Главная городская газета

Расписание первого лица

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Общество

Василеостровская эпопея или строительство идет со скрипом

Смольный озвучил ряд замечаний в адрес компаний, осваивающих намыв на западе Васильевского острова. С момента начала стройки городские власти регулярно выражают недовольство процессом. Читать полностью

Автомагистраль в интересах животного мира

Что такое экодук и как он связан с миграцией лосей? Читать полностью

В Петербурге и Ленобласти оценили экологическое состояние водоемов

Специалисты проанализировали водостоки за первый квартал текущего года. Подробнее о результатах исследования - в нашем эксклюзивном материале. Читать полностью

Черное море осталось без круизов

В навигацию 2018 года морской пассажирский порт Сочи, скорее всего, не примет ни одного круизного лайнера. Причину сложившейся ситуации выясняли «СПб ведомости». Читать полностью

Как меняется отопление в котельных на Саперной

Саперная улица находится в Пушкине. Несколько дней назад она стала центром важных показательных событий, характеризующих тепловую инфраструктуру города. Подробности – в нашем материале. Читать полностью

Сел и поехал. Петербург как «Умный город»

В Северной столице прошел «круглый стол», посвященный требованиям к территориям будущего «Умного города». Как выяснилось, от красивых теорий до реальной практики - огромная дистанция. Читать полностью
Расписание первого лица | А. А. Жданов вручает гвардейское знамя одному из соединений Ленинградского фронта.<br>ФОТО из архива редакции

А. А. Жданов вручает гвардейское знамя одному из соединений Ленинградского фронта.
ФОТО из архива редакции

Парадоксальная ситуация: чем дальше от нас блокада, тем больше мы о ней узнаем. В том числе и о том, как руководили городом в годы войны. При поддержке городского комитета по печати вышел в свет «Журнал посещений А. А. Жданова» 1941 – 1944 годов. В свое время он был засекречен, в результате «архивной революции» 1990-х годов стал доступен для исследователей, но почему-то так и не оказался востребованным.

Впрочем, любители сенсаций и жареных фактов будут разочарованы: в источнике нет ничего ни о ромовых бабах в смольнинской столовой, ни о том, что в самые тяжелые дни ленинградской осады Жданов якобы бездействовал.

– Дневник посещений опровергает ставшее уже расхожим суждение, что Ленинград в первые недели войны оставался без своего партийного руководителя, – отмечает в предисловии доктор исторических наук, почетный профессор Санкт-Петербургского госуниверситета Геннадий Соболев.

По его мнению, содержащиеся в журнале сведения о посетителях первого лица Ленинграда (а их за 1941 – 1944 годы было около 600) являются важным источником для объективной оценки роли Жданова. Как известно, во время перестройки все его реальные и мнимые заслуги отошли на второй план: Жданов стал восприниматься прежде всего как идеолог партии, непосредственно причастный к «большому террору», а после войны – организатор и вдохновитель травли Ахматовой и Зощенко. Потом стал подниматься вопрос: а не преувеличена ли роль Жданова в организации обороны Ленинграда?

Впрочем, кандидат исторических наук Кирилл Болдовский, отвечавший за издание журнала посещений Жданова, подчеркивает, что проделанная творческим коллективом работа не имеет никакого политического подтекста, тем более связанного с оценкой или переоценкой этой личности.

Собственно говоря, сам опубликованный журнал увлекательным чтением трудно назвать. Это исключительно источник для исследователей: в табличной форме указаны дата, время, посетитель, его должность. О чем шла речь на встрече, можно либо догадываться, либо узнавать по другим косвенным источникам и свидетельствам. В качестве приложения приведены краткие биографические справки более чем на половину посетителей Жданова, большинство из которых прежде не привлекали внимания исследователей.

– Самое важное: дневник посещений дает представление о повседневной ежечасной деятельности Жданова, – говорит Болдовский. – Он работал так, как было принято в той системе. На основании этого источника мы не можем оценивать результативность работы. График – можем. Жданов часто трудился по ночам, потому что именно тогда осуществлялась связь с Москвой. Можем увидеть, что наиболее частые посетители – члены руководящей «шестерки» города (шестым был сам Жданов): Штыков, Соловьев, Кузнецов, Попков и Капустин. Все они, кроме Штыкова, впоследствии были репрессированы по «ленинградскому делу»...

– Мы узнаем не только о посетителях, но и о круге решавшихся задач, – вступает в разговор один из участников подготовки книги Вячеслав Мосунов. – Можно констатировать, что Жданов решал часть военных вопросов, связанных с противовоздушной обороной, занимался промышленностью и снабжением: у него постоянно бывали те, кто отвечал за связь с Большой землей по Ладоге. И, конечно же, занимался политическим контролем.

Как следует из журнала, самым частым посетителем Смольного из числа командующих Ленфронтом был Леонид Говоров: за 1942 – 1944 годы он встречался со Ждановым более 70 раз. Но больше всего встреч у Жданова было с председателем Леноблисполкома Николаем Соловьевым и Алексеем Кузнецовым – вторым лицом в партийной иерархии города. В то же время из дневника видно, что Жданов за годы блокады встретился всего с несколькими учеными.

– Мы не даем оценок, а прежде всего предлагаем широкому кругу исследователей и всем, кто интересуется ленинградской блокадой, источник, который до этого практически не использовался, – поясняет Болдовский. – Вводим его в научный оборот. Ведь не у каждого есть возможность ознакомиться с этим источником в оригинале – в личном фонде Жданова в Российском государственном архиве социально-политической истории (РГАСПИ) в Москве.

Публикация журнала посещений Жданова – знаковый момент для исследования проблемных исторических сюжетов.

– Жалобы коллег по профессиональному цеху на отсутствие или недоступность архивных материалов стали настолько обыденными, что не вызывают удивления, а лишь свидетельствуют об утрате ими исследовательского пыла, – считает Болдовский. – У нас много говорят о любви к истории, но почему-то мало кто стремится изучать эту самую историю в первоисточниках. Наша беда – недостаточное внимание к документальным источникам, особенно молодых исследователей.

По мнению Вячеслава Мосунова, ситуацию с изученностью наших архивных источников по военному времени можно назвать катастрофической. Причем вовсе не из-за пресловутой «секретности». Просто к документам, которые находятся в открытом доступе, почти никто не прикасается. Почему-то трудно найти желающих заниматься подобной «черной» кропотливой работой...

– Пробелов в наших знаниях о той же блокаде очень много, – считает Болдовский. – Например, до сих пор нет сборника документов, полностью раскрывающего деятельность руководящих органов Ленинграда. Мнений мы слышали много, при этом практически все высказывания не базируются на документах. Из огромного массива решений и постановлений обкома, горкома и Ленгорисполкома известны лишь единицы. Между тем в неисследованных документах встречаются очень интересные факты, порой раскрывающие совершенно не известные нам стороны блокады.

Частично эти документы закрыты, но в этом нет особой проблемы. Современное законодательство позволяет исследователям обращаться за рассекречиванием материалов. По словам Болдовского, он не первый год работает в архивах и по личному опыту может сказать: в ответ на запросы раскрывают 95% материалов.

– Чтобы получить доступ к документам, совершенно не нужно идти в какие-то суперсекретные архивы. Их просто нет! Все документы на поверхности. У нас основная проблема с отсутствием не источников, а исследователей. Старшее поколение уходит, молодых ученых достаточно мало, – сетует Болдовский.


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook