Главная городская газета

Возвращение из ада

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Общество

«В ночь на 22 июня...»: память на рубеже блокады

Традиционная акция памяти пройдет у стен храма святых мучеников Адриана и Наталии в Старо-Панове 21 июня. Детали события – в нашем специальном материале. Читать полностью

Петербург - Хельскинки: поезда, автобусы, пересадки

В самый разгар чемпионата мира по футболу в России, в соседней Финляндии начался ремонт на железнодорожных путях. Как это затронет пассажиров поездов между Петербургом и Хельсинки? Читать полностью

«Зеленый свет» для природного газа

Партнерство с немецкими производителями, выпуск уникального оборудования, обновленная карта АЗС: все это (и многое другое) - ближайшее будущее Петербурга и Ленобласти. Читать полностью

Как вытащить «девицу» из ее «темницы»?

Посеять морковку - дело недолгое. А вот процесс выращивания зачастую сопряжен с проблемами. Как их избежать, рассказывает автор «СПб ведомостей». Читать полностью

Садовый эстет с вредным характером

Этот жук похож на майского, цветом «зеленый металлик». И название у него приятное - бронзовка золотистая. Правда характер оставляет желать лучшего. Читать полностью

Три уровня заботы для цветущего сада

Как сохранить домашний сад здоровым? Легко - стоит лишь постоянно соблюдать 3 важных условия. Читать полностью
Возвращение из ада | Иллюстрация David-Orcea/shutterstock.com

Иллюстрация David-Orcea/shutterstock.com

Медицинская наука и официальная практика борьбы с наркотической зависимостью пришли к однозначному выводу: наркомания неизлечима. Все, чего можно добиться, – перевод болезни (а это именно болезнь!) в спящую форму, называемую ремиссией. Человек ведет нормальный образ жизни, наркотики не потребляет, но в любую минуту может сорваться. Ремиссия считается длительной, когда продолжается больше года. Так вот, хороший мировой результат – наступление ее у 20% пациентов. В российских клиниках – 5 – 8%. Есть, однако, люди, которые утверждают, что могут излечить от наркомании раз и навсегда.  И что излечение наступает у 80% обратившихся.

В храм, для укрепления духа

Люди эти не имеют нобелевских премий по медицине. Более того, они не врачи-наркологи. И вообще внутрь телесной оболочки человека не проникают, занимаясь исключительно его душой. Представляют они Русскую православную церковь, которая, конечно, отделена от государства, но, когда речь идет о столь важной национальной проблеме, можно на минуточку об этом забыть.

Человек попадает к ним в руки уже после того, как прошел первый этап возвращения из наркотического ада – вывод наркотиков из организма (детоксикацию). Процедура это чисто медицинская, длится она от двух-трех дней до двух недель и обычно сложности не представляет. На этой стадии больной, понимающий, что его буквально спасают от смерти, является полным союзником врачей.

Далее все гораздо сложнее. Значительная часть спасенных, поняв, что им больше ничего не угрожает, попросту от врачей сбегают. И продолжают прежнюю жизнь до следующего срыва. Те же, кто ситуацию прочувствовал глубже и решил с наркотиками завязать, оказываются перед серьезной проблемой. Им надо лечить уже не тело, а душу. Говоря языком современной науки, необходимо удалить из «центра удовольствия» мозга вредную программу и заменить ее полезной. Пользуясь же старорежимной лексикой – изгнать дьявола.

Над решением этой задачи бьются лучшие мировые умы. Что только ни делали с этим самым «центром удовольствия» – давили на него и гипнозом, и «кодированием», и разнообразными медикаментами. Даже жидким азотом его вымораживали. Но главное, обо что разбиваются все усилия, – это мотивация самого больного. Он сам твердо и непреклонно должен бороться за свое спасение/перерождение. А много вы видели твердых духом наркоманов?

Рецепт укрепления духа, однако, есть. Но он годится не для всех. Его знает протоиерей Сергий Бельков, настоятель храма Коневской иконы Божией Матери в поселке Саперное. С 1996 года при храме работает реабилитационный центр для наркоманов. Методику их спасения Бельков (кстати, дипломированный психолог) разработал сам. Не вдаваясь в детали, она сводится к трем составляющим: молитва, труд, дисциплина. Нюансы же методом проб и ошибок отрабатывались все эти годы. В итоге возникла некая стройная система, которая и дает вышеуказанный фантастический процент. Успех позволил отцу Сергию открыть неподалеку еще два аналогичных центра – «Красноармейское» и «Торфяное» (для женщин).

Желающий «изгнать дьявола» проводит в этих стенах практически в полной изоляции от мира год. Да, по сути, это монастырь, и не воцерковленному человеку здесь делать нечего. Однако, что греха таить, изначально воцерковленных среди наркоманов единицы. Эти люди обычно начинают задумываться о Боге, лишь когда воочию увидят «старуху с косой». Но и эти мысли смутны и неосознанны. И в Саперное такому человеку ехать пока рано. Нужны «подготовительные классы». В качестве таковых сегодня действует дневной стационар «Воскресение».

В основе его работы – тоже идеи Белькова. Изначально он же им и руководил – стационар, как и храм в Саперном, входил в структуру Санкт-Петербургской епархии, где отец Сергий возглавлял отдел по противодействию наркомании и алкоголизму. Два года назад случилась реформа – Саперное оказалось во вновь созданной Выборгской епархии, а дневной стационар и вовсе стал светским учреждением. В связи с чем переехал из Александро-Невской лавры в здание на Обводном рядом с храмом Воскресения Христова у Варшавского вокзала.

Учиться и молиться

Сегодня стационар находится в ведении благотворительного фонда «Православная реабилитация». Руководит им Александр Викторович Семенов – в миру тренер по боксу (кстати, и Бельков тоже в прошлом боксер, кандидат в мастера спорта, чемпион ВДВ). Здесь же он работает на общественных началах, как и все остальные преподаватели.

Собственно, сама «рабочая часть» стационара – одна комната для занятий. Группа реабилитантов небольшая – максимум десять человек. Нагрузок у них – «под потолок», чтобы ни для какой дурости не оставалось ни времени, ни места в голове. Занятия идут каждый день с утра до вечера, с перерывом только на еду и молитву. Предметы в основном религиозного характера: Святое Писание, катехизация, история церкви и прочие. Проводятся специальные психологические тренинги, приходят лекторы из епархии и Духовной академии, организуются просмотры фильмов на духовную тематику с обязательным последующим обсуждением.

Такая жизнь длится от одного до трех месяцев. Кто-то не выдерживает, срывается. За ним не бегают, а если он потом приходит с покаянием, то еще внимательно посмотрят – искреннее ли оно. Насильно никого держать не имеет смысла – человек должен сам прийти к убеждению изменить свою жизнь. Но те, кто проходит курс до конца, после этого год в Саперном выдерживают наверняка.

После Саперного, правда, возникает другая проблема – возвращение человека в реальную жизнь. Нужно как-то строить отношения с окружающими (в том числе с бывшими знакомыми), искать работу. У нас ведь и у нормальных-то людей с этим бывают проблемы, что уж говорить про бывших наркоманов?

Но предусмотрено и это – «Воскресение» обеспечивает так называемую постреабилитацию. Снова определенные тренинги, а параллельно – поиски работы с использованием профессиональных навыков, приобретенных в Саперном. Среди «бывших», оказывается, немало талантливых людей. Поступают в вузы и техникумы, работают мастерами едва ли любого профиля. А одна девушка даже стала иконописцем.

На какие средства все это существует? Преподаватели работают бесплатно, но ведь есть еще технический персонал, оборудование, аренда, коммуналка. С обучающихся здесь денег принципиально не берут – за деньги человек начинает требовать результата независимо от собственных усилий. Родители обучающихся финансируют только их питание. Государство практически не помогает – на реабилитацию наркоманов России выделяется всего 10 миллионов рублей в год. Пока выручали президентские гранты на социально значимые проекты. В последний раз получили 9 миллионов рублей – хватило на 13 месяцев жизни и даже на микроавтобус и дизель-генератор для Саперного.

Можно ли постоянно рассчитывать на гранты? Конечно, проект социально значимый, но ведь в России реабилитационных центров немало. Практически все они негосударственные, при этом многие – религиозные (необязательно православные). Должно ли государство своими деньгами поддерживать идею Бога, даже с самой благородной целью? Вопрос, как говорится, открытый.

Спаси меня, мама!

– Моя мама дошла до полного отчаяния, – рассказывает бывшая наркоманка Катя. – Хотела даже нанять для меня киллера. Но потом за один месяц погибли несколько моих близких друзей. Один повесился, другого убили на глазах дочери. Меня после этого как будто что-то стукнуло. И тогда маме посоветовали привести меня сюда...

Катя прошла полный курс реабилитации, и прежняя жизнь для нее – страшный сон. Сегодня с мамой они лучшие друзья. А сама Катя работает координатором в «Воскресении» – принимает заявления, беседует с обращающимися сюда наркоманами и их родителями.

Последние, увы, самые главные жертвы порочной страсти своих детей. Хотя чаще всего они же во многом и виноваты в том, что ребенок скатился в пропасть. Разные бывают ситуации: одни просто недоглядели, другие давно потеряли контакт с ребенком, третьи, наоборот, избаловали его – любимое единственное дитя... Результат страшен: разрыв семейных связей, сломанная молодая жизнь. Убитые горем родители бросаются к специалистам: «Помогите! Заплатим любые деньги!» Между тем начинать надо с себя самих – научиться правильно выстраивать отношения с попавшим в беду ребенком.

– Самая распространенная родительская ошибка, – рассказывает психотерапевт Татьяна Иванова, – это непротивление злу. Ребенок-наркоман выносит из дома все вещи и деньги, а родители воспринимают это с покорностью. Одна известная мне семья, например, 11 раз покупала новый телевизор... Люди, вместо того чтобы бить тревогу, стараются максимально загладить последствия порочной страсти своего ребенка. Всячески выгораживают его в глазах знакомых, стараются избавить от армии, пытаются спасти от судебного преследования. И в результате еще больше его губят.

Как не стать «сырьевым ресурсом» для своего чада и в то же время не оттолкнуть его от себя? Здесь, в «Воскресении», этому учат. Более того, занятия с родителями – обязательная часть реабилитационной программы. Детям-наркоманам здесь тоже расскажут, как наладить отношения с родителями. Ибо убеждены, что духовная связь с близким человеком, уверенность в его понимании, любви и поддержке – едва ли не главные условия возвращения из ада.

А по субботам проходят совместные занятия – глаза в глаза. Да, родители тоже должны быть верующими. И вместе с детьми молиться. Такова специфика этого заведения. С ней можно не соглашаться, но тогда для спасения нужно искать иной путь.

– Вам не кажется, что вы одну зависимость заменяете другой? – спрашиваю я Семенова.

– Мы заменяем дьявола на Бога, – убежденно говорит он. – То, что бывших наркоманов не бывает, – это ложь!

– Вы верите, что человек может в корне поменять свою жизнь?

– Верю. Причем на любом ее этапе. Слово «грех» пришло к нам из греческого языка, а там оно содержит и другой смысл – «ошибка». А ошибку можно исправить. И я вижу, как это происходит. Мы меняем мировоззрение человека, открываем ему иную жизнь. И люди реально становятся другими. И это не ремиссия, а в полном смысле излечение!


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook