Главная городская газета

Семеновские дела

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Общество

Василеостровская эпопея, или строительство идет со скрипом

Смольный озвучил ряд замечаний в адрес компаний, осваивающих намыв на западе Васильевского острова. С момента начала стройки городские власти регулярно выражают недовольство процессом. Читать полностью

Автомагистраль в интересах животного мира

Что такое экодук и как он связан с миграцией лосей? Читать полностью

В Петербурге и Ленобласти оценили экологическое состояние водоемов

Специалисты проанализировали водостоки за первый квартал текущего года. Подробнее о результатах исследования - в нашем эксклюзивном материале. Читать полностью

Черное море осталось без круизов

В навигацию 2018 года морской пассажирский порт Сочи, скорее всего, не примет ни одного круизного лайнера. Причину сложившейся ситуации выясняли «СПб ведомости». Читать полностью

Как меняется отопление в котельных на Саперной

Саперная улица находится в Пушкине. Несколько дней назад она стала центром важных показательных событий, характеризующих тепловую инфраструктуру города. Подробности – в нашем материале. Читать полностью

Сел и поехал. Петербург как «Умный город»

В Северной столице прошел «круглый стол», посвященный требованиям к территориям будущего «Умного города». Как выяснилось, от красивых теорий до реальной практики - огромная дистанция. Читать полностью
Семеновские дела | Фото Николая Жиганова и М.Шлафштейна/ТАСС

Фото Николая Жиганова и М.Шлафштейна/ТАСС

Семеновы-Тян-Шанские отметили 190-летие со дня рождения великого предка и начали готовиться к 200-летию.

«У Петра Петровича были, слава богу, семь детей, при его жизни появились на свет 16 внуков. Так что нас, потомков, немало», — констатирует Александр Семенов-Тян-Шанский. Он один из правнуков, последние 20 лет вместе с родными и единомышленниками «вытаскивает из небытия имя человека, уровень которого сопоставим с теми, чьи имена сейчас также возвращают: Витте, Столыпин...»

Положим, в советских учебниках Семенов-Тян-Шанский был не таким «плохим», как Витте и Столыпин. Несколько обеляли его научные достижения, чрезвычайно многосторонние: кандидатская — ботаник, докторская — биолог. А еще географ, что утвердилось в «продолжении» фамилии: до Тянь-Шаня европейские исследователи тогда еще не добирались, и, как напоминает нынешний вице-президент Русского географического общества Владимир Разумовский, вице-председатель общества Семенов-Тян-Шанский мог бы быть и его председателем, но этот пост занимала августейшая особа. А также он был выдающимся статистиком — инициатором первой в стране научно подготовленной переписи населения. И энтомологом. И искусствоведом — 700 полотен из его коллекции сейчас находятся в Эрмитаже. И благотворителем.

Но был и сенатором. И одним из авторов реформы 1861 года («половинчатой», по определению совет-

ской науки). И членом Государственного совета — вот на знаменитой картине Репина Петр Петрович прямо на первом плане. В общем, достаточно оснований для того, чтобы сейчас потомки предполагали: доживи Петр Петрович до 1917 года, «сладко бы не показалось».

В РГО прошла конференция, объединившая специалистов, могущих внести лепту в «семеновские дела». В оставшиеся до 200-летия десять лет Фонд наследия П. П. Семенова-Тян-Шанского поставил перед собой несколько задач; основные —

создать музей в Петербурге (он есть, но «семейный») и добиться федерального статуса для музеев-усадеб Семенова-Тян-Шанского. Их целых два, всего в семи километрах друг от друга: усадьба в поместье «Рязанка», где ученый родился (на границе Липецкой и Рязанской областей), и усадьба «Гремячка», которую приобрел (Рязанская область).

— Но статус этих музеев несопоставим с масштабом фигуры, — отметил Александр Богданов, научный сотрудник Государственной дирекции по охране культурного наследия Липецкой области, историограф семьи. — Оба музея имеют районный статус, к тому же разделены административными границами.

Музей в «Рязанке» действует с 1997 года, экспозиция в «Гремячке» — вообще с конца 1970-х, но, по словам Андрея Найденова, директора Государственной дирекции по охране культурного наследия Липецкой области, «долгие годы к Семенову-Тян-Шанскому отношение было, наверное, как к Тянь-Шаню: все слышали, но это что-то далекое»:

— В Липецкой области мы только сейчас некоторый ренессанс переживаем. Первой ласточкой стало то, что в прошлом году Липецкому педагогическому университету было присвоено имя П. П. Семенова-Тян-Шанского.

Несколько лет назад по инициативе Липецкого отделения РГО и тамошнего краеведческого общества при поддержке дирекции по охране культурного наследия появилась новая концепция музея-заповедника. Минкульт отнесся благожелательно, был выделен грант, автором концепции стал Павел Шульгин — один из ведущих культурологов страны: разрабатывал концепции развития заповедников «Ясная Поляна», «Михайловское», «Куликово поле». «Семенов-Тян-Шанский — это Пушкин географической науки», — сформулировал на одной из конференций Шульгин.

Но пока, как говорит начальник управления культуры Липецкой области Вадим Волков, музеи в получении федерального статуса «продвинулись не особенно далеко». Вопрос, считает Волков, не в деньгах (со следующего года Липецкая область переводит «районный» музей на областное финансирование), а именно в сопоставимости значения музея значению личности. «Если мы создаем музеи шинели, то уж музей Семенова-Тян-Шанского должен быть».

— Но музеи — это инструменты. Изначально надо говорить о Петре Петровиче и о его семье, — уверен Александр Богданов. — Пройдя по разным ветвям этой фамилии, можно изучать историю. Каждый из представителей этого рода внес значительный вклад в историю нашего государства.

— Мне кажется, сейчас очень актуальный момент, — полагает Владимир Семенов-Тян-Шанский, праправнук, гендиректор Фонда наследия П. П. Семенова-Тян-Шанского. — Времена непростые, мы ищем героев, идет переоценка истории нашей страны, а Петр Петрович связывает все между собой: Восток и Запад, культуру, науку, искусство...

В Петербурге неофициальный музей начал складываться едва ли не сразу после смерти Петра Петровича. Сын, Андрей Петрович (географ, энтомолог, переводчик), создал семейный музей в квартире дома # 39 на 8-й линии Васильевского острова — в этом доме по сей день обитают потомки трех сыновей Петра Петровича. 200 мемориальных предметов не покидали своих мест — пережили революцию, войны, блокаду. Вот только сейчас 63 предмета временно перекочевали в штаб-квартиру Русского географического общества: до 19 января, посетив РГО, можно в каком-то смысле оказаться в рабочем кабинете П. П. Семенова-Тян-Шанского (посещение по записи — 315-85-35; по средам и пятницам).

Глава фонда считает, что музей в Петербурге можно строить поэтапно: первым этапом может быть виртуальный музей, вторым — превращение мемориальной комнаты в музей. Идеальный вариант — расширение музея до таких объемов, чтобы в нем можно было проводить открытые мероприятия. Музей в «семейном» доме Семенова-Тян-Шанского, где и сейчас живут его потомки, говорят, стал бы удивительным местом. Там не нужно особенно напрягать фантазию — и без того кажется, что в соседней комнате шуршит деловыми бумагами сам Петр Петрович.

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook