег не дали.

Разумеется, проживание в 26-метровой комнате с чужой семьей в планы Романа не входило. Едва вступив в права собственника, он тут же официально, через нотариуса, предложил Мизгиреву-старшему купить принадлежавшую ранее его сыну жилплощадь за 3 миллиона рублей. При этом предупредил, что, согласно закону, будет ждать только месяц, а потом продаст свою долю другому лицу.

Платить второй раз за половину квартиры, которую он уже однажды приобрел, Мизгиреву не хотелось. Он решил бороться. Знакомые порекомендовали ему хорошего адвоката – Анатолия Анатольевича. Мизгирев заключил с ним договор на 150 тысяч рублей, заплатил 40 тысяч аванса. Казалось бы, у адвоката был только один вариант действий: иск в суд о признании сделки дарения недействительной (в этой ситуации можно было говорить о так называемой притворной сделке) и ходатайство о наложении ареста на оспариваемую жилплощадь. Как ни удивительно, Анатолий Анатольевич не сделал ни того, ни другого. А что тогда сделал?

– Некоторое время он изображал кипучую деятельность, – рассказывает Анатолий Аврамович. – Говорил, что ходит в полицию, в прокуратуру. Потом сказал, что нужно еще 40 тысяч. Я заплатил. После этого он стал избегать контактов. На звонки отвечал: «Я перезвоню через пять минут». И никогда не перезванивал. В конце концов я написал на него жалобу в Адвокатскую палату. Его вызвали на заседание квалификационной коллегии, потребовали предъявить доказательства работы. И он ничего предъявить не смог. Ему предложили в течение месяца либо провести все необходимые действия, либо вернуть деньги. Он не сделал ни того, ни другого. Теперь мне предлагают подать на него в суд...

Тем временем Роман, не дождавшись ответа от Мизгирева, на полном законном основании обменял свою долю в квартире на Оборонной на аналогичную долю в квартире на проспекте Мечникова. И теперь совладельцем Мизгирева стала некая Юлия Вячеславовна.

В отличие от Романа, она заявила о своем намерении полученной жилплощадью воспользоваться по прямому назначению.

Не гостья, а хозяйка!

К тому времени Мизгирев уже заключил новый договор о юридических услугах – на этот раз с некоей фирмой «Адмирал». И оттуда последовал «умный» совет: новую жиличку в квартиру не пускать, пока судом не будет разъяснен порядок совместного проживания.

Юлия Вячеславовна, однако, никаких таких процедур соблюдать не собиралась. В один прекрасный день она пришла в дом на Оборонной с компанией крепких мужчин и представителями МЧС. Находившемуся в квартире Мизгиреву-младшему был поставлен ультиматум: «Или ты впускаешь нас в квартиру, или мы вскрываем дверь». Тот в растерянности позвонил отцу. Анатолий Аврамович (к счастью, находившийся в тот момент в городе) тут же примчался.

Состоялся бурный разговор, результатом коего был вызов полиции. Прибывший старший лейтенант посмотрел документы Юлии и развел руками: «Собственник имеет право находиться на своей жилплощади». «Гостью» (а, по сути, уже хозяйку) с компанией впустили. Ее люди тут же занялись заменой замка, а она потребовала освободить ей для жизни половину квартиры. А Мизгиреву-младшему предложила написать обязательство о скорейшем выселении. Что он покорно и сделал. Собственно, деваться ему было некуда – на этой жилплощади ни он, ни члены его семьи не были даже зарегистрированы (еще одна поразительная оплошность!) и потому действительно находиться там права уже не имели...

Но и съезжать ему было некуда – разве что «на голову» отцу. Юлия немного подождала и подала в суд иск на выселение. Надо сказать, он имеет почти стопроцентные шансы на успех. Что же делает в этой ситуации юрист из фирмы «Адмирал»? Для того чтобы семья Мизгирева-младшего получила законное право остаться в квартире, можно было, к примеру, посоветовать ему заключить с отцом договор аренды его доли. Арендуемая площадь – временно твоя, и никто тебя с нее выгнать не может...

Вместо этого Анатолию Аврамовичу, по его словам, посоветовали... подать иск о признании договора дарения недействительным. Совет «мудрый»: Мизгирев-старший не сторона договора, его интересы эта сделка не затрагивает, и потому он, выражаясь юридическим языком, ненадлежащий истец. Разумеется, суд в принятии иска отказал. Только тогда юрист понял, что иск должен быть подан не от отца, а от сына.

А у того, надо сказать, аргументов немного: не знал, не понимал, был введен в заблуждение. Такое адвокаты разбивают «на раз». Впрочем, не будем загадывать – дело еще будет слушаться в Кировском районном суде. Там же, где состоится рассмотрение иска Юлии.

Виновных же в том, что семья с двумя маленькими детьми оказывается на улице, назвать нетрудно. «Дырявый» закон, плюс вопиющая правовая неграмотность родителей этих детей, плюс еще более вопиющий непрофессионализм юристов. Ушлым же людям оставалось просто взять то, что само шло в руки.



Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook