Главная городская газета

Провал последнего блицкрига

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Общество

Как вытащить «девицу» из ее «темницы»?

Посеять морковку - дело недолгое. А вот процесс выращивания зачастую сопряжен с проблемами. Как их избежать, рассказывает автор «СПб ведомостей». Читать полностью

Садовый эстет с вредным характером

Этот жук похож на майского, цветом «зеленый металлик». И название у него приятное - бронзовка золотистая. Правда характер оставляет желать лучшего. Читать полностью

Три уровня заботы для цветущего сада

Как сохранить домашний сад здоровым? Легко - стоит лишь постоянно соблюдать 3 важных условия. Читать полностью

Цветник своими руками

Хотите красивый цветник с долговечной композицией? Автор «СПб ведомостей» рассказывает, как воплотить эту мечту в жизнь. Читать полностью

Петербург представил облик современной библиотеки

В северной столице состоялся архитектурный конкурс «Арт-резиденция». Первое место было по праву присуждено самому достойному. Читать полностью

Музея нет, но копий сломано немало

Продолжаются споры вокруг нового музея на Смольной набережной. В сути вопроса постарались разобраться «СПб ведомости». Читать полностью
Провал последнего блицкрига | Фото сайта www.WAR.THUNDER<br>Самые драматичные эпизоды на европейском театре военных действий американцы пережили в Арденнах. Фото декабря 1944-го — января 1945 г.

Фото сайта www.WAR.THUNDER
Самые драматичные эпизоды на европейском театре военных действий американцы пережили в Арденнах. Фото декабря 1944-го — января 1945 г.

Семьдесят лет назад на Западном фронте развернулось сражение, которым нацистская Германия в очередной раз пыталась переломить ход войны: 16 декабря 1944 года вермахт начал наступление в Арденнах. Оно получило кодовое наименование «Стража на Рейне». Через девять дней наступление закончилось сокрушительным провалом. О том, как разворачивались события и какие последствия они имели для союзников, вермахта и Красной армии, мы говорим с доктором исторических наук профессором Санкт-Петербургского госуниверситета Владимиром БАРЫШНИКОВЫМ.

– Владимир Николаевич, что предшествовало битве в Арденнах?

– К началу осени 1944 года союзники разгромили немецкие войска во Франции и имели реальную возможность вступить на территорию Германии. Однако во вторую неделю сентября 1944 года мощное наступление союзной армии неожиданно остановилось. Это «чудо для немцев» было связано с тем, что командующий американскими войсками генерал Дуайт Эйзенхауэр был достаточно осторожным и не мог не видеть, что войска серьезно оторвались от баз снабжения и тыла. В результате на Западном фронте возникла передышка. Этим и попыталось воспользоваться германское командование, чтобы предотвратить катастрофу, которая была уже очевидной.

Немецкая оборонительная линия Зигфрида, прикрывавшая германскую границу со стороны Франции, фактически не была укомплектована личным составом и не имела артиллерии. К тому же в германской армии на Западном фронте стало расти число дезертиров. Командование стало применять жесткие меры, был даже отдан приказ расстреливать их без суда и сажать в концлагеря их семьи...

К тому времени уже были освобождены Франция и Бельгия, советские войска находились в Восточной Пруссии, Польше, Чехословакии, Венгрии, Австрии. Кроме того, фашистская Германия осталась в этой войне фактически одна, без союзников. Вот в этой ситуации в ставке Гитлера и принимается решение о подготовке контрнаступления, поскольку без решительных действий радикально изменить ситуацию было уже невозможно.


– Гитлеровское руководство прекрасно понимало, что исход войны близок...

– ...Да, но надеялось хотя бы достойно выйти из нее. Для германского руководства сложилась крайне необычная ситуация. Объективно говоря, со времен Наполеона никогда немецкие солдаты не защищали свою землю: они всегда воевали за ее пределами, в завоевательных походах. И с тех же пор ни один солдат противника не ступал на германскую землю. А теперь Германия была под реальной угрозой захвата. Кроме того, еще со времен Бисмарка войны на два фронта там очень боялись, долго Германия не могла ее выдержать.

На Геббельса, министра пропаганды Третьего рейха, была возложена задача на проведение тотальной мобилизации. В армию призывали юношей в возрасте от 15 до 18 лет и мужчин от 50 до 60 лет. Прочесывались университеты, средние школы, военные предприятия, где работали высококвалифицированные рабочие.


– То есть людских ресурсов у Третьего рейха уже практически не оставалось...

– На фронт бросали последний резерв. В результате в сентябре – октябре 1944 года удалось мобилизовать порядка полумиллиона человек. Но это же новобранцы, и из них надо было делать солдат! Ведомство Гиммлера должно было в короткий срок создать из этих ополченцев 25 боеспособных дивизий. Задача была выполнена: удалось создать даже 36 новых дивизий, то есть восемь армий.

Начальник германского генерального штаба Гальдер назвал их «последним грошом обнищавшего человека». То есть это были не самые лучшие солдаты, хотя моральный дух у них был достаточно высокий, поскольку они были серьезно преданы делу Рейха, а пропаганда говорила о защите священных рубежей Германии.

Возникал вопрос, где предстояло нанести намеченный контрудар: на Восточном или на Западном фронте. Решили наступать на западе.


– На что же рассчитывало нацистское руководство?

– Здесь тоже можно апеллировать к истории. Перед Гитлером был пример Фридриха Великого, который во время Семилетней войны смело атаковал превосходящие силы противника, заставляя расколоться неприятельские коалиции.

Фюрер рассчитывал на подобный же эффект и был уверен, что контрудар может иметь успех только на западе. Действительно, антигитлеровская коалиция была крайне разношерстной, и союз внутри нее выглядел достаточно искусственным: ультракапиталистические США, ультрамарксистский СССР и умирающая империя – Великобритания.

Гитлер делал ставку на то, что коалиция должна дать сбой. Он считал, что если запад столкнется с поражением, то вести переговоры с англичанами и американцами о сепаратном мире будет значительно легче, нежели с Москвой. И тогда уже, когда коалиция будет разрушена, можно будет бросить все силы на Восточный фронт, – проиграть войну, но тем не менее избежать капитуляции.

Гитлер рассчитывал, что если союзники бросят изнуренный войной Советский Союз, то с ним тоже в конечном итоге можно будет договориться и сохранить территорию Германии нетронутой. Но это в случае, конечно, упорного сопротивления немецкой армии на Восточном фронте...

Операцию на Западном фронте предполагалось осуществить, как это было уже испытано в германской военной стратегии, в форме блицкрига. И в том же самом месте, в Арденнах, где он уже приводил к успеху, – на стыке трех государств: Люксембурга, Германии и Бельгии. Отсюда германская армия уже трижды наступала на запад: во время франко-прусской войны 1870 года, в Первую и Вторую мировые войны. Речь шла о том, чтобы повторить этот успех еще раз, мобилизовав для этого максимальное количество усилий. Целью наступления был выход к побережью Ла-Манша, к Антверпену – главной базе снабжения союзных войск. Операция должна была занять семь дней. На острие атаки стояли четыре отборные танковые дивизии.


– Знала ли разведка союзников о готовившемся наступлении?

– Информация о возможном контрударе была, но она была такой же расплывчатой, как в свое время для немцев сведения о подготовке высадки союзников в Нормандии. Таким образом, для англо-американских войск наступление вермахта в Арденнах оказалось неожиданностью. Главный вопрос, которым задались в штабе американской армии: откуда в Арденнах появилось такое огромное количество немецких войск?

В первые дни наступления в штаб американской армии шли сообщения о паническом отступлении, о частях, попавших в окружение, о дорогах, забитых гражданскими беженцами, что создавало леденящую картину мощного удара. Кроме того, немцы хорошо подготовились к серьезным диверсионным действиям в тылу союзников: эсэсовцы, переодетые в форму американской военной полиции, создавали хаос и неразбериху.

Но тем не менее поставленную задачу блицкрига немцы решить не смогли: они не дошли за семь дней до Ла-Манша. Американская группировка была сильной, по численности не уступавшей немецкой. И уже к 25 декабря немецкое наступление было остановлено.


– Как реагировало на контрудар немцев командование Красной армии?

– Надо учитывать, что в это время уже начиналась определенная гонка за то, кто первым войдет в Берлин: Красная армия или союзники. Но при этом они были нашими союзниками, которым надо помогать. В январе 1945 года к Сталину обратился Черчилль, написав буквально следующее: «Я буду благодарен, если вы сможете сообщить мне, можем ли мы рассчитывать на крупное русское наступление».

Сталин ответил, что, учитывая положение наших союзников, верховное главнокомандование решило открыть широкое наступление против немцев по всему центральному фронту. Оно уже готовилось, должно было начаться в 20-х числах января, но в результате началось раньше – 12 января. В начале февраля мы форсировали Одер и находились уже в 60 километрах от Берлина. А союзники при этом были в 500 километрах от германской столицы. И это был очень важный политический момент.


– Что можно считать итогами битвы в Арденнах?

– К концу января немцы были отброшены на те позиции в Арденнах, с которых начали наступать. Раскола коалиции, на который рассчитывал Гитлер, не произошло. Правда, немцы и дальше не оставляли надежд на сепаратный мир с союзниками, и после смерти Рузвельта, случившейся 12 апреля 1945 года, у Гитлера появились очередные надежды на то, что можно будет вбить клин между СССР и союзниками. Ведь пришедший на смену Трумэн был достаточно жестко настроен по отношению к Советскому Союзу...

Еще один итог: из-за битвы в Арденнах союзники потеряли пять недель – вместо наступления им пришлось обороняться. Американским войскам нанесли самый большой урон за все время сражений в Европе. Немцы разгромили две американские пехотные дивизии, нанесли серьезный удар еще десяти. Но и вермахт понес серьезные потери в Арденнах. Но если для союзников они были восполнимы, то для Германии – уже нет.

Исход битвы в Арденнах повлиял на международные отношения. На Ялтинской конференции в феврале 1945-го Советский Союз выступал уже как государство, которое обладает самой сильной армией и может диктовать свои условия. И в результате все решения Ялты, в том числе и по польскому вопросу, были в пользу СССР. Если бы запад в ходе битвы в Арденнах не обратился к Советскому Союзу за помощью, а продолжал вести успешные наступательные бои в Германии, то решения Ялтинской конференции были бы несколько иными. А ведь именно эта встреча союзников определяла послевоенное будущее Европы.


– То есть, как бы цинично это ни звучало, итогом битвы в Арденнах можно считать выгодное для нас ослабление союзников?

– Я бы не стал так утверждать. В тот период в Москве все-таки еще не предполагали, что Великобритания и США вскоре станут нашими политическими противниками в холодной войне. Если бы Сталин думал о том, что мир так расколется, то, смею вас уверить, советские войска не были бы в сентябре 1945 года выведены из Норвегии, в декабре из Чехословакии и в апреле 1946 года из Дании. Также не покинули бы они и Югославию. В принципе в СССР тогда рассчитывали, что после окончания войны сумеют договориться с союзниками. И их текущие неудачи на Западном фронте не сулили ничего хорошего. Тогда стояла главная задача – победить общего врага.


НАША СПРАВКА

К началу наступления в Арденнах вермахту удалось достичь некоторого перевеса в технике: его войска насчитывали 1800 танков против 1300 танков и 182 самоходных противотанковых орудий у союзников, 1900 артиллерийских стволов против 394. В ходе битвы в Арденнах потери американской армии составили 19 000 убитыми, 47 500 ранеными, 23 000 попавшими в плен или пропавшими без вести, британской – 200 человек убитыми, 1200 ранеными и пропавшими без вести. Вермахт потерял убитыми, ранеными или пропавшими без вести 67 200 человек.

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook