Главная городская газета

Уголь для пекарен

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Общество

Письмо в редакцию: «обувь» на каждый день?

Могут ли оштрафовать за использование зимней резины летом? На вопрос горожанина отвечают «СПб ведомости». Читать полностью

Эпидемия паутины в Петербурге: пик ужаса позади

Горожане обратили наконец внимание на паутину покрывшую множество черемухи. Но пик ужаса на юго-западе Петербурга был пройден около месяца назад. Что будет дальше? Читать полностью

Генплан Петербурга на экономической волне

В районных администрациях начались публичные слушания по проекту изменений в Генеральный план Северной столицы. Читать полностью

«Ленинградский гектар»: субсидии, места, подробности

Кто и на каких условиях сможет стать владельцем своего собственного земельного участка в 47 регионе - в нашем материале. Читать полностью

Новые горизонты и дороги Кронштадта

В Смольном намерены модернизировать на острове Котлин транспортную инфраструктуру, направив на такую работу около 9 млрд рублей. Детали амбициозной инициативы – в нашем материале. Читать полностью

Новая жизнь в набоковском «Рождествено»

В Ленинградской области состоялся конкурс на реставрацию в усадебном доме семьи Набоковых. Что с музеем будет дальше – узнали «СПб ведомости». Читать полностью
Уголь для пекарен | Источник: nk-tv.net

Источник: nk-tv.net

Осенью 1942 года, когда мне было 17 лет, устроился я на работу в отдел плавсредств Ленинградской военно-морской базы. Взяли меня на буксир «Бурун» матросом, а капитан отправил в машинное отделение кочегаром. Круглые сутки таскал наш буксир по Неве груженые и пустые баржи, переставлял с места на место суда. Отдел плавсредств снабжал их топливом, боеприпасами и продовольствием.

...Идем по Неве. Тяжелые льдины с Ладожского озера, на которых остались следы Дороги жизни, плывут по темной воде к Финскому заливу. Наш маленький буксир обходит их стороной, стараясь избежать столкновения. Из жаркой кочегарки выскакиваю на палубу подышать чистым воздухом и простужаюсь. Проболел целый месяц.

Теперь я матрос на шаланде. Она железная, длиной с эсминец. Вдоль бортов по шесть отсеков, носовой и кормовой кубрики, каждый на восемь человек, а я всего один. Шаланду поставили у Летнего сада, а днем перевели к пристани-плавучке. Только улегся вечером спать, как меня разбудил сильный стук в борт. Едва я выскочил на палубу, как в руки полетел конец.

– Держи, капитан! – крикнул матрос. – Сейчас пойдем. Никаких огней, и чтобы было тихо.

Буксир взял шаланду на длинный трос, и мы малым ходом пошли вниз по Неве. В кромешной темноте долго пробирались на ощупь, пока звезды не заслонил огромный контур военного корабля.

Борт скрипнул о борт, сверху упали два пеньковых троса, которые я закрепил на носу и корме. Утром, выйдя на палубу, увидел, что стою у борта военного корабля, орудия которого направлены в сторону Петергофа. К моим ногам упал веревочный трап. Матрос сверху махал рукой, приглашая подняться. Я не заставил себя ждать: интересно побывать на борту военного корабля. С его высокого корпуса как на ладони была видна Угольная гавань.

Меня предупредили, что за надстройки высовываться опасно. Долго расспрашивали о семье, о положении в Ленинграде. Накормили флотским борщом и пшенной кашей, что было кстати. Дали на неделю сухим пайком продукты.

В Угольной гавани морского порта водолазы поднимают уголь, осевший на дно в течение десятилетий. За этим углем и привели сюда шаланду. Когда стемнело, подошел буксир и переставил шаланду к пирсу. Перекинули мостки, и началась погрузка. В полной темноте всю ночь солдаты на тачках возили уголь и ссыпали его в трюм. Безмолвные тени, как призраки, беспрерывно скользили по мосткам, бесшумно катились тачки, ни команд, ни разговоров. Еще затемно буксир снова переставил шаланду под прикрытие крейсера и моментально исчез.

Любое движение в районе Угольной гавани вызывает огонь вражеских батарей. Вся гавань просматривается фашистскими наблюдателями. Семь ночей шла погрузка, а нагрузили всего четверть трюма. На восьмые сутки буксир привел шаланду в Неву и поставил у Стрелки Васильевского острова.

Третьи сутки стою на месте. Наконец подошел буксир. На шаланду перескочил матрос: «Прибыл в ваше распоряжение. Звать Иваном».

Прошли под разведенными мостами. Слева черной громадой проплыла бетонная чаша стадиона имени Ленина. Его деревянные трибуны давно разобрали на дрова. Вращаем вдвоем огромный штурвал.

Буксир вышел в залив и набрал ход. Никаких ориентиров, идем вслепую вдоль морского канала. И сначала буксир, а потом шаланда садятся на мель. Ждем помощь. Наконец дежурный буксир «Красный октябрь» снял нас с мели, и мы полным ходом рванули в Кронштадт...

Шаланда стоит напротив Морзавода на виду у немецких наблюдателей, сливаясь по цвету своими ржавыми бортами с гранитом стенки. У мола затонувший корабль, в котором я узнал эскадренный миноносец «Минск». В открытом море стоит линкор «Марат», вернее то, что от него осталось. На палубе вижу матросов, грозно вздымаются стволы орудий.

Уголь приказали отпускать по запискам, в которых указано количество тачек, фамилия старшего матроса, номер машины, а также стоит печать и подпись командира. Мне вручили лист бумаги и вменили в обязанность вести учет отпущенного угля.

Матросы стараются нагрузить тачки сверх меры так, что едва вывозят их из глубокого трюма по узеньким мосткам сначала на палубу, а потом на берег, к машинам. Шаткие мостки скрипят и гнутся под тяжестью. Уголь берут для пекарен, и матросы привозят мне большие куски горячего пахучего только что испеченного хлеба с хрустящими корочками. Они в шутку называют меня капитаном и клянчат лишнюю тачку угля. Тачкой больше, тачкой меньше, никто его не мерил, когда грузили, и я разрешаю. Увидев у меня книги, они чуть не вырывают их из рук. Я отдаю прочитанные книги просто так, а они в благодарность привозят хлеба килограмма два, не буханкой, а небольшими кусками.

Четыре дня шла разгрузка, наконец вывезли последнюю тачку угля. Матросы намели из всех углов еще четыре тачки сверх нормы. Железное дно шаланды заблестело, как зеркало.

Леонид СМИРНОВ, инвалид войны



Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook