Главная городская газета

Предостережения Ломброзо

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Общество

Василеостровская эпопея, или строительство идет со скрипом

Смольный озвучил ряд замечаний в адрес компаний, осваивающих намыв на западе Васильевского острова. С момента начала стройки городские власти регулярно выражают недовольство процессом. Читать полностью

Автомагистраль в интересах животного мира

Что такое экодук и как он связан с миграцией лосей? Читать полностью

В Петербурге и Ленобласти оценили экологическое состояние водоемов

Специалисты проанализировали водостоки за первый квартал текущего года. Подробнее о результатах исследования - в нашем эксклюзивном материале. Читать полностью

Черное море осталось без круизов

В навигацию 2018 года морской пассажирский порт Сочи, скорее всего, не примет ни одного круизного лайнера. Причину сложившейся ситуации выясняли «СПб ведомости». Читать полностью

Как меняется отопление в котельных на Саперной

Саперная улица находится в Пушкине. Несколько дней назад она стала центром важных показательных событий, характеризующих тепловую инфраструктуру города. Подробности – в нашем материале. Читать полностью

Сел и поехал. Петербург как «Умный город»

В Северной столице прошел «круглый стол», посвященный требованиям к территориям будущего «Умного города». Как выяснилось, от красивых теорий до реальной практики - огромная дистанция. Читать полностью
Предостережения Ломброзо | Мигрантские бунты сегодняшнего Парижа как будто пришли к нам из позапрошлого века. ФОТО Julien Mattia/NURPHOTO via ZUMA WIRE

Мигрантские бунты сегодняшнего Парижа как будто пришли к нам из позапрошлого века. ФОТО Julien Mattia/NURPHOTO via ZUMA WIRE

Услышав имя Чезаре Ломброзо, едва ли не каждый из наших юристов и борцов с криминалом презрительно хмыкнет: ну конечно, это тот самый, который преступников определял по черепам. Да, действительно, известный в ХIХ веке итальянский врач-психолог прославился как родоначальник антропологического направления в криминологии и уголовном праве. Основной мыслью его стала идея о прирожденном преступнике. Теория эта научным миром развенчана и заклеймлена как античеловечная. Обращаются к ней сегодня лишь узкие специалисты. Ломброзо, однако, оставил после себя много других трудов, незаслуженно забытых благодаря его подмоченной репутации.

Насильники любят тепло

Книга «Преступление» написана в 1899 году, через год была переведена на русский язык и издана в России, а переиздана лишь в 1994-м. В ней - ни слова какой-либо антропологической «ереси». Чисто социологическое исследование: на основе колоссального объема статистических данных, полученных по обе стороны Атлантики, исследуется зависимость уровня и характера преступности от множества самых разнообразных факторов.

Вот, например, влияние климата. «В холодных странах... человек, пополняя недостаток тепла огромным количеством углеводов, заключающихся в пище его, расходует свои силы в ущерб частной и общественной деятельности. В силу этого... и объясняется замечательное спокойствие и кротость жителей полярных стран. Доктор Rink описывает некоторые эскимосские племена до того миролюбивые, что на их языке нет даже слов для выражения брани и ругательств: самой большой реакцией на обиду является у них молчание».

Теплый же климат, напротив, расслабляет, и потому южане «большей частью ловкие плуты». В странах же с умеренным климатом преступность растет именно в теплое время года. Есть, однако, нюансы - политические преступления как в Европе, так и в США большей частью совершаются летом (в России, однако, почему-то в апреле), зато зимой наблюдается пик преступлений против собственности. Изнасилования же и преступления против чести четко привязаны к теплым временам года.

Есть ли такая статистика сегодня? Признаюсь, слышать об этом не приходилось. Между тем подобные данные, думается, были бы небесполезны для правоохранителей-практиков, ибо позволяют спрогнозировать преступные проявления и, соответственно, принять профилактические меры и спланировать расстановку сил.

Между тем Ломброзо идет дальше, вторгаясь уже в сферу социальную. Он приходит к выводу, что есть факторы, ослабляющие влияние климата и даже уничтожающие его. Прежде всего это... условия питания населения. Индикатор уровня благосостояния - цена на хлеб. По мере ее падения уменьшаются преступления против собственности и увеличиваются преступления против личности - поджоги, драки, убийства. Объяснение простое - дешевизна хлеба ведет к злоупотреблению спиртными напитками.

Четко прослеживается и рост количества половых преступлений. «Голод заглушает половые инстинкты, в то время как довольство и изобилие, напротив, возбуждают их. Недостаточное питание побуждает к воровству, а чрезмерное, ослабляя воровство, благоприятствует изнасилованиям».

И далее: «...Благосостояние, когда оно достигает значительной степени, служит часто не тормозом, а, напротив, двигателем преступлений». Выводы эти, думается, сегодня тоже могли бы стать поводом для размышлений. Как меняется структура преступности в обществе потребления? Наверняка ученые-криминологи думают об этом, но результатов их исследований мы не видим ни в законодательных актах, ни в работе правоохранителей.

Впрочем, есть у Ломброзо оценки, сегодня кажущиеся нам банальными. Хотя в то время они, возможно, были откровениями. Речь о влиянии на преступность алкоголя и наркотиков. Статистика неумолима: во Франции ХIХ века все пики преступлений против личности четко привязаны ко времени сбора урожая и к урожайным годам. Самые «преступные» департаменты - те, где больше пьют вина. В Голландии 80% всех преступлений - на почве злоупотребления вином, в Швеции - 75%.

Между тем есть место на Земле, где вообще не совершается никаких преступлений. Это североамериканский городок Сен-Джонсбюри, «населенный большим количеством рабочих». Так вот, там спиртное запрещено вообще и продается только в аптеках по рецепту врача.

Выводы Ломброзо, касающиеся наркотиков, также не оставляют сомнений. «Курильщики опиума отличаются... наклонностью к убийству и самоубийству. У морфинистов наблюдается притупление умственных способностей, страсть ко лжи и наклонность к преступлениям против нравственности и убийству». Далее следует ряд жутких примеров. Но, как показала история, человечество на это должным образом не отреагировало.

Ученье - свет?

Автора книги интересует и общечеловеческий аспект: как цивилизация влияет на преступность? Ставший в свое время сенсацией вывод Руссо о том, что общественный прогресс ведет к падению нравственности, Ломброзо подкрепил наукой. Анализируя статистику преступности за столетие, он уверенно констатирует: «...Прогресс цивилизации, увеличивающей до бесконечности потребности и желание современного человека, а с другой - накопление богатств, дающих возможность удовлетворять возбужденные чувства, ведут к тому, что... количество преступников против собственности и нравственности в тюрьмах постоянно увеличивается».

Указанные виды преступлений Ломброзо относит к «эволюционным» в отличие от «атавистических» (убийства, разбои, изнасилования и т. д.), доля которых по мере развития общества начинает уменьшаться. Что, собственно, мы наблюдаем и сегодня - во всяком случае в «цивилизованном мире».

Одной из причин роста преступности Ломброзо считает скученность населения. В промышленных центрах глубже зияют социальные язвы, острее имущественные контрасты, там проще скрыться преступнику. В тюрьмах, где концентрируется преступный контингент, «величайшая испорченность окружается ореолом славы, а добродетель считается стыдом», и потому «современная система наказаний ни в коем случае не может влиять на исправление закоренелого преступника». И эти слова, увы, за сто с лишним лет своей актуальности не потеряли.

Отдельный «подвопрос» - влияние образования на преступность. И тут выводы Ломброзо неутешительны: «Образованные люди совершают абсолютно и относительно более преступлений, чем неграмотные». К примеру, в России среди осужденных оказалось 25% грамотных, тогда как во всем государстве их всего 8%. Правда, неграмотные в основном совершают грубые преступления (убийства, грабежи и т. д.), а грамотные - «мягкие» (подлоги, хищения денег и документов и пр.). «Польза и благодетельное влияние просвещения, - замечает Ломброзо, - выступают тогда с особой очевидностью, когда оно широко распространяется по всем классам населения, ибо оно способствует уменьшению преступлений среди малообразованных людей, делая их более мягкими и облагораживая их».

Влияние на преступность наследственности и семейного воспитания для ученого также неоспоримо. Отделить первое (слово «генетика» ему еще неведомо) от второго он, конечно, не может. Но, опираясь на многочисленные статистические данные, показывает: дети преступников и пьяниц с большой вероятностью сами встают на путь порока. Причем часто с самых первых лет жизни.

Среди приведенных им многочисленных примеров самый поразительный - история американской семьи Juke, прослеженная на протяжении семи поколений. Потомство развратника и пьяницы Макса и воровки Ады составило 540 законных и 169 незаконных душ. Из них оказались 200 преступников, 280 нищих и калек, 90 проституток, 400 сифилитиков и 7 павших жертвами убийства. Члены этой семьи провели в тюрьмах в общей сложности 116 лет.

Есть и медицинский аспект проблемы - наследственные патологии. В том числе преступный невроз, наблюдавшийся у той самой семьи Juke. Ломброзо цитирует работу одного из своих коллег - тот обнаружил признаки болезненного вырождения у 46% прямого потомства преступников. Надо ли говорить, что, будь эти слова сказаны сегодня, их автора гневно заклеймили бы радетели гуманизма и политкорректности. Но, может, все-таки не стоит торопиться, самим провести подобные исследования и честно взглянуть правде в глаза?

Лидируют... путаны

Каков же состав криминального контингента? Максимальная активность преступников, делает вывод Ломброзо, приходится на возраст от 15 до 25 лет, а после 40 большую их часть составляют люди с психическими отклонениями. Преступления против нравственности имеют два пика - их совершают люди в возрасте 16 - 25 и 65 - 70 лет (последнее, как считает ученый, в связи со старческой деменцией). Люди зрелого возраста более склонны к случайным и умышленным убийствам, детоубийствам и хищениям, а старики - к соучастию в мошенничествах, поджогах и утайке доверенных вещей.

Примерно 80% преступников - мужчины, но зато женщины лидируют в домашних преступлениях. На их долю приходится 91% всех отравлений, 60% домашних краж, а число детоубийств соотносится с мужскими как 1250:260. Впрочем, если считать преступлением проституцию (а проститутки, заключает Ломброзо, «по своим физическим данным и нравственным качествам сильно напоминают преступников»), то женщины побеждают и «в общем зачете». Неудивительно - например, «в Италии в больших городах публичные женщины составляют от 18 до 33% их общего числа».

«Нравственная извращенность в женщине сказывается... с большей силой, чем в мужчине. В Америке молодые девушки считаются более трудноисправимыми, чем юноши». При этом «замужние женщины совершают меньше преступлений против чужой собственности, нежели незамужние, равно как женатые мужчины меньше холостяков. Но в прочих преступлениях замужние превосходят незамужних».

Не исключено, что сегодня картина выглядит иначе (во всяком случае по доле путан уж точно), но качественные оценки, сделанные опальным ученым, признаемся, выглядят весьма современно.

Но есть у Ломброзо выводы, которые и вовсе могут создать ощущение дежавю. Значительный вклад в преступность, заявляет он, дают мигранты. В частности, во Францию их ежегодно прибывает 1,2 миллиона человек. И они совершают в четыре раза больше преступлений, чем коренные французы! «Максимум убийств наблюдается в департаменте Устьев Роны, являющемся центром наиболее значительной иммиграции, достигающей в год 50 тысяч человек (преимущественно итальянцев)». В Марселе «наибольший контингент убийц и воров дают именно приезжие». Аналогичная картина и по ту сторону океана: в США «наибольшая преступность наблюдается в тех штатах, на которые приходится более всего иммигрантов». Из 49 тысяч человек, в разное время арестованных в Нью-Йорке, приезжих оказалось 32 тысячи.

Все это относится и к внутренней миграции. Через французскую провинцию Сен-Годен, пишет Ломброзо, ежегодно проходят множество странствующих купцов, и среди них - огромный контингент мошенников, насильников и убийц. Число этих преступлений за 50 лет возросло почти в 8 раз. А департамент Крезе стал одним из лидеров преступности «именно благодаря ежегодной иммиграции в него, достигающей 45 тысяч человек».

Как видим, тревожный колокол начал бить еще сто с лишним лет назад. Но его, увы, почему-то никто не услышал.

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook