Сказки вепсского леса

До тех мест от Петербурга всего пять часов на машине. Осень туда приходит дней на десять раньше, воду можно пить прямо из рек, а некоторым елям столько лет, что они не видели царя Василия IV Шуйского только потому, что царь там не прогуливался. В природный парк «Вепсский лес» вывезли журналистов: представить его как место отдыха, доступное людям со средним доходом — тем, кто может потратить на отпуск хотя бы полторы тысячи рублей.

Сказки вепсского леса | ФОТО АВТОРА

ФОТО АВТОРА

Парковые дорожки

В Петербурге изумительные до­роги. Это понимаешь, когда движешься в сторону Подпорожского района Ленинград­ской области. Как-то один граж­данин Голландии, оказавшись в поселке Винницы, сетовал: «Красотища у вас! Но дороги, ребята...». Местные депутаты нервно посмеивались — граж­данин Голландии колесил в мар­те и остался в блаженном неве­дении относительно того, что под снегом вообще-то и асфаль­та нет.

Трясет по пути так, что лучше не разговаривать — зубы поте­ряешь. Но именно дурные доро­ги помогли остаться этим мес­там в малонарушенности, а то и в первозданности. Дороги же — причина того, что здешним лю­дям сейчас хуже, чем здешнему лесу. Некоторое время назад несколько человек, насмотрев­шись, как тихо умирают дерев­ни, решили: территорию парка надо развивать. «Но так, чтобы природе не навредить, а мест­ных жителей трудоустроить», — обозначил цель директор «Вепс­ского леса» Сергей Князев. Эв­рика! Туризм, по большей части экологический, с упором на зна­комство с культурой и обычаями обитателей этих мест — вепсов.

...Вепсский лес — древний. Природный парк «Вепсский лес», расположенный на севе­ро-востоке области, — юный: создан правительством Ленобласти в 1999 году. С тех пор там запрещены массовые вырубки.

Площадь парка 190 тысяч га. В лесу с елей свисают мохнатые бо­роды — доказательство идеаль­ной чистоты воздуха. Рядом мо­гут расти клен и карликовая бе­реза (вообще-то жители разных климатических зон). Из животных тут обитают рысь, волк, бобер, белка, куница, медведь; из птиц — глухари, тетерева, рябчики.

Прямых дорог в парке нет: отрезок пути в 28 километров едешь в обход, накручивая 350 км.

Деревенские картинки

В деревне Ярославичи Подпорожского района осознаешь, что цивилизация уже преврати­ла тебя в непуганого идиота. На­пример, я игнорировала реко­мендацию «взять из дома рези­новые сапоги», зато долго раз­мышляла, брать ли фен или он имеется в гостевых домиках, где нас разместят. Домики представлялись мне этакими шале.

Фен взяла. Позже мы затеяли было сушить им промокшие нос­ки, но розетка в гостевом домике была не той конфигурации. Она годилась для подзарядки сотового телефона, однако вос­пользоваться им было невозможно: связь ловилась только в Винницах и частично на ближай­шей горе.

Гостевой домик — деревен­ский дом бабушки-вепсянки (впрочем, женщины предпочи­тают именовать себя в мужском роде — вепс). Дедушек здесь нет. После перестройки непри­каянные мужчины страшно за­пили, и до нынешнего времени почти никто не дожил. Умирали не от алкоголических хворей — погибали: кто замерзнет, кто угорит. А бабушки такие здоро­вые, что до магазина зимой на лыжах бегают, летом через ре­ку сами на лодках переправля­ются.

Наша хозяйка, милая и тихая тетя Надя, в ожидании нас смот­рела телевизор: в черно-белом изображении сквозь крупную рябь угадывались герои амери­канского сериала «Остаться в живых». Выяснилось, телевизор нормальный, «Панасоник», про­сто здесь с помехами ловятся только «Первый канал» и «Рос­сия». Потому на некоторых де­ревянных домиках размести­лись блины спутниковых ан­тенн. Телевизор, кстати, не зна­чится в числе обязательных условий для гостевого домика — не за тем вы сюда едете, что­бы «ящик» смотреть.

...Ярославичи — культурный центр нескольких соседних де­ревень. Сюда стекаются в шко­лу, в клуб на дискотеку. На клу­бе (точнее, доме культуры, на котором написано не «Ярославичский», как следовало ожи­дать, а «Ярославский») — объ­явление: «Дорогой гость! Же­лаем тебе отдохнуть так, чтобы завтра не было мучительно больно за поруганную, уничто­женную чистоту деревни».

Сапоги нужны и для хождений по лесу, и чтобы вступление в коровьи лепешки проходило не слишком болезненно. Коровы не всегда прислушиваются к за­прету, вывешенному на дверях продуктового магазина, не пас­тись в неположенных местах.

Сторожевые собаки здесь ла­ют добросовестно, но строго территориально: пока ты идешь мимо их забора. Один шаг сту­пишь за пределы — собаку буд­то выключают, пусть теперь со­седская брешет, это ее земля.

Кошки либо задумчиво сидят посередь дороги, либо невоз­мутимо подходят к нам, чужа­кам, и трутся об ноги, мурлыча, как мобильник в режиме вибра­ции. Поведение кошек принято считать показателем психичес­кого состояния хозяев — в та­ком случае у жителей Ярославичей потрясающее психичес­кое здоровье.

Народ

Ощущение, что читаешь не справочную информацию, а Толкиена: «Вепсы — «загадоч­ный народ» европейского Се­вера, потомки древнейших жи­телей Межозерья (страны, расположенной между тремя крупнейшими озерами — Бе­лым, Онежским и Ладож­ским)...». Бог когда-то осерчал на вепсов и перегонял их с места на место, пока не указал для поселения этот край, где дебри и дикое зверье. Так ле­генда гласит.

Их язык в прибалтийско-фин­ской ветви финно-угорской группы — один из древнейших, его и называют иногда «север­ный санскрит». По звучанию по­хож на финский, и сами вепсы говорят, что понимают эстон­цев, ливонов и финнов.

Наименованию «вепсы» все­го-то 80 лет исполнилось (прежнее название — чудь; летопис­ное племя весь — предположи­тельно, предки вепсов). Вепс­ская письменность тоже юная — появилась лишь в 1932 году, разработали ее советские уче­ные на основе латиницы. Впро­чем, «культивирование культу­ры» малого народа быстро свер­нули: в 1937 году многих ученых репрессировали; к тому же в Конституции 1936 года говори­лось о едином советском наро­де, а в конце 1930-х из-за слож­ных отношений с Финляндией и на вепсов стали косо смотреть. Сейчас вепсы родной язык изу­чают факультативно на добро­вольной основе.

В 1991 году вепсов было 12 тысяч, сейчас — немногим бо­лее восьми тысяч.

«Говорят: «вепсы вымирают», — да не вымирают вепсы, они ж не мамонты, — утверждает Еле­на Кусей, главный «парковый» специалист по истории и эт­нографии. — Их поглощают дру­гие этносы».

Сейчас заброшенных домов в Подпорожье немало: люди бе­гут в города. Но люди бегут и из городов (скажем, от долгов) и селятся здесь. Вепсы сразу ви­дят, хороший человек или нет. Могут без расспросов в дом пригласить, а могут на порог не пустить. Но в целом очень доброжелательный народ. Зато сказки у них — не приведи гос­подь на ночь рассказывать: в иных самый оптимистичный ко­нец — это когда медведь кого-то задрал. И еще одна замеча­тельная особенность: в одном из сказочных циклов положи­тельный герой — цыган. Для оседлых вепсов цыгане были символом перемен, новой ин­формации — вроде как у Марке­са в «Сто лет одиночества».

Бизнес

К местному бизнесмену Финченко везут, чтобы показать до­стопримечательность — соз­данный им в деревне Ладва му­зей вепсской культуры. Но Финченко и сам достопримечатель­ность: коренастый, волосы в хвостик собраны, кандидат ис­торических наук, работал в му­зеях Петербурга. Не моргнув глазом, заявляет, что не все найденное в этнографических экспедициях сдавал в музеи: так бы добро в запасниках ле­жало, а здесь оно общедоступ­но.

Финченко в Ладве с начала 1990-х стал покупать один за другим домики — благо деше­вые. Получилось поместье. И ак­тивно ходил по деревням, соби­рая у жителей всякую утварь для музея.

— Там, где я прошел, больше делать нечего, — заявляет Алек­сандр Евгеньевич. Что да, то да. Даже этнографический анекдот есть. Идет, значит, Финченко по деревне, тащит на себе только что купленные вепсские распис­ные ворота. Останавливается у старенького дома, спрашивает хозяйку: «Может, есть что на продажу?». Та ему: «Ой, милок, не осталось ничего — Финчен­ко проходил».

Основной бизнес Александра Евгеньевича и его (судя по все­му, серьезных) товарищей — организация охоты.

— Давно была идея — исполь­зовать территорию под такую «королевскую охоту», — расска­зывает бизнесмен. — Это доро­гое удовольствие — егерей со­держать, следить, чтобы они не напивались... Техника опять же.

Из техники тут же стоит бронетранспортер. Действую­щий. На нем зимой удобно пере­двигаться.

— И еще мы недавно англий­ский вертолет хороший купили, — между прочим говорит Фин­ченко. — Чтобы людей на охоту доставлять.

Охотиться в сезон, впрочем, не возбраняется и «не крутым» — обычным людям.

...Музей в Ладве — здоровен­ная вепсская изба. Никакого но­водела, все экспонаты настоя­щие; XVII век и наше время ря­дом. Лапти (плели так, что они не промокали), фотографии, гармонь, люльки. Братина — ог­ромный ковш из нароста на бе­резе; оттуда местную бражку, олудь, черпали (Финченко тут же вворачивает поговорку: «Вепс любого перепьет»); топо­ры (опять вворачивает: «Вепсы рождаются с топором за по­ясом»). Весла, веретена. Журна­листка крутит в руках веретено, но Финченко ее угомонил:

— До шести лет если девочку не научили с веретеном управ­ляться — все. Это как со скрип­кой — ловкость пальцев.

Хомуты, седла, уйма охот­ничьих и рыболовных принад­лежностей. Ткацкий станок.

Рассказывать Александр Ев­геньевич может часами. О юмо­ре кандидата наук судите сами: у него во дворе круглый год сто­ит елка новогодняя. Игрушки с нее не снимают, потому что — какой смысл? — все равно Но­вый год ежегодно случается.

Вероятно, в Ладве — тот са­мый мужской рай, который убе­дительно показан в фильме Ро­гожкина «Особенности нацио­нальной охоты». Главное — ника­ких женщин. Мужики отдыхают.

Винницы

Если Ярославичи — это как бы райцентр, то Винницы как бы Москва, Кремль.

Салат — 5 руб., горячее с гар­ниром — 20 руб. Или так: 15 руб. 01 коп. Такие цены в винницкой столовой, где кормят невероят­но вкусно.

Представители местной влас­ти Александр Кузнецов и Нико­лай Агафонов огорошили прес­су тем, что и не подумали пиарить свой край.

«А ну-ка поднимите руки, кто из вас сюда бы отдыхать по­ехал!» — начали они.

Мы им: «Дней на десять летом — за милую душу».

Они нам: «Пыли на дорогах на­глотаетесь и поймете, что лучше в плохом Петербурге, чем в хо­роших Винницах». Жалуются: у местной власти никакой власти не осталось — все зависит от федералов и от областного на­чальства. А когда просят у об­ласти денег на дороги, им при­водят в пример Бокситогорский район. Потому что там дороги еще хуже.

Для Винниц нормальная зар­плата — 8 — 12 тысяч. Но со многими профессиями обстоит, как сказал Александр Василье­вич, «дурдомчик»: в админи­страции пытались найти водите­ля на 20 тысяч — не идут! Сти­мула нет: на что тратить? Легче отсидеться на бирже труда — на жизнь хватает.

«Район огромный, а деньги выделяются исходя не из его размера, а на душу населения,

— сетует Александр Василье­вич. — А душ мало».

Если, например, помрет кто в одной из удаленных деревень и надо будет в морг Подпорожско го района везти, так в бюджете только на четыре ходки деньги заложены. А больше — прямо хоть не помирай.

...Безусловная гордость Вин­ниц — школа. Нас предупрежда­ли (чтобы шока не было) — та­ких школ и в Петербурге нет. Шок все равно случился: евро­ремонт, оргтехника, чуть ли не четырехзвездный интернат для тех, кто живет в дальних дерев­нях. Школа совсем недавно пре­бывала в неважном состоянии, зато показывала успехи на­столько убедительные, что они убедили губернатора области Сердюкова выделить деньги на ремонт.

Тем интереснее потом было посидеть на уроке в школе Ярославичей. Журналистов на уро­ке было двое — на одного чело­века меньше, чем учеников. Де­вочка-первоклассница и два мальчика-второкпассника. Учи­тельница управлялась с ними попеременно.

Деревянная школа в Ярославичах, снаружи облупившаяся, внутри очень ухоженная. На од­ном из стендов о правилах по­ведения написано: «Учащийся обязан вести себя в любой си­туации так, чтобы каждый поря­дочный человек одобрил его действия и поступки». Четко и ясно.

К заповедному камню

Директор винницкого центра вепсской культуры Надежда Ко­вальская переживает: местный ДК закрыли на ремонт, который с прошлой зимы заглох. Моло­дежи собираться негде.

Центр вепсской культуры сей­час самый крупный островок этой культуры — зато какой ост­ровок! Ткут половики, скатерти, ставят спектакли, язык изучают, праздники устраивают.

Летом проходит фестиваль «Древо жизни», каждый год с но­вой темой. В этом году деревни соревновались, у какой петух (вепсский символ) лучше, и представителю от каждой де­ревни (мужчине) полагалось на­рядиться петухом. Мужики — ру­ки в боки: «Не станем! Вы знае­те, что в тюрьме означает быть петухом?!». Женщины — руки в боки: «Это в тюрьме! А у нас, в провинции, петух — символ жизни!».

В центре и фильмы снимают — о праздниках, традициях, обычаях, о «тайных местах по­клонения вепсов».

«Тайные» не потому, что сек­ретные, — ходить туда нужно втайне, это дело личное. Прес­са подошла к вопросу безответ­ственно: всей толпой потяну­лась по узкой и нелегкой тро­пинке через чащу к одному из таких мест — заповедному кам­ню. Там когда-то обозначился лик (которого, впрочем, уже не видно), и люди приходят, что-ни­будь просят у богородицы, оставляют иконку, конфету, вещь какую-нибудь. Что называ­ется, ложат завет: да-да, ложат, а не кладут.

Это не как у русских: прийти в церковь и попросить. Тут, ско­рее, обмен: ты мне помоги, а я тоже добро сделаю. Один из примеров «завета» стоит в не­скольких метрах от заповедно­го камня — почти готовая часо­венка. Строит ее один человек своими руками. Интересная черта: человек — мусульманин. Вот и думай, что такое случи­лось, что человек обратился не к своей мусульманской святы­не — и к тому же в знак благо­дарности стал строить часовню для иноверцев.

 Туризм

Ирина Актуганова, одна из раз­работчиков проекта продвиже­ния парка, много лет в эти мес­та ездила. Когда-то это был бо­гатейший край, лесом торговали в основном с Финляндией, то есть за валюту. Ленинградцы на­ведывались в Ярославичи за финскими вещами. А сейчас...

Скооперировались с директо­ром парка Сергеем Князевым, провели работу с местным насе­лением. Переговоры были длин­ные: не потому, что трудно объ­яснить бабушкам, зачем чужих людей на постой пускать (ба­бушки быстро сориентирова­лись), а потому, что, когда Сер­гей Алехин, один из помощни­ков, ходил по домам и выяснял жилищные условия, бог знает сколько времени на чаи уходи­ло.

«В нашем распоряжении счи­танные годы», — написано в од­ном из документов, посвящен­ных развитию территории пар­ка. Лесу хуже не будет — люди бегут. Пока еще можно посе­литься у бабушки (или снять дом без хозяев), в бане париться, а на ужин есть вепсские калитки с картошкой. Людей не станет — территорией смогут воспользо­ваться только туристы-экстремалы, которые могут жить без бань, без крыши над головой и без калиток.

Разработчики проекта ссыла­ются на данные специалистов: за 1990-е годы за границу съез­дили около полумиллиарда рос­сиян, то есть, по статистике, вы, читатель, побывали за рубежом минимум трижды (даже если вы грудной ребенок), а сейчас по­шел резкий рост внутреннего ту­ризма. У одного нет денег, что­бы поехать в Африку гулять; у другого просто ментальность такая, что его тянет к березам, а не баобабам; третий уже наез­дился по Западу — решил по­смотреть, что у него под боком имеется; четвертого работа далеко не отпускает. А у «Вепс­ского леса» есть козырь, кото­рый ни за какие деньги не перекупишь и никакой картой не побьешь: жизнь в чистом виде.

Уже сейчас можно выбирать: ездить сюда семьей и снимать дом; компанией устраивать охоту или рыбалку; испытывать себя в экстремальном туре (скажем, сплаве); посещать достопримечательности или гулять на фольклорном празд­нике. При этом понимая, что едете не в санаторий с джаку­зи, а на природу во всей ее кра­се.

Цены такие: 150 — 300 руб­лей в сутки с человека в зави­симости от дома, от количест­ва людей, времени года. Весь­ма возможны скидки. Столо­ваться можно у хозяйки (за до­полнительную плату) либо гото­вить самому (покупая недоро­гие продукты у местных жите­лей).

Мы спрашивали у организа­торов пресс-тура: «Что ж вы осенью-то пригласили, когда се­зон заканчивается?». Те отвеча­ли: «Ничего подобного, впереди зима — а значит сани, снегохо­ды, зимняя рыбалка. А на самое противное время года, позднюю осень, разработаны «туры тиши­ны»: удаляешься от города, си­дишь себе на печке в избе; лес вокруг — и никто тебя не дерга­ет». Очень, говорят, для нерв­ной творческой интеллигенции подходит.

Материал был опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости»
№ 202 (3749) от 27 октября 2006 года.


#вепсы #география #культура

Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
Не спеша по скоростной. Как проходит строительство платной трассы из Петербурга в Москву?
23 Мая 2018

Не спеша по скоростной. Как проходит строительство платной трассы из Петербурга в Москву?

На подходе к Петербургу магистраль далека от готовности, и дорожникам придется очень постараться, чтобы открыть движение хотя бы к концу нынешнего года. К задержке могли привести как уточнения проекта...

Прощайте, Даниил Александрович
06 Июля 2017

Прощайте, Даниил Александрович

В ночь на 5 июля в Петербурге на 99-м году жизни скончался писатель Даниил Гранин.

Юность, красота и успех
06 Июля 2017

Юность, красота и успех

Интервью с Алёной Корневой, чья исследовательская работа «Я знал и труд, и вдохновение…» прочно укрепилась в пятёрке самых читаемых материалов на сайте

Спектральный анализ по сходной цене
15 Июня 2017

Спектральный анализ по сходной цене

В советском уголовном праве было понятие «исключительный цинизм». Оно представляло собой квалифицирующий признак, усугубляющий вину. В УК Украины и Белоруссии оно осталось, из УК РФ — исчезло.

Муринский прокол
15 Июня 2017

Муринский прокол

Второй въезд в Мурино из Петербурга построят к осени

Уйти достойно
31 Мая 2017

Уйти достойно

Хотя в России упрощен доступ к обезболивающим препаратам, это не облегчает страдания пациентов

Экологическая «прививка»
29 Мая 2017

Экологическая «прививка»

В Петербурге завершился VIII Невский международный экологический конгресс, организаторами которого выступили Межпарламентская ассамблея (МПА) стран - участниц СНГ и Минприроды РФ.

Уберут ли Uber?
23 Мая 2017

Уберут ли Uber?

На сегодня сервис заказа такси Uber работает почти в 400 городах и 68 странах мира. На него с удовольствием переходят потребители...

Метро на вырост
18 Мая 2017

Метро на вырост

Конечная станция Ф-2 - второй очереди Фрунзенского радиуса - в 70-процентной степени готовности.

Ладожский клин
12 Мая 2017

Ладожский клин

Одно из мероприятий в преддверии празднования 90-летия Ленобласти получится грустным. Тональность международной конференции по Ладоге, которая открылась сегодня в Москве и собрала многих видных учены...

Детство кончилось
10 Мая 2017

Детство кончилось

Парадоксально, но затормозить развитие некоторых детей можно, впихнув их в группу сверхраннего развития.

Военные архивы
03 Мая 2017

Военные архивы

Где хранятся документы о военных и участниках Великой Отечественной войны