Главная городская газета

Полный света «Карандаш»

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Общество

История неожиданного путешествия из Сочи в Ноябрьск

На днях стало известно о приключениях одного из пассажиров российской авиакомпании, которого по ошибке отправили в другой город. Как так получилось? Читать полностью

Красноднев, лилейник, гемерокаллис: цветок-универсал

Среди множества садовых цветов-многолетников есть «универсал» - лилейник, он же красноднев. И куст у него нарядный до самой осени, и листья живым «фонтаном» растут, и цветки один за другим расцветают. На одном месте живет много лет и ухода особого не требует. Читать полностью

Как справиться с перепадами давления в самолете

Наш автор столкнулась с неприятностями при путешествии. Мы спросили у специалиста, как справиться с перепадом давления в самолете. Читать полностью

В поисках нитратов

«Овощи со своего огорода - значит без нитратов. Травить себя «химией» никто не будет», - полагают большинство из нас. И ошибаются... Что становится причиной «занитраченности»? Читать полностью

Жимолость съедобная: уход, польза, посадки

Многие садоводы уже выращивают новую садовую культуру - жимолость съедобную. Однако этот ягодный кустарник все еще не слишком широко распространен в северных садах. Почему? Узнаем подробнее. Читать полностью

Онкология в Петербурге: возможно ли бесплатное лечение?

Мы узнали о возможностях лечения рака в Северной столице. Оказалось, что в городе сложилась уникальная ситуация - онкологических коек открыто больше, чем надо. Читать полностью
Реклама
Реклама
Полный света «Карандаш» |

«В одном из наиболее красивых мест Каменноостровского проспекта, близ того места, где ветви могучих деревьев лицейского сада бросают мягкие и прохладные тени летом и покрываются волшебным инеем зимой, в течение всего двух лет вырос громадный новый светлый дом», – в таких поэтических выражениях было отражено в 1913 г. на страницах журнала «Зодчий» появление в Петербурге на Каменноостровском пр., 26 – 28, доходного дома Первого российского страхового общества, построенного коллективом архитекторов «круга Бенуа».

Строительству предшествовал солидный архитектурный конкурс, где премии за лучшие проекты исчислялись тысячами рублей – немалые деньги по тому времени. Боровшиеся за призовые места конкуренты предложили разнообразные планировочные решения, стремясь приблизиться к оптимальному выполнению главного пункта конкурсной программы – добиться наиболее выгодной застройки, не пожертвовав при этом требованиями гигиены.

В выигрыше оказались архитекторы, сумевшие спроектировать максимально протяженный периметр стен, освещенных естественным светом. «Безусловно, лучшее освещение и больше воздуха могут иметь комнаты, выходящие на проспект или на широкие парадные дворы», – подчеркивали члены конкурсного жюри. Фасады также поражали многообразием: и «северный модерн», и «спокойные формы итальянского ренессанса», и фасады «в английском стиле», и в «современном ампире»...

Одну из самых удачных планировок предложил А. Л. Лишневский, выставивший проект под девизом «Карандаш». Он задумал прорезать участок на всю его стометровую глубину внутренним проездом с ударным акцентом в виде глубокой экседры у межевой границы. Относительно его работы конкурсное жюри заключило: «Прием этот хорош обилием света; кроме того, им достигается выгодное впечатление в смысле грандиозности застройки. С улицы видна вся глубина участка с парадным двором посередине, с декоративной обработкой стены в глубине участка в виде ниши, что дает интересный фон в глубине двора».

При взгляде на опубликованные в «Зодчем» чертежи возникает ассоциация, например, с двором Бельведера – ренессансного ансамбля XVI века, входящего в состав папского дворца в Ватикане. Здесь полукруглая ниша, расположенная точно по оси симметрии ансамбля, замыкает перспективу, служит ее доминантой. С такой же целью применил экседру (нишу) в своем проекте Лишневский.

Архитектору удалось создать проект, выигрышный не только с художественной точки зрения. Он предложил планировку с самой большой по сравнению с другими проектами длиной периметра стен, выходящих на проспект или открытый двор. Фактически Лишневский спроектировал два корпуса, конструктивно не связанные друг с другом и разделенные подобием внутриквартальной улицы. Этот подход несколько уменьшил коэффициент застройки, но «сравнительно малая полезная площадь застройки возмещается увеличением цены квартир, имеющих парадные подъезды по длинному периметру открытых дворов».

Возможно, архитектор действительно проектировал проезд в качестве улицы – разумеется, только визуальной, потому что пробить ее насквозь не позволяла градостроительная ситуация. Но идея непременно трактовать проезд как отходящую от Каменноостровского проспекта улицу, вероятно, рассматривалась Лишевским как важный элемент единого архитектурно-художественного пространства. Уже после конкурса, участвуя в обсуждении проблемы расширения и благоустройства этой важной магистрали, Лишневский указал, что одновременно с изменением проспекта необходимо «установить и урегулировать боковые улицы и переулки», так как, по его мнению, «та или иная форма главной артерии должна устанавливаться в зависимости от окружающих ее и прилегающих к ней вспомогательных».

Из всех проектов только «Карандаш» предлагал абсолютно равные по длине лицевые корпуса – в полном соответствии с классицистическими канонами. Этот прием был специально отмечен судейской коллегией: «Фасад прост и красив, притом вполне симметричный». Все другие участники конкурсного соревнования планировали въезд в парадный двор как продолжение Лицейской улицы (ныне ул. Рентгена), тем самым вынуждены были решать проблему несимметричности выходящих на проспект корпусов относительно проезда.

Проект Лишневского выгодно отличала также довольно скупая наружная отделка, не требовавшая вложения значительных средств. Архитектор со всей серьезностью отнесся к требованиям конкурсной программы, которая гласила: «Отделка дома, как наружная, так и внутренняя, должна быть изящной, но без лишних лепных украшений». Почти все окна предложено сделать прямоугольными, что было наиболее рационально. В адрес одного из представленных на конкурс проектов судьи вынесли следующий вердикт: «Изобилие полукруглых окон в доходном доме нежелательно». Не стал Лишневский закрывать ни воротами, ни аркой или колоннадой проезд во двор, тем самым подчеркнув связь внутреннего пространства с проспектом.

«Карандаш» получил вторую премию. Как это во многих случаях происходило на архитектурных соревнованиях начала XX века, в адрес судей посыпались упреки в несправедливости присуждения премий. Подчас такие «петиции», содержавшие и объективную критику проектов, балансировали на грани личных оскорблений, а то и опускались до них. Так, анонимный отправитель, рассматривая архитектурные недостатки работы Лишневского, заострил внимание на «странной форме» детских, и тут же не удержался от «пощечины»: «Видимо автор своих детей не имеет». Возможно, автор этого послания знал, что в семье Лишневского были шестеро детей, и пытался посильнее уязвить его.

«Карандаш» так и остался лишь следом на бумаге, дом построили по другому проекту. Тем не менее знакомство с многообразием идей, одну из которых предложил Лишневский, позволяет современному петербуржцу мысленно менять облик знакомых уголков, обогащая свои знания о городе на Неве, не нанося ему при этом никакого ущерба.


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook