Главная городская газета

Растет количество дел по экологическим преступлениям

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Общество

Сел и поехал. Петербург как «Умный город»

В Северной столице прошел «круглый стол», посвященный требованиям к территориям будущего «Умного города». Как выяснилось, от красивых теорий до реальной практики - огромная дистанция. Читать полностью

«В ночь на 22 июня...»: память на рубеже блокады

Традиционная акция памяти пройдет у стен храма святых мучеников Адриана и Наталии в Старо-Панове 21 июня. Детали события – в нашем специальном материале. Читать полностью

Петербург - Хельскинки: поезда, автобусы, пересадки

В самый разгар чемпионата мира по футболу в России, в соседней Финляндии начался ремонт на железнодорожных путях. Как это затронет пассажиров поездов между Петербургом и Хельсинки? Читать полностью

«Зеленый свет» для природного газа

Партнерство с немецкими производителями, выпуск уникального оборудования, обновленная карта АЗС: все это (и многое другое) - ближайшее будущее Петербурга и Ленобласти. Читать полностью

Как вытащить «девицу» из ее «темницы»?

Посеять морковку - дело недолгое. А вот процесс выращивания зачастую сопряжен с проблемами. Как их избежать, рассказывает автор «СПб ведомостей». Читать полностью

Садовый эстет с вредным характером

Этот жук похож на майского, цветом «зеленый металлик». И название у него приятное - бронзовка золотистая. Правда характер оставляет желать лучшего. Читать полностью
Растет количество дел по экологическим преступлениям | РИСУНОК Вячеслава ШИЛОВА

РИСУНОК Вячеслава ШИЛОВА

Грустная шутка - мы не можем ждать милостей от природы после того, что с ней сделали, - с каждым годом все актуальнее. В грязном мире вроде бы не хочет жить никто, и тем не менее масса людей продолжают окружающую среду загрязнять. Каждый - в меру своих сил. Обыватель «не может» донести пакет с мусором до контейнера во дворе. Руководитель коммерческой структуры организует слив в водоем химических отходов. Чиновник, призванный следить за чистотой природы, почему-то ничего этого «не видит». Как на данную ситуацию реагирует закон? Эффективно ли его применение?

Как известно, в действующем УК экологическим преступлениям посвящена целая глава 26 - более пятнадцати разных статей! Но часто ли их применяют наши следователи? На состоявшемся недавно заседании общественного совета питерского управления Следственного комитета РФ его руководитель Александр Клаус констатировал прогресс: если за 2011 - 2015 годы подчиненные возбудили всего четыре дела по этим статьям, то в 2016-м - целых десять. Из них четыре уже направлены в суд, по двум расследование закончено, три находятся на завершающей стадии.

Количество таких дел, пообещал Клаус, будет увеличиваться даже не в арифметической, а в геометрической прогрессии. Петербург - гигантский мегаполис. Природу активно загрязняют как сотни предприятий, так и тысячи малосознательных граждан. Самое распространенное преступление - несанкционированные свалки.

Но вот недавний случай уже состоявшегося приговора. В Пушкинском районном суде в первой инстанции (приговор еще может быть обжалован) закончено рассмотрение дела по организации такой свалки в водоохранной зоне реки Кузьминки. Ущерб многомиллионный - загрязнены вода и воздух, на территории 1 га придется рекультивировать почву. Разумеется, за государственный счет. Виновный же приговорен к штрафу 100 тысяч рублей. Больше не позволяет закон.

Ситуация эта достаточно типична. Сплошь и рядом нарушителю проще заплатить штраф, чем тратиться на экологические мероприятия. К тому же велика вероятность, что наказания удастся избежать вообще, ибо привязать обнаруженное нарушение к конкретному человеку порой почти невозможно. Неудивительно, что латентность этого вида преступлений достигает 95%.

Между тем их расследование представляет особую сложность. Во-первых, не хватает квалифицированных следователей, имеющих соответствующие навыки. Во-вторых, отсутствуют четкие методики выявления и оценки нанесенного ущерба. В вышеуказанной главе 26 УК фигурирует лишь некая размытая категория - «существенный вред» И, наконец, нет как таковых экспертов, специализирующихся на таких оценках.

Наличие стольких факторов неопределенности не только позволяет виновным уйти от ответственности, но и порождает сильнейшую коррупционную составляющую.

Говоря о необходимости усилить ответственность за экологические преступления, доцент кафедры государственного права РГПУ им. Герцена Татьяна Еремина вспомнила статью 149 старого, действовавшего до 1997 года, Уголовного кодекса. Она предусматривала наказание за умышленное уничтожение чужого имущества, в том числе путем поджога. Ответственность по ней наступала с 14 лет. Этот возрастной порог, считает ученый, имеет смысл распространить на явно аналогичные по степени ущерба экологические преступления.

Пора наконец, убеждена Еремина, и совершить давно обсуждаемую юристами «правовую революцию» - допустить уголовную ответственность не только для физических, но и для юридических лиц. Вот тогда и упростится процедура доказывания, и появится возможность в счет погашения нанесенного ущерба снимать деньги со счетов предприятий и изымать принадлежащее им имущество. Подобная система уже работает в разных странах. В Китае, например, допускается двойное наказание - и организации, и ее руководителя. И эта мера дала эффект, в том числе при борьбе за сохранность окружающей среды.

Казалось бы, юристам, расследующим экологические преступления, должна помогать наука. Увы, это не всегда возможно.

Директор Северо-Западного международного центра чистых производств, материалов и препаратов Александр Старцев сообщил поразительную вещь: оказывается, у нас не существует учета и контроля оборота химических веществ. Сколько их производится, кому поставляется и как используется, никто точно не знает.

В 1993 году в Петербурге был проведен эксперимент по внедрению системы информационного мониторинга. Оказалось, что в течение года в городе оборачивается около 14 миллионов тонн различных химических веществ и соединений более чем 2 тысяч наименований. Из них от 1 до 10% попадают в окружающую среду. То есть как минимум 140 тысяч тонн разнообразной «химии» ежегодно поглощают наши вода, воздух, почва.

С тех пор ситуация лучше явно не стала. По данным американских ученых, в 2002 году в мире фиксировалось около 35 миллионов химических веществ и соединений. Сегодня их уже 128 миллионов. На полках только одного супермаркета обнаружилось 68 тысяч единиц «химии», содержащихся в разных товарах.

Между тем, чтобы ввести в оборот новое химическое вещество или соединение, необходимо потратить 1 - 2 миллиона евро. А для лекарственного препарата эта сумма составляет не менее миллиарда долларов. Казалось бы, такие барьеры должны по крайней мере притормозить «химическую волну». Но этого не происходит, и с большой степенью вероятности «виноват» здесь коррупционный фактор. Некоторое время назад был арестован сотрудник Института экологии, который занимался выдачей липовых протоколов исследования фармакологических средств. Можно предположить, что эта «золотая жила» кормила далеко не только его одного.

Правовая база, защищающая нас с вами от «лишней» химии, пока, увы, отсутствует. Минздравом разработан проект федерального закона «О химической безопасности», но он пока даже не внесен в Госдуму. Аналогичный законопроект, уже регионального уровня, еще в 2013 году внесен в питерский ЗакС, но и он так до сих пор не рассмотрен.

Разумеется, правовой вакуум на руку нарушителям. Пробелы в законах им искать не надо, ибо там зияют огромные дыры.

Вице-президент Международной академии наук экологии, безопасности человека и природы Любовь Рогалева проиллюстрировала данную ситуацию состоянием дел в Ленинградской области. Незаконные захваты земли (в том числе по берегам рек и озер) и добыча полезных ископаемых, загрязнение источников, несанкционированные свалки стали там делом вполне обыденным. Противостоит этому в значительной степени лишь активность местного населения. Но могут ли любые, даже хорошо организованные, институты гражданского общества заменить власть и законы? Вопрос, понятно, риторический.

Да, формировать экологическое сознание у граждан необходимо. Но и сама власть, говоря современным языком, должна «позеленеть». Но, к сожалению, наши слуги народа в этом слове чаще видят совсем другой смысл.

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook