Главная городская газета

То фехтование, которому учили Пушкина

Свежие материалы Общество

Пересчитывая заново

В Петербурге завершили работу очередные Летние книжные аллеи. Самое время поразмышлять о том, как сделать книгу доступнее. А это прежде всего вопрос ее цены для читателя.

Читать полностью

Соцуслуги или деньги?

Свыше 840 тысячам получателей ежемесячной денежной выплаты, живущих в Петербурге и Ленобласти, необходимо срочно решить — будут ли они пользоваться в 2018 году социальными услугами в натуральном виде или выберут их денежный эквивалент.

Читать полностью

Город-музей начинается с туалета

Организационный штаб по улучшению инвестиционного климата и проектному управлению в Ленинградской области утвердил паспорт проекта «Создание города-музея на территории исторического поселения федерального значения города Выборга».

Читать полностью

Банковский мегаспасатель

Банк России, который при нынешнем председателе стал мегарегулятором всего финансового рынка, теперь станет еще и мегаспасателем для «пошатнувшихся», но оставшихся на плаву коммерческих банков.
Читать полностью

Сто образов культуры

Вчера в Петербурге открылся XVIII Российско-Финляндский культурный форум.

Читать полностью

Нужен ли психолог школам? Данные опроса

Подавляющее большинство россиян (85 %) поддерживают сохранение в школах ставки психолога. Читать полностью
Реклама
То фехтование, которому учили Пушкина  | Петербург уже привык: незадолго до Дня города у Петропавловки отмечают День фехтовальщика. ФОТО из архива А. Туляковой

Петербург уже привык: незадолго до Дня города у Петропавловки отмечают День фехтовальщика. ФОТО из архива А. Туляковой

В Петербурге идут Дни фехтовальной культуры. Мы уже привыкли и к другим общедоступным затеям Санкт-Петербургского фехтовального клуба (Гранд Ассо и День фехтовальщика), и к его принципу «фехтование для всех» вне зависимости от ловкости, возраста и комплекции. В первый понедельник апреля клуб отметил день рождения (как помним, один гасконец въехал в Менг именно в первый апрельский понедельник) и направил письмо Алишеру Усманову. Он не только один из влиятельнейших людей в мире (по версии «Форбс»), но и мастер спорта по фехтованию, и без малого 10 лет - президент Международной федерации фехтования. У главы клуба Алины ТУЛЯКОВОЙ мы выяснили подробности.

- Алина, а что в письме к господину Усманову?

- Я лучше скажу, почему мы его написали. Алишер Бурханович ратует за привлечение широкого интереса к фехтованию, но в спорте все изменилось после введения электрофиксации: уже не то что публика - сам боец может не заметить укола. Зрелищным это не назовешь.

Нам кажется, интерес нужно привлекать через классическое фехтование - условно говоря, то, которое преподавали Пушкину в лицее и которое мы продвигаем уже 12 лет.

Но традиция классического фехтования, предтечи современного спорта, утрачивается. Еще есть ее носители, великие, у которых, что называется, «понимание в руках». Но им 80, 70, 65 лет. И, боюсь, линия может прерваться.

- Почему?

- Потому что сегодня упор делается на спорт, а не на физическую культуру (подчеркиваю слово «культура»). А в современном спорте не востребовано все многообразие фехтовальных приемов. Спорт сейчас ставит один приоритет - победу, схватка длится секунды. Виктор Францевич Жданович (трехкратный олимпийский чемпион. - Ред.) говорит, что раньше фехтование было как шахматы, а теперь - шашки, причем не стоклеточные, а «чапаевцы».

Спорт ушел от исторических корней фехтования, от сути боевого применения оружия. Один мастер (что интересно, американец) сказал: «Классическое фехтование - это не возвращение к прошлому, а возвращение к правде».

- И в чем правда?

- В том, чтобы показать красоту фехтования. Формально для победы достаточно было бы просто ткнуть шпагой навстречу. Но классическое фехтование - искусство, процесс, а не результат. Игра клинков, многочисленные защиты-ответы с целью обыграть противника, заставить его раскрыться, чтобы нанести решающий укол. Именно это интересно.

Это один из видов общения: можно наорать - и разговор окончен, а можно долго с увлечением беседовать. Но это «искусство диалога посредством оружия» просто вылетело из Олимпийских игр. Спортивное фехтование и «классика» - это разница мировоззрений, разница поведения, целей. Я не ругаю спорт - у него просто другие задачи.

Были ведь отличные мастера. Был Д,Ориоля (1928 - 2007, четырехкратный чемпион Олимпийских игр. - Ред.), которого Международная федерация фехтования назвала лучшим фехтовальщиком ХХ века - к слову, Ждановичу удалось его победить. Так вот, был Д,Ориоля, а потом пришли, как говорит Виктор Францевич, люди «со специалитетом». И вот Д,Ориоля становится в красивую стойку, а противник придумал такой фокус - контратака с наклоном туловища. То есть поражаемое пространство наклонено, голова наклоняется и дополнительно закрывает поражаемое пространство - попасть в него трудно. Смотрится некрасиво - зато победил.

Спорт открыт единицам. У нас преподает Михаил Шеремет (мастер спорта СССР по фехтованию на рапире. - Ред.): когда он пришел в спортивное фехтование, из всего набора 100 человек отсеялись 99. И жизнь в спорте короткая.

- Клуб общается с европейскими мастерами - а в Европе как дела обстоят?

- Мы сотрудничаем с движением, которое занимается историческим фехтованием. Это HEMA (Historical Europian Martial Arts). К нам приезжал президент Римской академии фехтования маэстро Франческо Лода, лучший фехтовальщик на шпаге с дагой (кинжал для левой руки. - Ред.), он сказал: «Я уважаю классическое фехтование и считаю, что оно должно занимать больше места. Но многие не понимают, что это такое». В Европе у многих тоже путается в головах фехтование как искусство и как спорт.

Вообще если тех, кто хотел бы заниматься фехтованием, считать за 100%, то к нам могли бы прийти 90%. Только 10% «интересны» спорту. Если к нам приходит ребенок младше 8 лет, и мы видим, что это талантище, - советуем попробовать в спорте. Но такой - большая редкость. Остальных либо не возьмут, либо быстро отсеют.

- Кто к вам приходит?

- В первую очередь дети. Причем в школе «Плащ и шпага» мы начинаем с занятий пластикой, с жонгляжа - чтобы восстановить координацию, потерянную в посиделках за компьютером. И только потом приступаем к фехтованию.

Занимаются ребята до 10-го класса, когда начинается напряженная подготовка к поступлению в вуз. Потом возвращаются уже студентами.

Приходят из кадетских классов; обратились из фонда «Милосердие и забота о детях Чернобыля» - с ними занимаемся.

В сентябре приходит много легкомысленной молодежи: чуть позанимаются, селфи сделают, в «Инстаграм» выложат - и на этом все кончается. Но некоторые остаются.

Есть взрослые романтики всех возрастов. Вот, пришел один человек с сыновьями, у которых уже свои дети. Они любят фехтование, но у них нет «спортивных результатов».

- Вы прорывались к властям Петербурга с проектом Дома фехтования. Что бы это было?

- По поводу Дома фехтования я и написала Алишеру Усманову. Сейчас наши культурные акции мы устраиваем то в одном месте, то в другом, самим фехтованием занимаемся в ДК Ленсовета, но взрослым можем посвятить только один вечер в неделю.

А в идеале должно быть «погружение в атмосферу». И ежедневные занятия, и места для зрителей, поскольку публичные поединки - тоже традиция с XVIII века: такой-то вызывает такого-то - и дамы с восторгом наблюдают. Должен быть лекторий: сейчас в разных странах фехтовальщики с учеными степенями пишут работы по истории фехтования, по практике. Например, Франческо Лода проводил у нас семинар по римско-неаполитанской школе: в Италии с приходом Наполеона восторжествовала французская школа фехтования, а в Неаполе сохранилась подлинно итальянская.

Профессор Карин Верелс, представитель Бельгии в международной федерации HEMA, ведет в Париже переговоры, чтобы историческое фехтование было внесено в Список нематериального культурного наследия ЮНЕСКО. Наше классическое фехтование тоже туда входит. Сейчас собираем документы: я в Публичке сижу, зарубежные единомышленники - в своих национальных библиотеках и университетах.

Дом фехтования - это отправная точка возвращения фехтования классического. Центр подготовки инструкторов для всей страны. Преемников.

За 12 лет фехтование вошло в культурную жизнь города: перед праздником День фехтовальщика меня уже комитет по культуре не отсылает в спорткомитет, все понимают, что это культурное мероприятие. Но помещения не дают. А нам при всем энтузиазме - не потянуть.

- Алина, если подытожить: с ваших слов, фехтование - такой, в общем, разговор по душам. Но вы ж не икебаны делаете, вы «разговариваете» посредством того, что ранит.

- Но жизни свойственны вызовы. Каждый вступает в единоборство с теми или иными препятствиями. Просто в нашем случае мы проявляем свои личные качества и улучшаем их при помощи оружия, а соперник требует от нас концентрации мысли, быстроты, точности.

Я это так и рассматриваю. Я всегда хотела научиться фехтовать, но не было возможности. Повела сына в кружок во Дворец пионеров, надеялась, что подсмотрю - ничего подобного: родители сидят у гардероба, смиренно ждут. Помню, когда наконец появилась возможность заниматься - какое это было счастье! Досадно только, что сейчас с этими организационными заботами на само фехтование уже сил не остается.

...Вы знаете, я бы так определила нашу главную задачу. В петербургской Академии художеств преподают в неизменном с XVIII века виде основы рисования - и мы должны сохранить основы фехтовального искусства. Вне зависимости от моды, правил и оборудования.


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook
Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook