Главная городская газета

В печенках сидит

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Общество

Василеостровская эпопея, или строительство идет со скрипом

Смольный озвучил ряд замечаний в адрес компаний, осваивающих намыв на западе Васильевского острова. С момента начала стройки городские власти регулярно выражают недовольство процессом. Читать полностью

Автомагистраль в интересах животного мира

Что такое экодук и как он связан с миграцией лосей? Читать полностью

В Петербурге и Ленобласти оценили экологическое состояние водоемов

Специалисты проанализировали водостоки за первый квартал текущего года. Подробнее о результатах исследования - в нашем эксклюзивном материале. Читать полностью

Черное море осталось без круизов

В навигацию 2018 года морской пассажирский порт Сочи, скорее всего, не примет ни одного круизного лайнера. Причину сложившейся ситуации выясняли «СПб ведомости». Читать полностью

Как меняется отопление в котельных на Саперной

Саперная улица находится в Пушкине. Несколько дней назад она стала центром важных показательных событий, характеризующих тепловую инфраструктуру города. Подробности – в нашем материале. Читать полностью

Сел и поехал. Петербург как «Умный город»

В Северной столице прошел «круглый стол», посвященный требованиям к территориям будущего «Умного города». Как выяснилось, от красивых теорий до реальной практики - огромная дистанция. Читать полностью
В печенках сидит | Иллюстрация microvector/shutterstock.com

Иллюстрация microvector/shutterstock.com

В России наконец зарегистрирован американский препарат для лечения всех типов гепатита С. Но, несмотря на это, фармкомпании и пациентские организации потребовали от властей объявить об эпидемии этого заболевания и принудительно лицензировать новейшие западные лекарства. Это позволило бы легально производить в нашей стране их более дешевые аналоги.

Напомним, что гепатит C – это инфекционное заболевание, которое передается через кровь. Например, при использовании нестерильной иглы во время донорства, нанесения татуировок или прокалывания ушей. Также заболевание передается половым путем и от матери к ребенку при рождении, но такие случаи, как правило, единичны.

По разным данным, в России гепатитом C болеют около 5 миллионов человек, причем на учете стоят только 18%. И дело тут вовсе не в несознательности – многие просто не знают о своей болезни. Ее, как правило, обнаруживают случайно через несколько лет после заражения. В 80% случаев острый гепатит С переходит в хроническую стадию. У трети больных через 15 – 25 лет она заканчивается циррозом или первичным раком печени.

По словам главного врача инфекционной больницы им. Боткина Алексея Яковлева, болеть гепатитом С может фактически любой взрослый человек. Например, в прошлом году сотрудники одного благотворительного фонда провели экспресс-тестирование горожан в возрасте от 17 до 85 лет. Всего в акции приняли участие свыше 900 человек, у 37 из них было выявлено наличие гепатита. О чем эти люди даже не подозревали!

Впрочем, до начала 1990-х годов в нашей стране не было диагностических тест-систем для выявления этого недуга. Гепатит С был, и человек мог получить вирус через любой многоразовый медицинский или косметологический инструментарий, через донорскую кровь, но узнать о том, что он заражен, не мог. Даже сегодня, если на прием к доктору приходят десять пациентов с гепатитом С, то четверо-пятеро из них точно не знают, где, когда и как они заразились. Причиной может оказаться все, что угодно, например, удаленный в детстве зуб.

По разным оценкам, хроническим гепатитом С в городе страдают от 68 до 86 тысяч человек. Умирают ежегодно 2000. И, если пациентов не лечить сейчас, то через пару лет смертность от недуга увеличится вдвое.

По словам лидера общественного движения «Остановим гепатит» Алексея Кощеева, в районных поликлиниках пациентам с гепатитом С выписывают лекарства, которые уже нигде в мире не применяются. Почему? Во-первых, врачей, специализирующихся на лечении гепатит-ассоциированных поражений печени, в стране немного, особенно в регионах. Во-вторых, у нас до сих пор широко используется стандарт терапии, именуемый «максимально экономный» – комбинированная антивирусная терапия. Эффективность этой схемы гораздо ниже применяемого во всем мире лечения пегилированными интерферонами или химическими ингибиторами. Но, из-за того что курс такого лечения стоит около 13 тысяч долларов, он просто недоступен для рядового россиянина.

В Петербурге по городской программе льготного лекарственного обеспечения пациент с гепатитом С может приобрести лекарства за 50% их стоимости. Однако средств выделяется немного – воспользоваться льготой могут около 100 человек. А бесплатную терапию получают только страдающие ВИЧ и гепатитами одновременно. Причем речь идет о той самой «максимально экономной» терапии, которая длится несколько месяцев и очень тяжело переносится. Поэтому, как считают эксперты, главный вопрос, который сейчас должен стоять перед государством, – снижение цен на препараты нового поколения или разработка отечественных аналогов.

Большие надежды врачи-инфекционисты связывают с петербургской компанией BIOCAD, которая анонсировала вывод на рынок новой системы лечения заболевания химическими препаратами последнего поколения.

«В будущем антивирусные препараты прямого действия смогут полностью искоренить гепатит С, – уверен генеральный директор предприятия Дмитрий Морозов. – И разработка отечественных лекарств позволит обеспечить российских пациентов с гепатитом С высокотехнологичными препаратами по доступной цене. Это наша главная задача».

Однако эти лекарства планируют выпустить в продажу в лучшем случае через три года. А пока же отечественные фармацевтические компании потребовали от властей объявить в стране об эпидемии ВИЧ и гепатита С, что дало бы возможность принудительно лицензировать необходимые россиянам западные препараты, на которые у государства не хватает денег. Речь, в частности, идет о пяти препаратах нового поколения. Соответствующая инициатива представителей фармбизнеса поступила на рассмотрение в Агентство стратегических инициатив в конце марта.

Однако в Международной ассоциации фармпроизводителей (AIPM) требования российского бизнеса считают неприемлемыми. По словам исполнительного директора ассоциации Владимира Щипкова, принудительное лицензирование – это крайняя мера, сравнимая с воровством, и если требования российских фармацевтов будут удовлетворены, то это лишь ухудшит доступ пациентов к современным препаратам, поскольку при наличии отечественных аналогов (пусть и куда более низкокачественных) закупать эти лекарства за рубежом будет нельзя.

Решатся ли власти на принудительное лицензирование импортных препаратов в интересах отечественных фармкомпаний – вопрос пока открытый. Но, как считают эксперты, если не изменить ситуацию с доступностью лечения в России, то к 2030 году на медицинские расходы и выплаты по нетрудоспособности государство будет тратить триллионы рублей.


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook