Главная городская газета

Пустошь как остановка

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Общество

Ленобласть: выходные без большегрузов

Движение грузовиков будет ограничено на 23 дорогах 78 региона, где поток автомобилей наиболее интенсивен. Читать полностью

В автобусах Ленобласти к оплате примут «Подорожник»

Вводить новшество планируется поэтапно, до конца текущего года. Каковы детали проекта?
Читать полностью

Гастролер в стаканчике атакует магазины Петербурга

Мороженое в Северную столицу откуда только ни везут - даже из Сибири. И надо понимать, что чем длиннее его дорога к прилавку, тем больше риска купить «неправильный» продукт. Читать полностью

«Меркурий» проследит за молоком?

«СПб ведомости» провели исследование молочного рынка и узнали что связывает штрих-код, шлагбаум и кишечную палочку. Читать полностью

Кто в должниках у ЖКХ, или развод по-петербургски

История с квитанциями, в которых числились долги по квартплате десятилетней давности, далека от завершения. Потому каждой из 418 тысяч семей, которые получили подобное извещение, стоит разобраться в вопросе и вооружиться некоторыми знаниями. Читать полностью

В Петербурге растет штраф за браконьерство

Инициативу согласовали на заседании комитета по законодательству ЗакСа. Читать полностью
Пустошь как остановка | ФОТО Юрия БЕЛИНСКОГО/ТАСС

ФОТО Юрия БЕЛИНСКОГО/ТАСС

В День памяти жертв политических репрессий, отмечаемый 30 октября, сюда придут петербуржцы. Траурные церемонии пройдут в этот день у Соловецкого камня на Троицкой площади, в саду у Музея Ахматовой, у Феодоровского собора на Миргородской улице и на площади Кулибина. Об увековечении памяти безвинно погибших или пострадавших в годы террора шла речь в петербургском агентстве ТАСС.

В нынешнем году, как напомнил уполномоченный по правам человека в Петербурге Александр Шишлов, исполняется и 25 лет со времени принятия закона «О реабилитации жертв политических репрессий». В нашем городе под его действие подпадают чуть более 11 тысяч человек. Им положено ежемесячное пожизненное пособие, правда, размер его невелик: чуть больше трех тысяч рублей.

Четверть века отмечает и центр «Возвращенные имена» при Российской национальной библиотеке, который издал за это время 13 томов «Ленинградского мартиролога», в которых помянута 51 тысяча репрессированных.

- Готовим четырнадцатый том - о репрессиях в 1934 - 1936 годах, - поясняет руководитель центра Анатолий Разумов. - На этот период приходятся массовые высылки из Ленинграда: так называемый кировский поток, операция «бывшие люди», когда высылали представителей сословий, которым не было места в советской жизни: дворянства, купечества, духовенства, офицерства... Многие из высланных через два года были расстреляны вдали от родного города. Накапливаются материалы и для следующих томов. В них будут помянуты те, кто был репрессирован в 1924 - 1933 годах, 1939 - 1953 годах, а также во время Гражданской войны и первых лет нэпа.

В августе прошлого года правительство России приняло концепцию государственной политики по увековечению памяти жертв политических репрессий, хотя первоначально речь шла о федеральной программе. В минувшем феврале была сформирована межведомственная группа по воплощению этой концепции. От нашего города в нее вошли Александр Шишлов, писатель Даниил Гранин, директор Государственного Эрмитажа Михаил Пиотровский и протоиерей Владимир Федоров. В центре внимания - сооружение памятника жертвам политических репрессий в Москве на проспекте Сахарова.

Напомним, проект уже принят: он выиграл на конкурсе, организованном правительством Москвы. Это шестиметровой высоты бронзовый барельеф длиной 32 метра, изогнутый в виде подковы. За ним - нечто вроде «плачущих камней».

- Боюсь, что установка этого памятника может затянуться надолго, - сетует Разумов, участвовавший в жюри. - Его сооружение оценивается в 480 миллионов рублей. Правительство Москвы выделило примерно треть. Предполагается, что все остальное составят пожертвования. Говорят: пусть народ по копейке несет. А если не донесет? Времена-то сложные...

Впрочем, есть и позитивные сдвиги. По решению межведомственной группы, места захоронений жертв репрессий под Москвой и Петербургом, соответственно, Бутовский полигон и Левашовское кладбище, номинированы для признания памятниками ЮНЕСКО. Кроме того, КГИОП признал Левашовскую пустошь объектом культурного наследия регионального значения в статусе «достопримечательного места». Зафиксировано официальное название - Левашовское мемориальное кладбище.

По словам Разумова, последствия не заставили себя ждать. У входа на кладбище появился информационный стенд, который не удавалось поставить полтора десятка лет. Переименована и остановка общественного транспорта рядом с кладбищем. Прежде она называлась «Клуб» - по культурному учреждению расположенной рядом воинской части, теперь - «Левашовская пустошь». Летом была отреставрирована звонница на кладбище. Кроме того, наконец-то, по утвержденному КГИОП положению, на погосте разрешили установить часовню ...

Как подчеркнул Александр Шишлов, нерешенным остается вопрос с захоронением останков жертв красного террора, найденных археологами у стен Петропавловской крепости, и установкой там памятного знака. Как и вообще мемориализация подобных мест. Ведь Левашово - единственное признанное место захоронения жертв репрессий в нашем городе и регионе. Остальные хотя и известны, но официально никак не увековечены. Ковалевский лес, Койранкангас под Токсовом... На кладбище Памяти жертв 9-го января тоже хоронили расстрелянных, а на Богословском - умерших в тюрьмах.

- Все, что нам сегодня известно, исследователи обнаружили в конце 1980-х годов, - говорит Разумов. - Дальше нам продвинуться не удалось. Архивы ФСБ и МВД не раскрывают свои тайны. Во многих регионах места массовых погребений до сих пор не рассекречены. К примеру, по документам известно, что под Новгородом в тайном месте были похоронены полторы тысячи человек, под Боровичами - более пятисот. Но могильники до сих пор не найдены. Как и под Архангельском, Ивановом, Вологдой...

Замдиректора Фонда исследования проблем новейшей истории Кирилл Болдовский считает, что сегодня тема репрессий - в основном прерогатива энтузиастов, ведущих поиск в архивах на свой страх и риск. Чтобы эти исследования велись систематически, а их результаты были доступны широкой публике, России нужно нечто вроде национального института памяти.

- Серьезные книги не доходят до массового читателя. Загляните в любой книжный магазин - вы увидите массу апологетической литературы о сталинском времени, причем совершенно ненаучного характера, - пояснил Болдовский.


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook