Главная городская газета

Пупкин вместо Пушкина

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Общество

Василеостровская эпопея или строительство идет со скрипом

Смольный озвучил ряд замечаний в адрес компаний, осваивающих намыв на западе Васильевского острова. С момента начала стройки городские власти регулярно выражают недовольство процессом. Читать полностью

Автомагистраль в интересах животного мира

Что такое экодук и как он связан с миграцией лосей? Читать полностью

В Петербурге и Ленобласти оценили экологическое состояние водоемов

Специалисты проанализировали водостоки за первый квартал текущего года. Подробнее о результатах исследования - в нашем эксклюзивном материале. Читать полностью

Черное море осталось без круизов

В навигацию 2018 года морской пассажирский порт Сочи, скорее всего, не примет ни одного круизного лайнера. Причину сложившейся ситуации выясняли «СПб ведомости». Читать полностью

Как меняется отопление в котельных на Саперной

Саперная улица находится в Пушкине. Несколько дней назад она стала центром важных показательных событий, характеризующих тепловую инфраструктуру города. Подробности – в нашем материале. Читать полностью

Сел и поехал. Петербург как «Умный город»

В Северной столице прошел «круглый стол», посвященный требованиям к территориям будущего «Умного города». Как выяснилось, от красивых теорий до реальной практики - огромная дистанция. Читать полностью
Пупкин вместо Пушкина | ФОТО Vladimir Melnikov/shutterstock.com

ФОТО Vladimir Melnikov/shutterstock.com

12.05.2015 зарегистрирован и направлен председателю Государственной думы РФ законопроект «О внесении изменений в федеральный закон «Об образовании в Российской Федерации» – законопроект о единых учебниках русского языка, литературы, истории и математики. О математике и истории скажут специалисты – о русском языке и литературе не могу не сказать, поскольку преподавала всю жизнь и потому понимаю, о чем речь и каковы могут быть последствия принятия закона.

Итак, на протяжении 3,5 – 4 лет должна быть создана и введена в употребление «общая линейка базовых учебников» по названным предметам. Общая и обязательная для всех школ страны, среди которых пока еще есть как школы обычные, так и с «углубленным изучением» разных предметов, а еще специализированные – коррекционные школы разных видов и школы с этническим компонентом. Для всех одинаковые учебники?

Эти единые учебники должны строиться лишь на «общепризнанных знаниях» и стандартах. Но даже правила орфографии со временем меняются – о каких общепризнанных и неизменных знаниях по литературе может идти речь? Пушкин – поэт. Безусловно. Даты рождения и смерти тоже никто не подвергает сомнению. Но все, что касается произведений, Пушкина ли, Толстого или Маяковского, любого настоящего писателя или поэта – пространство интерпретаций. Любое литературное произведение каждый читающий воспринимает и понимает по-своему.

Но стандарт – самое любимое слово авторов нового документа – не предполагает разночтений. Литература как предмет, учивший читать – чувствовать, думать, осознавать себя в неповторимой индивидуальности, при таком подходе просто исчезает. Да, в советской школе были единые учебники, но какой же уважающий себя учитель по ним учил... Было святое требование текста произведения на каждой парте. А уж на кого из литературоведов или методистов учитель опирался при чтении-изучении того или иного автора или книги, было производным его личной компетентности и культуры.

Новые учебники должны быть построены «на единой методической и дидактической основе», они должны отвечать «единым психолого-педагогическим подходам» и использовать «общую структуру изложения материала, а также методические рекомендации для педагогических работников». Авторы законопроекта в спешке явно пропустили слово: следовало написать «единые методические рекомендации». Если уж рушить, так до основания: отказались от литературоведения – и методику преподавания литературы туда же. У методистов же, как и у литературоведов, – разные концепции, разные пути анализа и приемы изучения произведений. А ведь была еще методика преподавания русского языка. И многие наши знаменитые лингвисты ею занимались, предлагая свои, как нетрудно догадаться, тоже разные пути постижения богатства родной речи...

По новому проекту, никаких разных путей. Потенциальным вольнодумцам даже не пальчиком грозят, а вполне серьезно предупреждают, чтобы ни-ни. Это раньше учитель мог работать по учебнику, а мог и другими источниками пользоваться и пользовать, дети могли учебник читать или сразу забросить куда подальше. Нынче – никаких разговорчиков в строю.

Единые учебники являются «обязательными для использования в процессе обучения». И проследят за этим обязательным использованием трижды: сначала, проверяя «рабочую программу» учителя, в которой должны быть расписаны в подробностях все уроки года наперед со всеми видами деятельности и всеми домашними заданиями; потом по классному журналу, записи в котором должны день в день и час в час совпадать с рабочей программой, сданной в августе; а потом еще по электронному журналу, который, ясное дело, должен обычному и рабочей программе неукоснительно соответствовать. А писать в журнале одно и делать совершенно другое, как в кажущиеся теперь благословенными советские времена, в действующей системе координат и проверок не получится. Да и гнусно это вранье, и перед детьми стыдно – они же все видят и понимают.

Если же не врать... Я как-то попала на урок литературы, темой которого был петербургский период творчества Пушкина и на котором не прозвучало ни одной строчки поэта. Ни эпиграмм, ни дружеских и сатирических посланий, ни любовных стихов – совсем ничего. Сорок пять минут читали и разбирали параграф учебника – более муторного и бессмысленного урока я за долгие годы в школе не видела. Неужели это тот идеал, к которому стремятся авторы проекта?

Похоже, что так, поскольку в той же «Пояснительной записке» русским по белому написано: «Учебник является основным источником самостоятельного изучения учащимися учебных дисциплин и вспомогательным источником для подготовки в семье». Ну вот, маленький, но просвет: в семье можно и что-нибудь другое почитать, важно только, чтобы не противоречило «ключевому элементу», а то нехорошо может получиться на уроке или экзамене, который должен быть приведен в точное соответствие с содержанием учебников.

Понятно, что писать такие учебники для такого использования настоящие ученые, любящие свою науку, понимающие своеобразие предмета, уважающие себя, имеющие научные и человеческие принципы (еще одно уходящее слово), не согласятся. Значит, напишут те... кто напишет. И работать в школе останутся те, кто готов изучать Пупкина вместо Пушкина, те, кто на все согласен, поскольку больше ничего не может и не умеет. Бесчисленное число раз уже писали и говорили, что учитель – профессия творческая, а творчество и свобода – понятия неразделимые. Некоторые из самых лучших, ярких, талантливых и известных учителей литературы в интернет-обсуждении нового законопроекта уже написали, что в случае его принятия будут вынуждены уйти из школы.

Я не знаю, что могут и должны сделать люди, озабоченные судьбой родного языка, любящие литературу, думающие о подлинном образовании своих детей и внуков, но что-то делать надо. Чтобы законопроект не стал законом.


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook