Главная городская газета

Похож ли «внук» на «деда»?

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Общество

Ленобласть: выходные без большегрузов

Движение грузовиков будет ограничено на 23 дорогах 78 региона, где поток автомобилей наиболее интенсивен. Читать полностью

В автобусах Ленобласти к оплате примут «Подорожник»

Вводить новшество планируется поэтапно, до конца текущего года. Каковы детали проекта?
Читать полностью

Гастролер в стаканчике атакует магазины Петербурга

Мороженое в Северную столицу откуда только ни везут - даже из Сибири. И надо понимать, что чем длиннее его дорога к прилавку, тем больше риска купить «неправильный» продукт. Читать полностью

«Меркурий» проследит за молоком?

«СПб ведомости» провели исследование молочного рынка и узнали что связывает штрих-код, шлагбаум и кишечную палочку. Читать полностью

Кто в должниках у ЖКХ, или развод по-петербургски

История с квитанциями, в которых числились долги по квартплате десятилетней давности, далека от завершения. Потому каждой из 418 тысяч семей, которые получили подобное извещение, стоит разобраться в вопросе и вооружиться некоторыми знаниями. Читать полностью

В Петербурге растет штраф за браконьерство

Инициативу согласовали на заседании комитета по законодательству ЗакСа. Читать полностью
Похож ли «внук» на «деда»?  | ФОТО АВТОРА

ФОТО АВТОРА

Доцент кафедры истории и культурологии Санкт-Петербургского государственного морского технического университета кандидат исторических наук Александр ЧЕПЕЛЬ рассказал обозревателю нашей газеты о том, почему в современной архитектуре обязательно найдется место для «винтажных стилей», одним из которых является ар-нуво, в России именуемый модерном.

– Александр Иванович, модерн считают коротким, но ярким эпизодом в жизни петербургского зодчества. Почему он вас заинтересовал?

– В нашу нестабильную эпоху каждый житель мегаполиса ищет гармонию по-своему. Некоторые – путем возрождения прошлого в настоящем. Именно поэтому очень популярны сейчас старинные имена, исторические реконструкции, коллекционирование предметов минувших эпох и попытки вернуть целые архитектурные стили.

Кладезь образцов для подражания – полный противоречий и загадок Серебряный век, который и спустя столетие не теряет своей притягательности. В хитросплетении художественных стилей и течений того времени выделяется архитектура северного модерна, привлекающая своей романтической таинственностью. Развитие этого стиля было оборвано Первой мировой войной и революцией.


– Сейчас есть шанс «допеть песню»?

– В 2008 году победителем конкурса «Связь времен», организованного общественным движением «Живой город», стал жилой комплекс «Северный модерн на Петроградской». Этот дом на Подрезовой ул., 18, построенный по проекту архитектора Евгения Подгорнова, был признан лучшим примером современного строительства в исторической среде северной столицы.

Градостроительная ситуация у проектировщика в данном случае была сродни той, с которой век назад имели дело петербургские зодчие: спроектировать дом на относительно небольшом пятачке городского пространства таким образом, чтобы домовладелец получил максимальный доход. И тогда, и сейчас эта задача зачастую решалась путем насколько возможно плотной застройки участка. Новое здание на Подрезовой без остатка заполнило лакуну в линии застройки неширокой улицы, разместившись строго по «красной линии». Возвышающиеся над соседними постройками брандмауэрные стены дополняют картину, навевая воспоминания о правилах строительства прежних времен.

По информации, размещенной на Санкт-Петербургском информационном портале «Горзаказ», отправным мотивом для архитектора послужил соседний дом с клинчатым, стрелообразным входом. Речь идет о доходном доме петербургского ремесленника Карла-Эдуарда Дидви на Подрезовой ул., 20, построенном в 1912 году. Автором проекта и «техником, наблюдавшим за постройкой» был Ипполит Претро. Таким образом, в этом случае архитектор контролировал процесс строительства на всем его протяжении – от составления проекта до его осуществления в натуре. Заметим, что за свое вековое бытование дом Дидви утратил энергичный силуэт, создававшийся высоким мансардным ярусом и остроконечным щипцом. Сейчас столетний дом увенчан нехарактерным для модерна карнизом – прямым как стрела.


– И эксперимент удался?

– Разрабатывая проект, Евгений Подгорнов вдохновился образом сохранившегося в доме Дидви килевидного портала – напоминавшего по форме киль корабля. Архитектор вознес массивный щипец подобного рисунка над карнизом, и силуэт современного дома получил экспрессию, утраченную его соседом на каком-то этапе своей долгой жизни. В перекличку вступают и окна стоящих плечом к плечу домов. Сложные по форме проемы оснащены мелкой расстекловкой – характерная примета северного модерна. Асимметричное расположение объемов нового дома также приближает его к соседнему образцу.

Однако полноценному воплощению проекта помешало низкое качество строительных работ. Едва «Северный модерн на Петроградской» был сдан в эксплуатацию, с него стала сходить штукатурка. У архитектора были задуманы свойственные стилю элементы орнамента – резные совы и пр. Однако на входе поставили металлопластиковую дверь; не хватило денег даже на то, чтобы облицевать первый этаж гранитным околом. По-бутафорски выглядит отделка нижнего этажа светлым «под камень» материалом.


– Почему именно северный модерн привлекает современных архитекторов?

– Этот стиль до сих пор вызывает восторг не только новаторскими приемами планировки, мастерским сочетанием архитектурных масс и богатым силуэтом. Немалую долю

своей привлекательности здания северного модерна получали от высочайшего качества материалов, применявшихся при их постройке и отделке. Тут все зависело от состоятельности домовладельца.

Есть дома, фасады которых оснащены каменным покрытием – то это светлый и мягкий мыльный камень; то серый, как петербургское небо, несокрушимый гранит. В случае с домом Дидви применено относительно дешевое покрытие – штукатурка «под шубу». Какой бы материал тогда ни использовали, его атрибутом была долговечность. В периодике столетней давности мастера-отделочники наперебой рекламировали свои услуги, с гордостью помещая в объявлениях адреса домов, к облику которых они приложили руку. Затевавший строительство домовладелец или архитектор мог подойти к построенному зданию и убедиться в качестве работ – и мастер получал очередной заказ.


– Выходит, современные архитекторы могут работать в классических стилях, а вот нашим строителям подобные реконструкции чужды...

– Проблема эта не нова. Обратившись к реалиям советской архитектуры 1930-х годов, увидим похожую картину. Ленинградский архитектор А. Л. Лишневский, к примеру, высказался тогда: «Самый прекрасный проект нам не гарантирует, что будет хорошая постройка». Вспоминая дореволюционные времена, архитектор говорил, что и тогда нередко целью подрядчика было «сделать поскорее и похуже», но архитектор был вправе не принять работу – и нерадивый подрядчик оставался у разбитого корыта. Таким образом, тогда архитекторы «сами проектировали и сами строили».

Вот где таится корень зла. Вероятно, если бы в наши дни сложилось положение дел, при котором архитектор имел возможность и заинтересованность вести свою постройку от проекта до снятия лесов – как художник пишет картину от начала до финального штриха, – то в Лету канули бы случаи, о которых упоминал в те же 1930-е годы архитектор Д. А. Крыжановский: «Иногда прямо не узнаешь своей постройки, стараешься от нее отвернуться».


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook